4+

Легкие танки первого периода Второй мировой войны создавались как дешевые и простые машины, пригодные для массового производства в тяжелейших условиях. К 1943 году военная промышленность Советского Союза уже в более менее смогла восстановиться, а необходимость в хорошем легком танке никуда не делась. Конструкторские бюро включились в работу, и к концу марта 1944 года на горизонте замаячил проект, который иначе, как лёгким танком тяжелого бронирования и не назвать. 

Т-50: возвращение к замечательному танку с отвратительной судьбой

Весной 1943 года в руководстве Главного Автобронетанкового Управления (ГАБТУ КА) появилось понимание, что ресурсы развития легкого танка Т-70 подходят к концу. Итогом глубокой модернизации стал Т-80 с двухместной башней и форсированным двигателем, но уже к моменту завершения испытаний этот танк безнадежно устарел. Даже установка длинноствольной пушки ВТ-43, так и оставшейся опытной, слабо решала проблему повышения огневой мощи. Еще хуже обстояло дело с бронированием. Т-70 создавался с расчетом защиты лобовой проекции от огня 37-мм противотанковой пушки, а в начале 1943 года основой немецкой противотанковой артиллерии была уже 75-мм пушка Pak 40, которая постепенно заменяла 50-мм пушку Pak 38. А даже Pak 38 пробивала советские легкие танки едва ли не навылет.

Проблема усиления бронирования Т-80 оказалась неразрешимой, да и сколько можно было модернизировать машину, фактически представлявшую собой глубокую переработку малого танка-амфибии Т-40? В конце концов, Т-60, созданный на базе Т-40, был всего лишь «бюджетным» дополнением к Т-50, который весил почти в 3 раза больше и имел куда более значительные резервы для модернизации. Увы, ряд проблем, прежде всего с силовой установкой, не позволил развернуть полноценное производство Т-50, потому зимой 1942 года и появился Т-70. Детище Астрова уступало Т-50 почти по всем характеристикам, но оказалось гораздо более простым, не имеющим дефицитных узлов, да и организация его производства на предприятиях, уже выпускавших Т-60, было делом недолгим.

Считается, что после снятия с производства Т-80 разработка легких танков в СССР закончилась. Некоторые военные историки вспоминают инициативные разработки, которые предлагались заводами, производившими САУ СУ-76. На самом же деле никакой остановки не было. Другое дело, что на ГАЗ и другие предприятия, выпускавшие легкие танки и САУ на их базе, более ставки не делалось. База Т-70 не рассматривалась перспективной, поскольку масса в 10–12 тонн была для нее предельной, да и подходящей силовой установки не имелось. Одним словом, создавать новую машину предстояло с нуля.

Первые признаки смены приоритетов имели место в конце апреля 1943 года. В это время из архива были извлечены характеристики и результаты испытаний Т-50. Танк, созданный по требованиям, датированным еще началом 1940 года, даже весной 1943 года по всем характеристикам превосходил новый Т-80. Чтобы сделать его соответствующим реалиям весны 1943 года, требовалось всего три вещи:

  • — заменить 45-мм пушку на более мощное орудие;
  • — решить проблему с силовой установкой;
  • — решить вопрос с производственной базой и конструкторским бюро.

Первый пункт выглядел наименее проблематичным. Размеры башни Т-50 теоретически позволяли установить внутрь 76-мм пушку Ф-34 или 57-мм ЗИС-4, правда, при этом пришлось бы убрать из нее командира. С другой стороны, никто не мешал перепроектировать саму башню и решить и этот вопрос. Что касается двигателя, то и тут проблема была потенциально решаема. На ЯАЗ предполагалось освоить лицензионное производство американских дизельных двигателей GMC-4–71, а спаренная установка таких моторов позволяла получить необходимую мощность.

Даже с производственной базой и КБ положение не выглядело критичным. Летом-осенью 1941 года завод №174 им. Ворошилова, производитель Т-50, был эвакуирован сначала в г. Чкалов (ныне Оренбург), а затем в Омск. В 1942 году, после отказа от производства Т-50, завод освоил выпуск танков Т-34. Тем не менее, коллектив, имевший большой опыт по разработке и производству легких танков, во многом сохранился. Сохранилось и желание выпускать вместо «чужого» Т-34 собственный танк. В числе тех, кого эвакуировали в Омск, были и бывшие конструкторы опытного завода №185, до войны выступавшего в роли главного инкубатора передовых идей советской танковой промышленности. Одним словом, потенциальные условия для возвращения модернизированного Т-50 на конвейер имелись.

Все более четкие контуры

Впервые вытащенный из нафталина и переработанный Т-50 промелькнул в докладе начальника БТУ ГАБТУ КА инженер-полковника С.А. Афонина в июле 1943 года. Доклад был составлен сразу же по завершению битвы на Курской дуге, где немцы массово применили целый ряд новых образцов танков и САУ. Согласно докладу, следовало осваивать производство Т-80, но при этом этот танк характеризовался как не удовлетворяющий современным требованиям. По этой причине Афонин предлагал выделить группу для отработки технического проекта легкого танка более современной конструкции.

