2+

«Taxi de la Marne» – «Марнское такси»… Трудно найти хоть одну книгу по ранней истории автомобиля и истории Первой мировой войны, чтобы в ней не упоминалось это название. Таксомотору «Рено», а в привычной картинке «Марнского такси» люди видят только его, посвящены монографии, рассказы и повести, о нём слагали даже стихи и песни! Миллионы сувениров, игрушек, моделей, почтовых открыток и марок… За сто лет вырос и окреп настоящий культ «Марнского такси», в Париже ему поставили памятник. Сто лет французы чествуют своих «героев-таксистов, внёсших решительный вклад в отражение немецкого наступления на Париж в 1914 году и в итоге, разумеется, в окончательную победу в Первой мировой войне».

В августе 1914 г. германская армия неудержимо двигалась к Парижу. К сентябрю передовые отряды немцев достигли реки Марна и приблизились к важной железнодорожной магистрали в нескольких десятках километров от Парижа. Вскоре положение стало критическим – судьба столицы Франции буквально повисла на волоске, 2 сентября французское правительство покинуло столицу… Однако немцы ещё 26 августа сняли с парижского направления два корпуса пехоты и кавалерийскую дивизию для переброски в Восточную Пруссию для отражения наступления Русской армии. Об этом узнали французы. 4 сентября французский главнокомандующий генерал Ж. Жоффр отдал приказ нанести контрудар по правому крылу германских войск на Марне. Фронтовые части срочно нуждались в подкреплениях. Необходимо было за сутки перебросить из Парижа к Марне прибывшую в столицу и пополненную там резервистами Марокканскую дивизию, а железная дорога могла перевезти за такое время не более бригады.

На следующий день начальник транспорта обороны Парижа генерал Лод отдал приказ о формировании нескольких колонн общей численностью до 1200 автомобилей для перевозки солдат на фронт. Часть машин было решено нанять у транспортных предприятий и частных лиц. Незамедлительно начался сбор легковых автомобилей на площади Инвалидов, разработка маршрутов и обеспечение промежуточных пунктов горючим. 6 сентября объявлен сбор автобусов и грузовых машин на окраине Парижа, полиции дан карт-бланш на принудительную реквизицию таксомоторов, в первую очередь тех, которые «замечены в поездках с праздной публикой и дамами сомнительного поведения».

Первая колонна, состоящая из 150 таксомоторов комендантского резерва и десяти мобилизованных такси выехала из Парижа вечером 6 сентября. По другим данным, в ней было 250 машин, из них 100 мобилизованных, начальник колонны лейтенант А. Лефа в своём первом официальном рапорте написал цифру 10, жалуясь, что больше вечером было не найти, но позже увеличил количество реквизированных такси до ста.

В ночь на 7 сентября в направлении передовых позиций на Марне выехало ещё несколько колонн. Большинство историков сходятся на общем количестве автомобилей, участвовавших в переброске войск на различные участки фронта на Марне: 600 машин, из них около 400 такси.

В пути шофёры таксомоторов, не имевшие практики движения в колоннах и не знавшие военной дисциплины, вели свои машины довольно легкомысленно: превышали предписанную в 16 км/ч скорость движения, предпринимали рискованные обгоны, что привело к многочисленным столкновениям, на остановках парковали свои машины в два ряда, создавая заторы, имели место и случаи пьянства за рулём. Некоторые из таксистов совершили по два рейса за сутки, пройдя более 200 км.

Всего автомобили перевезли на фронт около 6000 военнослужащих.

Кроме того, по прибытии резервистов к линии фронта французскому командованию потребовалось несколько часов, чтобы собрать воедино перемешавшиеся в пути подразделения, прежде чем дивизия смогла вступить в бой.

Тем не менее поставленную задачу автомобили выполнили, и свежие силы подоспели своевременно.

Эта перевозка войск осуществлялась не бесплатно. Таксисты работали по тарифу, равному 27% от показаний счётчиков и получили за поездку в среднем по 130 франков. К такому компромиссу между патриотизмом и коммерческой выгодой пришли владельцы таксомоторных предприятий. С компанией CGO, предоставившей автобусы, расплатились по специально утверждённым тарифам.

