2+

Фамилия Фрейзер весьма распространена в Шотландии. Кроме того, существует древний дворянский род Фрейзеров, который дал массу великих людей, среди которых имелось несколько Саймонов. Был в истории Саймон Фрейзер, стоявший у истоков создания британского спецназа.

Другой Саймон прославился как исследователь Канады. Следующий пустил корни в Австралии и стал видным политиком на новой земле, а еще одного обезглавили после якобитского восстания. И ему удалось войти в историю больше не как стойкому командиру (хотя так оно и было), а как человеку, к которому применили казнь через отделение головы от туловища – последнему в истории Британии. Но больше всех, пожалуй, прославился Саймон Фрейзер из Белнейна. Правда, славой своей он обязан гибели. Хотя перед этим он много и успешно воевал, дослужившись до генерала. Произошло это все на территории США.

Итак, интересующий нас Саймон Фрейзер родился в шотландском Белнейне в 1729 году. В 1755 вступил в британскую армию. Служил в Германии, Ирландии, Гибралтаре, затем попал в Канаду. Участвовал в войне за независимость, отличился в нескольких сражениях, пока не оказался под Саратогой в 1777 году.

Напомним, что по факту война за независимость началась в 1775 году. К революции привели два сражения под Лексингтоном и Конкордом. И эти события в исторической литературе позднее стали именовать «выстрелом, услышанным по всему миру». Правда, выстрел-то европейские державы услышали, но особо никак не отреагировали. До битвы при Саратоге. Причина скорее всего одна – никто до той поры не воспринимал мятежников всерьез. Ну, так… Легкие волнения внутри колонии. Бывает.

В 1736 году в семье валлийских иммигрантов, в Америке, родился будущий оппонент генерала Саймона в Саратогском сражении Дэниэл Морган. Его карьера как солдата войны за независимость могла закончиться, так особо и не начавшись, поскольку он еще в начале боевых действий попал в плен. Но его обменяли на какого-то английского офицера. И это, пожалуй, можно расценивать как ошибку британцев. Поскольку Морган, как человек трезвого ума и весьма практичный, придумал тактику, способную противостоять английским профессиональным войскам. Он организовал особый отряд стрелков, представлявший собой подразделение, задачи которого скорее походили на егерские. Или партизанские, если угодно.

Если от обычных солдат требовали умения четко выполнять строевые и ружейные приемы, то солдат Моргана в первую голову тренировали быстро перезаряжать свое оружие и хорошо маскироваться на местности. Кстати, вопрос быстрой перезарядки в подразделении действительно был насущным, поскольку использовалось нарезное дульнозарядное оружие, которое по этому параметру уступало гладкоствольным мушкетам англичан. Интересно, что от бригады Моргана особой стойкости не требовали. Их учили перемещаться по полю боя и не вступать в ближний бой: «если вы перестанете двигаться, то скоро получите британский штык в живот». Интересно, что стрелять в бригаде особо и не учили – туда и так брали только после сложного теста на меткость. Требовалось поразить мишень всего 7 дюймов в диаметре(17,78 см) с 250 ярдов.

В рядах элитных стрелков Моргана служил Тимоти Мерфи, о котором мало чего известно. Только то, что родился он в 1751 году в американской глуши. И что с детства привык добывать пропитание охотой. Так что стрелял он превосходно. Возможно, лучше всех в корпусе.

Но вновь перенесемся на поле сражения 1777 года под Саратогой. Англичане наступали тремя колоннами, основную из которых и возглавлял генерал Фрейзер. Они шли на корпус Моргана, не особо многочисленный и не готовый к бою накоротке. А потому Морган, восхищенный поведением Фрейзера, шедшего впереди наступающих солдат на сером коне, заявил (для истории, согласно легенде): «Это генерал Фрейзер. Он очень храбрый и достойный солдат, но его жизнь принадлежит только ему, в то время как я отвечаю за многие. И потому генерал должен сегодня умереть».

Он подозвал Мерфи и поручил ему (вероятно, сформулировав задачу более кратко) застрелить всадника. А между противниками, к слову, было не меньше 300 ярдов. Хотя иные современные любители масштабов растягивают их до 800. Ну а сержант Мерфи, выслушав приказ, забрался на подходящее дерево – чтобы не было помех на линии прицеливания.

По той поре стрельба на такое расстояние казалась очень трудной задачей (оно и сегодня рядовому стрелку бывает сложно), поскольку кремневое оружие после нажатия на спусковой крючок дает некоторую задержку выстрела. Да и прицельные приспособления были весьма примитивны. Так что Мерфи стрелял четыре раза: первый раз вроде промазал, вторым выстрелом угодил в лошадь генерала и с третьего попал ему в живот. Ну а четвертый достался адъютанту (тоже весьма знатных кровей), спешившему с донесением к Фрейзеру. И тут вышло ловко – гонца поразили наповал. А Фрейзер, уже не способный командовать наступлением, умер в эту же ночь.

Потеря генерала да еще так прилюдно сыграла свою роль. Британские солдаты приуныли, а новое командование не сумело ни вдохновить их, ни грамотно организовать продолжение атаки. Так что в итоге сражение при Саратоге англичане проиграли. Что вроде бы и не особо приятно для короны, но терпимо. Это с точки зрения данной кампании (хотя по меркам революции эта конкретная битва вышла масштабной). Куда шире резонанс от проигрыша сказался на мировой ситуации. Если до этого момента колония отбивалась от метрополии, по сути, в одиночестве, то теперь нашлись европейцы, поверившие в искренность намерений повстанцев и решивших возобновить старые распри с Британией. В частности, так поступила Франция. И это ее решение заметно снизило давление, оказываемое англичанами на колонистов.

Источник:https://zen.yandex.ru/battlez

2+

от admin