К докладу прилагались тактико-технические требования на новый легкий танк, удивительным образом пересекающиеся с Т-50. Новая машина должна была весить 15 тонн, при этом толщина брони предполагалась в 45 мм. Экипаж, как и в Т-50, составлял 4 человека. В качестве силовой установки предлагалась спарка дизельных двигателей GMC суммарной мощностью 220 л.с. Согласно расчетам, такая силовая установка позволила бы развивать максимальную скорость в 45 км/ч. Правда, трансмиссию предлагалось разместить в передней части машины.

Существенными отличиями от Т-50 были вооружение и башня. В качестве орудия предполагалось использовать 57-мм пушку ЗИС-4, производство которой на заводе №92 восстановили, правда, ненадолго, в 1943 году. Альтернативой выступала 76-мм пушка Ф-34, с которой ЗИС-4 была по большинству деталей унифицирована. На танк планировалось установить трехместную башню с диаметром подбашенного погона 1600 мм, что решало проблему размещения в ней более мощного орудия и трех членов экипажа. Судя по требованиям, вместо пулемета ДТ с пушкой должен был быть спарен пулемет ГВГ (СГ-43), еще один пулемет предполагалось установить в корпусе рядом с механиком-водителем.

Дальше тактико-технических требований работы по первому варианту перспективного легкого танка не продвинулись. Именно первому, так как за последующие 2 года планировавшийся легкий танк менялся неоднократно, в итоге преобразившись до неузнаваемости. Впервые проект серьезно переработали в начале декабря 1943 года. За это время ЗИС-4 окончательно исчезла из числа перспективных пушек, да и с двигателями GMC образовалась серьезная проблема. Из-за бомбежек лицензионное производство так и не удалось организовать, а поставлявшихся по ленд-лизу моторов едва хватало для тягачей Я-12. К тому же масса танка выросла уже до 20 тонн, и спарки 110-сильных моторов явно не хватало для обеспечения приемлемых динамических характеристик.

Согласно новым требованиям, легкий танк должен был оснащаться неким двигателем мощностью в 300 лошадиных сил. Такой двигатель был, назывался он В-4. Другое дело, что последние безуспешные попытки освоить его производство имели место еще осенью 1941 года. Именно невозможность наладить производство на новом месте В-4 и острая необходимость в дефицитном В-2 как раз и стали причинами снятия Т-50 с производства. Где предполагалось производить В-4 в очередной раз, история умалчивает. Выпуск В-4 в конце концов все же освоили, долгое время он ставился на танки ПТ-76 и БТР-50 на его базе, но назывался этот мотор уже В-6, и произошло это уже после войны.

Увеличение массы перспективного танка и поиски новой силовой установки для него начались неспроста. Согласно новым требованиям, толщина лобового листа выросла до 75 мм, а башни до 60 мм. На всякий случай напоминаю, что речь идет о легком танке, а не о Т-43. В качестве вооружения предполагалось использовать 76-мм пушку С-53 с баллистикой зенитной пушки 3-К. Эта пушка во второй половине 1943 года всерьез рассматривалась как альтернатива Ф-34, ее испытывали в Т-34 и самоходной установке СУ-76БМ. В итоге С-54 проиграла куда более перспективной 85-мм пушке Д-5Т.

В этот момент над перспективным танком начал работу коллектив КБ завода №174. Возглавил работы Г.В. Гудков, главный конструктор танка Т-50. Новым танком занимался и И.С. Бушнев, бывший главный конструктор завода №185, который тоже играл важную роль в создании Т-50. Между ГАБТУ КА и заводом началась активная переписка, связанная с проектированием. Согласно письму от 26 января 1944 года, выбор места размещения трансмиссии решили предоставить заводскому КБ (и ее тут же вернули в кормовую часть корпуса). Также уточнялось, что заданная в ТТТ толщина брони в 60 мм для башни относилась к сварной катаной конструкции. В случае применения литья толщина брони должна была возрасти до 75 мм. В очередной раз поменялись требования к силовой установке. Согласно тому же письму, СКБ-75 (г. Челябинск) начало работу над 8-цилиндровым V-образным двигателем В-20, который представлял собой укороченный В-2. После очередного уточнения требований в КБ завода №174 закипела работа.

20 марта 1944 года заводское КБ представило результат работ по перспективному легкому танку. К этому моменту был проработан корпус и, в теории, ходовая часть. Длина корпуса составила 5450 мм (более чем на полметра больше, чем у Т-50). Ширина оказалось больше всего на 10 см, а высота – на 3 см. Для установки башни с большим диаметром погона (1660 мм — больше, чем у Т-34–85) борта корпуса изготовлялись из двух частей. Несмотря на существенные отличия от Т-50, в конструкции корпуса была явно заметна конструкторская школа завода №174. Что же касается ходовой части, то здесь больше прослеживалось влияние завода №185. Вместо индивидуальной торсионной подвески катки предполагалось блокировать в тележки, по два катка на каждой, а вот сама тележка устанавливалась на торсионной подвеске. Похожая схема (но с пружинной подвеской) предполагалась изначально на тяжелом танке Т-100 разработки завода №185.

