4+

Проект самолета-разведчика RF-4X представлял собой совместную американо-израильскую программу разработки модификации истребителя F-4E Phantom II, способной выполнять разведывательные полеты на скорости М = 3,0.

6 ноября 1971 года самолет-разведчик МиГ-25 из состава 63-го отдельного авиационного отряда советских ВВС был выведен из своего укрепленного укрытия на авиабазе близ Каира. В кабине находился человек из группы советских граждан, названных в СССР «сельскохозяйственными рабочими» и посланных в Египет в ответ на настоятельную просьбу президента Анвара Садата. На самом деле это были отлично подготовленные летчики, возглавлял которых будущий Герой Советского Союза (звание было присвоено в 1975 году) полковник Александр Саввич Бежевец.

 

На советские «миги» были нанесены опознавательные знаки египетских ВВС, и летавшие на них летчики соблюдали строгую радиодисциплину, но их израильские противники не были обмануты. Когда в ноябре 1971 года «Миг» на высоте 75000 футов (22860 м) пролетел над Синаем с целью сфотографировать израильские позиции возле перевала Митла, он не остался незамеченным. С марта израильские ВВС снова и снова испытывали разочарование из-за своей неспособности перехватить наглых нарушителей ракетами класса «земля-воздух» или истребителями.

На этот раз израильтяне были готовы. Пара истребителей McDonnell Douglas F-4E Phantom II, максимально облегченных и вооруженных парой ракет AIM-7E Sparrow, находилась в режиме ожидания. «Фантомы» поднялись на высоту 44000 футов (13411 м) и выпустили свои ракеты, которые поднялись до высоты полета «Мигов» и взорвались, но к этому времени МиГ-25 уже давно миновал их позицию. Бесконтактные детонаторы ракет AIM-7E Sparrow не могли справиться со скоростью сближения на встречных курсах.

Пришлось начинать все сначала. Израильский Кнессет дважды обсуждал разведывательные полеты на чрезвычайных сессиях, а также посылал переодетых бедуинами коммандос, чтобы поближе взглянуть на базу, где были размещены «Миги». Израильтяне предложили летчикам миллион долларов и виллу на побережье за побег на «двадцать пятом». Ничего из этого не сработало. Хотя после окончания «войны Судного дня» полеты советских «Мигов» прекратились, самолеты-разведчики МиГ-25Р оставили сильное впечатление.

Задолго до полетов «Мигов» израильтяне вели поиски своего собственного эффективного носителя разведывательного оборудования. Первоначально они думали, что нашли его в изготовленной компанией General Dynamics усовершенствованной высотной разведывательной камере HIAC-1, но камера была настолько большой, что ее можно было разместить только в RB-57F – разведывательной версии британского бомбардировщика Canberra, который по лицензии изготавливали компании Martin и General Dynamics и который из-за разведывательной камеры был запрещен к экспорту за пределы Соединенных Штатов.

К 1971 году отношение Америки к экспорту камеры HIAC-1 изменилось. ВВС США разработали размещавшийся под фюзеляжем «фантома» контейнер, который получил обозначение G-139 и в котором можно было разместить камеру HIAC-1. Поскольку камера была очень большой, то длина контейнера была 22 фута (6,7 м), а масса – свыше 4000 фунтов (1810 кг). Комплекс «камера/подвесной контейнер», обозначавшийся как Bench Box и устанавливавшийся на самолетах-разведчиках RF-4C Phantom II, использовался во многих разведывательных полетах возле северокорейской границы.

Израильтяне интересовались оснащенными фотокамерами «фантомами», что привело к старту программы Peace Jack. Серьезную обеспокоенность вызвало негативное влияние огромной камеры на летные характеристики самолета. Инженеры General Dynamics решили, что лучшим способом решения этой проблемы является повышение летных характеристик «фантома», а не попытка разработать более легкую систему фотокамер. Компания стремилась повысить тягу двигателей «фантома» за счет впрыска воды – идея, у которой уже был прецедент.

