4+

Программа по созданию шведской послевоенной тяжёлой САУ превысила первоначально намеченные сроки более чем на 10 лет, но созданную в результате машину Bandkanon 1, в отличие от многих «долгостроев», никак нельзя было назвать устаревшей. Экипаж тяжёлой артиллерийской системы, оснащённой автоматической системой заряжания, мог вести огонь с темпом, которому позавидовали бы расчёты некоторых реактивных систем залпового огня.

В начале было техзадание

Предыстория шведской тяжёлой самоходной артиллерии началась в 1949 году, когда по заданию армии компания «Бофорс» запустила работы по созданию рабочего прототипа 155-мм орудия для самоходной артиллерийской установки. В документах перспективная машина получила несколько названий — 15 cm kv fm/49, Akv 1949 и VK 152 S 49 (последнее название использовалось как внутреннее обозначение в компании).

Планировалось, что новая САУ будет иметь массу до 30 тонн, а её серийное производство со скоростью 2 экземпляра в месяц начнётся уже весной 1956 года. В итоге получилось иначе: серийная версия САУ вступила в строй только в 1967 году, а её боевая масса составила 52 тонны. Увеличение веса боевой машины объяснялось во многом тем, что первоначальные требования 1949 года изменялись в сторону усиления бронирования и защищённости от ОМП боевого отделения и отсека с боеприпасами.

Что касается значительного, более чем на 10 лет, превышения установленных сроков, то здесь причиной в первую очередь была проблема выбора подходящего самохода. Кроме того, как указывалось в докладной записке от 1 апреля 1960 года, срыв сроков также был следствием постоянных изменений в спецификациях, нехватки квалифицированных инженеров и постоянных сомнений в жизнеспособности проекта в целом.

Изначально рассматривалось три варианта гусеничного шасси для новой боевой машины: уже существующая ходовая от танка Strv m /42 с форсированным до 450 л.с. бензиновым двигателем «Вольво» А8В и коробкой передач VL 420, а также два на тот момент ещё не существующих варианта. Первым из них был экспериментальный проект, основанный на ходовой части американского танка M4 «Шерман», а вторым – некий будущий тяжёлый танк. Вероятно, имелся в виду проект Королевской администрации военных заводов (Kungliga Arméförvaltningens Tygavdelning , KAFT), получивший в будущем название EMIL, который на тот момент был ещё в совсем «бумажном» состоянии – его разработка стартовала в том же 1949 году.

В протоколе совещания в компании «Бофорс» от 30 мая 1951 года среди планов по созданию орудий различных калибров находим и погодовой план по 15-см САУ, согласно которому в 1952 году должны были завершиться проектные работы, в 1954-м планировалось построить макет, а в 1956-м — начать ходовые и артиллерийские испытания. Вообще, этот протокол интересен тем, что в нём отражена работа компании «Бофорс» сразу над несколькими артиллерийскими системами среднего и большого калибров. Шведская компания в этот период оказалась так загружена новыми крупными проектами, что в начале 1950-х годов вооружённые силы страны были вынуждены закрыть потребность в буксируемом орудии большого калибра, приобретя 96 французских 155-мм гаубиц М50. В шведской армии, до этого регулярно и исправно снабжавшейся хорошей отечественной артиллерией, иностранная гостья получила характерное прозвище Fransyskan – «француженка».

Ещё один интересный фрагмент этого протокола может служить косвенным примером «исофобии», распространившейся в то время в Европе. В качестве технического задания для перспективной 105-мм противотанковой пушки (одного из вариантов вооружения для танка EMIL) в нём приводятся не только гипотетические миллиметры брони и градусы углов встречи снарядов с ней, но и Josef Stalin-vagn собственной персоной.

Безбашенный «Эмиль» как шасси для САУ

Началом 1952 года датированы документы «Бофорс», согласно которым из трёх вариантов шасси был выбран первый – танк Strv m/42. А в конструкторской программе от 24 ноября 1952 года подробно описываются требования, предъявляемые к новой САУ. В целом они повторяли требования, изложенные военными в 1949 году. Основным вооружением установки должно было стать 152-мм полуавтоматическое орудие с гидравлическими тормозами отката, способное развивать скорострельность в 15 выстрелов в минуту. При этом должна была сохраняться резервная возможность заряжания орудия вручную. Длина орудия должна была составлять 50 калибров, или 7,62 метра. Предусматривалось оснащение ствола орудия дульным тормозом, уменьшающим отдачу на 25%. Максимальная дальность стрельбы 51-килограмовым снарядом определялась в 25 километров, а угол возвышения — в пределах от 0 до 45 градусов.