Предполагалось использовать один из двух типов моторов: либо В-4, либо перспективный 8-цилиндровый двигатель В-20. Согласно проекту, при 1750 об/мин он должен был развивать мощность 300 л.с.. Также предполагался форсированный вариант мотора, максимальная мощность которого оценивалась в 400–450 л.с. На выбор предлагались и трансмиссии. Базовой коробкой была обычная механическая с шестью передачами вперед и двумя назад. В качестве альтернативы разрабатывалась 6-скоростная планетарная коробка передач с электромагнитным управлением. Коробку предполагалось группировать с механизмом поворота по типу танка ИС. Прорабатывались также 2 варианта планетарного механизма поворота. Планировалось изготовить 2 опытных образца танка, отличающихся друг от друга трансмиссиями.

Легкий танк тяжелого бронирования

Но к моменту, когда проектирование корпуса и ходовой части закончилось, аппетиты ГАБТУ КА выросли. Бронирование лобового листа корпуса в 75 мм заказчика уже не устраивало. Согласно правкам, новый легкий танк должен был получить лобовой лист корпуса толщиной в 90 мм, такую же толщину должны были иметь и верхние бортовые листы. Толщина лба башни сначала увеличилась до 90 мм, но в последующих правках появилась цифра в… 200 мм! Борта башни «потолстели» с 60 до 90 мм. При этом масса проектируемого танка достигла 22 тонн.

Не устраивало ГАБТУ и вооружение: вместо С-54, которую забросили в конце 1943 года, танк предполагалось вооружить 85-мм пушкой Д-5Т. Кроме того, танк должен был оснащаться зенитным пулеметом ГВГ, позже замененным на ДШК. В итоге к концу марта 1944 года на горизонте замаячил проект, который иначе, как легким танком тяжелого бронирования и не назвать. Для сравнения: 90 мм катаный лобовой лист предполагался для тяжелого танка ИС-2, на дальних дистанциях он не пробивался 88-мм пушкой Pak 43. Именно с таким названием (ЛТТБ, «легкий танк тяжелого бронирования») эта машина и попала в игру World of Tanks, поскольку никаких индексов потенциальному изделию не присвоили.

После докладной записки от 20 марта 1944 года никаких новостей с завода №174 не поступало. Связано это было, в том числе, и с тем, что разработка нового легкого танка шла в свободное от остальной работы время. Весной 1944 года этого времени практически не осталось. Работа КБ сконцентрировалась на Т-34–85, и тут уже было не до легких танков. К тому же в апреле 1944 года СКБ-75 фактически забросило работы по двигателю В-20. ГАБТУ КА пыталось найти возможность возобновить работы в другом месте, но безуспешно. Ничем на тот момент закончилась и попытка возобновить производство В-4. Нет двигателя – нет танка.

На этом можно было бы ставить точку в этой истории, но не все так просто. В июле 1945 года с санкции ГАБТУ КА провели научную работу по изучения вопроса усиления бронирования Т-50. Грубый математический подсчет показывал, что при увеличении массы до 24 тонн танк получал бронирование, адекватное тяжелому танку ИС-2. При этом его башня, согласно описанию, по своей форме должна была напоминать башню ИС-3. А вот дальше начинается самое интересное. В это же время в документах появляется некий легкий танк под индексом Т-64. Никаких изображений этой машины нет. Есть только описание, но и оно поражает воображение. По задумке, 26-тонная машина должна была иметь толщину верхнего лобового листа 45 мм, но под углом наклона всего в 8 градусов. Толщина литой лобовой детали и вовсе зашкаливает – 200 мм! Толщина бортов корпуса оценивались в 150 мм, а кормы — в 75 мм. Толщина башни оценивалась в 220 мм. И это уже получался настоящий «легкий танк сверхтяжелого бронирования».

Можно предположить, что эти наброски не более, чем грубый математический подсчет, и никаких серьезных работ на этом направлении не велось. Но это не так. На той же базе предполагалось делать и самоходные установки. Эти самые установки фигурируют в перспективных планах по вооружению РККА, датированных октябрем 1945 года. Первой такой машиной должна была стать САУ, вооруженная 100-мм пушкой и с бронезащитой, гарантирующей непробитие 75-мм немецкой пушкой со всех дистанций. Судя по всему, речь велась о 7.5 cm KwK 42 L/70, которая устанавливалась на «Пантере» и истребителе Panzer IV/70. Можно было бы предположить, что в описании речь идет о СУ-101 (Уралмаш-1), но боевая масса самохода оценивалась в 25 тонн, что на 10 тонн легче свердловской машины. Второй самоход должен был иметь массу 20 тонн и оснащаться 122-мм гаубицей. В планах по развитию самоходной артиллерии на 1946–50 годы ответственным за эти самоходы назначался завод №40 (ныне ММЗ, г. Мытищи). Первые 50 САУ обоих типов планировалось получить в 1947 году.

Автор:Юрий Пашолок


Источники:

  • https://warspot.ru/
  • ЦАМО РФ
4+

от admin