Но вот что странно. Все говорят только о «Марнских такси» и упоминают только марку Renault. Хотя в операции участвовали не только такси, а среди такси не только Renault. Анализ многочисленных фотографий с места событий даёт интересный результат: прославленный на века таксомотор Renault AG-1, если и был участником тех событий, то второстепенным. Впрочем, это не помешало французам возвести такси Renault в статус «национальной легенды» о героическом самопожертвовании водителей парижских таксомоторов – настоящих патриотов Франции. Сразу же после «Чуда на Марне» (под таким названием вошёл в историю успех французов в сентябрьской битве 1914 года) с лёгкой руки журналистов и пропагандистов парижские таксисты стали одним из важных символом нации в её борьбе с германскими захватчиками.

Красива история о «Марнском такси». Позже она обросла самыми невероятными подробностями. 9 сентября 1914 года немецкая армия начала отступление от Парижа, битва на Марне решилась в пользу французов. К этому времени в город возвратились почти все автомобили, участвовавшие в переброске войск, таксисты вернулись к своим рабочим будням. С собой они привезли рассказы о своих приключениях.

Но несколько вопросов все же есть.

Зачем понадобилась демонстративная реквизиция малой части парижских таксомоторов на улицах с высадкой катающейся в них праздной публики? Нельзя было приказать подать машины в определённое время? Комендант Парижа имел на это полное право, как говорится, «по законам военного времени». А зачем вообще понадобилось привлекать такси к операции по переброске войск? В городе находилось много грузовиков и автобусов, перевозка солдат на них была бы гораздо удобнее и намного экономичнее. Впрочем, автобусы и грузовики в операции тоже участвовали, но слава досталась не им.

Вероятно, генерал Галлиени имел и другие цели — пропагандистского и морального характера. Действительно, неожиданная реквизиция, сбор автомобильных колонн в центре Парижа, организованная отправка бравых резервистов – всё это не могло остаться без внимания изрядно деморализованных неудачами своей армии французов. Настроения парижан были на грани паники, в этот момент было необходимо показать павшим духом жителям, что город не собирается сдаваться, и даже имеющие не самую лучшую репутацию таксисты должны и согласны внести свой вклад в сопротивление врагу.

Надо отдать должное комендатуре – направленная на подъём патриотического настроения граждан акция удалась. Особенно по возвращении «героев-таксистов», вслед за которыми пришло и известие о первой победе – «Чуде на Марне». Можно себе представить, какие «байки» привезли в Париж шофёры и с какой скоростью они распространились среди населения. Бойкая парижская пресса незамедлительно подхватила патриотические рассказы, ещё больше приукрасив их, а затем и репортёры всех стран Антанты. Газетчики перепечатывали друг у друга подробности марша на Марну. Кто-то из них процитировал слова отправившего к линии фронта автомобили генерала Галлиени: «Чёрт возьми, по крайней мере, это оригинально…» Говорил ли он это или нет? Неважно, главное, что эту фразу подхватила пресса всего мира и продолжает повторять уже более 100 лет…

Когда закончилась война, легенда стала стремительно набирать обороты. Шофёры, участники поездки, получили высокие награды, на маршрутах «Марнского такси» установили мемориальные доски, а в Париже даже памятник, разумеется, таксомотору «Рено».

Но как же другие машины, принявшие участие в операции? Не вспоминают ни о военных машинах, ни об автобусах «Де Дион-Бутон», ни о других таксомоторах. Многие известные ранее марки французских автомобилей, задействованные в «Чуде на Марне», давно исчезли с рынка, заступиться за них уже некому. Постепенно фирма «Рено» монополизировала и саму легенду и до сих пор весьма успешно использует её в рекламных целях, постоянно напоминая, что именно её такси «победили» в Великой войне.

Можно ли осуждать французов за культ «Марнского такси»? Ни в коем случае! Каждый народ должен чтить своих героев. Но преклоняясь перед «подвигом» таксистов, французы практически забыли о настоящих героических делах своих военных автомобилистов во время Первой мировой войны. Неужели водители грузовиков и санитарных машин, доставлявшие под огнём противника боеприпасы к передовым позициям и вывозившие оттуда раненых, не заслужили почестей? А как же шофёры специальных машин, участвовавших непосредственно в боях? Например, водители самоходных зенитных установок (кстати, их делали на шасси «Де Дион-Бутон»), расчёты которых сбили более тысячи немецких аэропланов? К концу войны во французской армии имелось около 100 000 автомобилей, но об их водителях мало кто вспоминает. Забыты даже военные шофёры, сложившие свои головы на полях сражений, забыты в угоду красивой легенде и напористой рекламной кампании крупнейшего французского концерна…

Источник:https://pikabu.ru/@garik23

2+

от admin