Гусеничное шасси должно было быть способным развивать скорость до 30 км/ч по пересечённой местности, и до 40 км/ч – как максимальную. В качестве его двигателя по-прежнему рассматривался всё тот же «Вольво» А8В, правда, уже не форсированный, а обычный, мощностью в 420 л/с. Общий вес установки не должен был превышать 33 тонны, что обеспечивало бы ей удельную мощность в 12,7 л.с/т, и, при ширине гусениц в 55 сантиметров — удельное давление на грунт не более 0,65 кг/ см².

Попытки установить тяжёлое и скорострельное длинноствольное орудие в бронированной башне на шасси среднего танка предсказуемо так и остались на бумаге. А вот с ещё одним из вариантов шасси, предложенных в 1949 году, всё обернулось несколько удачнее. Работы по созданию уже упоминавшегося выше тяжёлого танка EMIL шли своим чередом. Задача по разработке этой машины считалась приоритетной – даже документы по нему изначально были отмечены грифом «Секретно. Большое значение для безопасности государства», в отличии от просто «секретных» документов по той же 15-см САУ. Из-за тех же соображений секретности шведский тяжелый танк получил не традиционное название Strv (Stridsvagn, «танк»), а именовался как Krv (Kranvagn, самоходный кран).

Макет одного из вариантов танка Krv EMIL
Почти детективная история с проектированием и постройкой совершенно секретного танка EMIL достойна, как минимум, отдельной статьи. Исходно шведы не собирались строить свой тяжелый танк, склонившись к концу войны к покупке партии британских «Центурионов». Запрос о покупке был отправлен в Великобританию. Англичане ответили, что вполне могут удовлетворить шведскую заявку, но с одним маленьким «но» – только после того, как полностью закроют потребности в «Центурионах» для своей армии. При этом срок, в который англичане планировали вложиться, оценивался в промежутке от пяти до пятнадцати лет.

Тем временем из-за Балтийского моря продолжали мерещиться всё увеличивающиеся массы ИС-ов, и после британского отказа KAFT приступила к разработке шведского тяжёлого танка, способного дать им отпор. В качестве вооружения для EMIL рассматривались три варианта орудий: 105-мм нарезное с длиной ствола в 67 калибров, а также 120-мм нарезное и 150-мм гладкоствольное с длиной стволов в 40 калибров. Подача боеприпасов, вне зависимости от выбора пушки, должна была осуществляться из автомата заряжания, включавшего два барабана со снарядами разных типов – один с бронебойными, а второй с осколочно-фугасными.

Разработка тяжёлого танка – дело не быстрое, особенно когда опыта нет, а машина нужна хорошая. Поэтому параллельно шведы начали переговоры с Францией о покупке партии лёгких, но неплохо вооружённых танков АМХ-13. Вот здесь-то британцев и проняло. Ощущение уводимых из подноса французами шведских денег внезапно изменило приоритеты английских танкостроителей, и в декабре 1952 года Великобритания согласилась продать «Центурионы». Перед французами, которые откликнулись на просьбу шведов безо всяких проволочек, пришлось долго и тяжело извиняться, а для проекта самоходного крана EMIL наступил критический момент. Первые поставки «Центурионов» Mk III начались в 1953 году, и уже в 1954 работы над шведским тяжёлым танком были свёрнуты.

Консорциум из фирм «Бофорс», «Ландсверк» и «Вольво», совместно разрабатывавший EMIL, предложил его как вариант для планировавшихся закупок на 1958 год, но и здесь шведский тяжёлый танк оказался не у дел – его обошел гораздо более дешёвый S-танк.

Тем не менее, проект особой государственной важности не оказался бесплодным. До того, как чертежи и другая документация по нему угодили в архив, в металле успели воплотиться два варианта ходовой части для танка EMIL. Одно из шасси (с четырьмя опорными катками на борт) благодаря характерной форме броневых листов в идее щучьего носа сильно напоминало корпуса советских танков ИС-3 и ИС-7.

