9+

Наверное, каждый человек, хоть немного интересовавшийся военной историей, рано или поздно задумывался: почему в тяжелой или полутяжелой кавалерии не снабжали доспехами коней? Конский доспех, вполне себе существовавший в «рыцарские» времена, практически уходит уже в XVI веке. Более того, даже в помянутые «рыцарские» времена он был далеко не у каждого рыцаря.

Получается парадоксальная ситуация: бронированный по самое не могу всадник, в доспехах, способных выдержать чуть ли не пулю в упор (по крайней мере, пистолетную), восседает на ничем не прикрытой лошади. И не просто восседает — ходит на ней в лобовые атаки на пикинерский строй. И зачастую — успешно ходит.

Хотя, казалось бы, это невозможно — на пики должна напороться в первую очередь лошадь. Ее грудь и шея ничем не защищены. Однако пикинеры с упорством суицидников целят, как правило, в бронированного всадника. Ответ на этот вопрос нашел Максим Звягинцев, специалист по конному фехтованию.

Итак…

Такую картину — атаки во всадника — рисуют нам фехтбуки, в частности, псевдо-Петера фон Данцига и Пауля Гектора Майра. То же самое мы видим на батальных полотнах — например, здесь:

Всадник в доспехах  атакует на полном галопе, набрав колоссальную кинетическую энергию. Однако пикинеры, вместо того чтобы самым логичным способом наставить пику в грудь коню, зачем-то целятся в живот всадника. Закрытый панцирем.

В частности, о кирасирах в книге «Animadversions of Warre» (1639 год) Р. Вард писал:

« … их полное вооружение эффективно, чтобы защищать от тычков пик; чтобы лучше прорываться среди них.»

И они прорывались. Как, например, и крылатые гусары, которые во время Потопа довели шведов до того, что те вообще отказались принимать открытые сражения — так, переползали от укрепления к укреплению. Примеров тому достаточно много, хотя, справедливости ради, надо отметить, что и свидетельства атаки пехотной пикой в коня, а не во всадника есть. Но их значительно меньше.

Логичного обоснования сему феномену в ренессансных источниках почти нет. Людям того времени это казалось совершенно очевидным — колоть надо человека, а не животинку. А вот в 1915 году, перед очередным восстанием в Ирландии, когда ирландскому народу раздавали пики (за острым недостатком нормального оружия), для свежеиспеченных пикинеров выпустили своего рода наставление по работе с пикой, в котором говорилось:

Наиболее очевидная и ближайшая к руке цель – это грудь коня, однако это вовсе не лучший выбор. В первую очередь, если конь будет поражен настолько серьезно, что рухнет на землю, он упадет вперед на оружие и вырвет его из рук пикинера, и в тот же миг всадник – кавалерист любого рода сможет очень просто соскользнуть с седла, выхватив карабин, и причинит значительные потери. С другой стороны, если конь будет только легко ранен и не упал, он бешено рванется вперед и приведет противостоящие ему шеренги в беспорядок, в каковом случае пикинеры немедленно будут затоптаны скачущими следом кавалеристами.

(с) «The Irish Volunteer» (выпуск от 03.07.1915 г.

Проще говоря, схема такая. Пикинер поражает налетающего на него с размаху, на галопе, коня. Если рана фатальная, конь падает… На твою пику и на пики твоих товарищей, стоящих в плотном строю. И ломает их. Вы оказываетесь без оружия. Всадник, возможно, тоже гибнет, а возможно, и нет. Если он в состоянии встать — у него (экстраполируя на XVI-XVII век) остаются пистолеты, меч или сабля. И этот бронированный и полностью озверевший монстр вгрызается в строй пикинеров, потому что деваться ему некуда, сзади налетают другие конники и высится груда тел людей и лошадей.

А пикинер в ближнем бою почти беспомощен. Это очень ярко смогли показать в знаменитом фильме «Капитан Алатристе»:

Пикинер с обломком длинной пятиметровой пики, которая сломалась где-то у наконечника, стиснутый с боков и сзади товарищами, это… по сути жертва.

Строй приходит в сумятицу. В нем образуется брешь. Всадники наседают, рвутся в брешь, узкие мечи колют в лица, тяжелые сабли гуляют по плечам, головам и шеям. Им, всадникам, тоже деваться некуда, на них тоже давят задние ряды. Либо прорвешься, либо ляжешь…

Доказательства? Вот, пожалуйста:

Пикинер колет в подгрудок коня, длинная пика ломается, конь встает на дыбы… А в ближнем бою у кирасира в трехчетвертном доспехе шансов больше, чем у пикинера — в половинном. Еще раз напоминаю, что он вполне в состоянии встать с земли и продолжить бой.

Вот — фрагмент другого полотна этого же автора:

Пика ломается. Конь падает на колени, но и пикинер сбит с ног. В случае, если это схватка относительно небольших отрядов, а не многотысячных армий, и у пикинера нет за спиной «коробки» в 10-20, а то и больше, рядов — то строй пикинеров на этом и кончится. Вот если строй пехоты имеет много рядов в глубину, тогда да, имеет смысл не мудрствовать и направить пику в самую удобную цель — подгрудок коня. Да, она сломается, но кавалериста ты лишишь его главного преимущества, а сзади тебя прикрывают пики твоих товарищей — как иглы бешеного дикобраза, торчат. Тогда вытаскивай шпагу, докалывай пытающегося встать кирасира/гусара/рейтара, и жди следующей атаки.

А вот если это стычка двух не очень больших групп, численностью до пары рот… Вот тогда атака в грудь коня окажется для пикинера фатальной.

Источники:

М. Звягинцев, «Пикинер против кавалериста: в кого целить?»

https://vk.com/@longsword_club-pikiner-protiv-kavalerista-v-kogo-celit

https://vk.com/longsword_club

https://zen.yandex.ru/ryzhij_rycar

9+

от admin