Второе шасси, имевшее по шесть опорных катков на борт, имело более традиционную, прямую форму лобовых бронелистов. У обоих шасси ведущие колёса располагались сзади. Испытания безбашенных «Эмилей» показали неплохие ходовые качества, и второе, более крупное, шасси было выбрано как самоход под 15-см САУ. Его изрядно доработали. У САУ нос и корма поменялись местами, и ведущие колёса оказались спереди, а боевое отделение – сзади. Двигатель и агрегаты трансмиссии переместились в середину корпуса, а в носовой части, бывшей корме, было размещено отделение управления с местами для двоих человек – механика и его помощника. Ленивцы, оказавшиеся в корме, оснастили механизмом, благодаря которому их можно было опустить и зафиксировать в боевом положении, чтобы они принимали на себя часть отдачи при стрельбе.

САУ с параметрами РСЗО

Впрочем, все особенности ходовой части не делали шведскую САУ чем-то выдающимся. Особенной её делало вооружение.

К моменту постройки действующего прототипа САУ Artillerikanonvagn 151 (произошло это в районе 1960 года) поменялся калибр орудия, которым её планировалось оснастить. Теперь это должен был быть «натовский» 155-мм калибр. Главной изюминкой вооружения шведской тяжёлой САУ была автоматизированная система заряжания. Её конструкторы разместили в корме качающейся части башни, «подвешенной» на цапфах между двумя обитаемыми бронированными рубками орудийного расчёта, размещёнными на общей поворотной платформе.

Здесь же, в корме башни, располагался сменный магазин на 14 снарядов. Замена магазина занимала пару минут, а опустошить его Artillerikanonvagn 151 могла за 45 секунд. Как указывалось выше, в требованиях к перспективной САУ обозначалась скорострельность в 15 выстрелов в минуту. И с этой задачей конструкторы с блеском справились: если один снаряд заранее заряжался в ствол, то полный боекомплект как раз составлял 15 боеприпасов, и «оприходовать» их за минуту для Akv-151 было вполне по силам.

Масса прототипа составила 51 тонну. Двигатель САУ мощностью в 700 л.с. позволял ей разгоняться до скорости в 55 км/ч. Экипаж машины состоял из семи человек. Единственный построенный прототип Akv-151 находится сейчас в частном шведском музее военной техники Arsenalen, расположенном около небольшого городка Стренгнес.

Artillerikanonvagn 151 не суждено было пойти в серию. К моменту создания прототипа в Швеции полным ходом шли работы над знаменитым безбашенным S-танком, уникальное шасси которого вполне подошло для артиллерийской системы, созданной компанией «Бофорс». Идея унифицировать ходовые части танка и САУ показалась весьма заманчивой, и в серию пошла тяжёлая гусеничная самоходная артиллерийская установка Bandkanon 1 на базе Strv 103.

Получившаяся машина превзошла по массе прототип на базе тяжёлого танка – масса Bandkanon 1А составила 52 тонны, а Bandkanon 1С – ещё на тонну больше. Мощность двигательной установки осталась такой же, как у 39-тонного танка, что явно было недостаточным. С удельной мощностью в 10–11 л.с. на тонну Bandkanon 1 развивала скорость всего в 28 км/ч. Тем не менее, выдающаяся по скорострельности крупнокалиберная артиллерийская система, способная менее чем за минуту отправить на 25 километров 15 47-килограммовых снарядов (показатели не хуже, чем у многих РСЗО!), с 1967 по 2003 годы находилась на вооружении, вполне удовлетворяя потребности шведских военных. Планировалось построить 70 таких тяжёлых САУ, но ограничения военного бюджета позволили изготовить лишь 26 штук.

Рассказывая о шведских тяжёлых САУ, следует упомянуть и о слухах, их окружающих. Существует мнение, что они разрабатывались в первую очередь с целью использования в качестве средства доставки ядерного оружия. С одной стороны, шведы действительно имели вполне серьёзную программу по созданию собственного ядерного оружия. Кроме того, и СССР, и США создавали ядерные боеприпасы похожего калибра (152 и 155 мм соответственно). Однако эта гипотеза не подтверждается документально, в отличие от шведских разработок в области ракетных и авиационных носителей для ядерного оружия.

Автор: Александр Сирота

4+

от admin