9 декабря 1959 года во время операции Skyburner была предпринята попытка установки мирового рекорда скорости на большой высоте с помощью палубного истребителя F4H-1 Phantom II. Помимо этого частью программы Skyburner было установление абсолютного рекорда скорости. В целях увеличения скорости инженеры компании McDonnell разработали систему впрыска в двигатели водо-метаноловой смеси. В задней кабине, обычно занимаемой офицером управления системами вооружения, был размещен большой бак. Помимо этого было усилено лобовое стекло кабины, так как оно могло быть повреждено вследствие тепла, выделяющегося при аэродинамическом нагреве на высоких скоростях. Результат этих изменений был продемонстрирован мировой общественности 22 ноября 1961 года, когда подполковник морской пехоты США Боб Робинсон на модифицированном «фантоме» установил абсолютный рекорд скорости 1606,342 миль в час (2585,156 км/ч).

Опыт работ над рекордными самолетами инженеры компании General Dynamics применили при разработке проекта самолета-разведчика RF-4X. Новый самолет должен был быть оснащен крупными 300-галлонными (1136 л) конформными водяными баками, установленные на фюзеляже непосредственно над двигателями и их воздуховодами. Находившаяся в них дистиллированная вода предназначена для нескольких целей:

  • охлаждения воздуха, поступающего в компрессор,
  • увеличения таким образом проходящего через двигатель общего массового потока воздуха (и увеличения тем самым тяги двигателя)
  • увеличение(за счет испарения воды) общего объема газа на форсажном режиме.

В компании General Electric проверили двигатели и передали эти данные в компанию General Dynamics, упрощая работу её инженерам, которые работали в рамках программы проекта RF-4X. Система PCC была рассчитана на увеличение тяги двигателей J79 более чем на 50 процентов – весьма положительные результаты.

Чтобы обеспечить полет самолета на гораздо более высоких скоростях в компании General Dynamics были разработаны более крупные воздухозаборники двигателя, оснащенные сложной системой внутренних пластин и воздуховодов. Новый фонарь кабины из поликарбоната должен был справится с аэродинамическим нагревом на высоких скоростях. Средства управления полетом также были изменены, а площадь хвостового оперения была увеличена.

В 1973 году в носовой части самолета была установлена уменьшенная и усовершенствованная версия камеры HIAC-1. Согласно расчетам отказ от подвесного контейнера и как следствие уменьшение лобового сопротивления в сочетании с конструктивными изменениями должно было повысить летные характеристики «фантома» и увеличить крейсерскую скорость до М = 2,4 и кратковременно развиваемую максимальную скорость до М = 3,2.

Но это поставило под сомнение возможный экспорт RF-4X. Ни в одной стране мира, кроме Соединенных Штатов и Советского Союза, не было самолетов, способных летать на скоростях свыше М = 3,0. В своей книге «Самолет-шпион: рассекреченная история U-2» Норман Полмар (Spyplane: The U-2 History Declassified, Norman Polmar) привел пример того, почему экспортные поставки могли вызывать беспокойство. Начиная с августа 1970 года, два самолета-разведчика ВВС США U-2R были размещены на авиабазе Акротири, Кипр (американские самолеты размещались на ней со времен Суэцкого кризиса 1956 года). После первого пролета самолетов-шпионов U-2 израильский министр-обороны Моше Даян вызвал в свой кабинет заместителя посла и пожаловался, что U-2 отклонились от узкого коридора шириной 5 километров, который им выделили израильтяне. Затем Даян пригрозил сбить и U-2 с помощью истребителей F-4E.

Понятно, что Госдепартамент был обеспокоен тем, что другая страна – даже союзник – сможет приобрести перехватчики, которые будут способны угрожать самолетам-разведчикам США. Однако RF-4X не планировалось оснащать радаром и потому он вряд ли мог использоваться в качестве перехватчика. Таким образом, программа была продолжена. В ноябре 1974 года израильский F-4E был доставлен на базу компании General Dynamics в Форт-Уэрте для использования в качестве макета нового самолета.

Инженеры работали над реактивным самолетом до 1975 года, когда программа столкнулась с рядом проблем. После обширных испытаний в компании General Dynamics пришли к выводу, что система PCC приведет к отрыву лопаток компрессора двигателя и попаданию их в его корпус, что могло привести к катастрофе.

Тем временем завершалась программа испытаний многоцелевого истребителя McDonnell Douglas F-15 Eagle и готовилось его серийное производство. Поскольку при меньшей стоимости самолет-разведчик RF-4X в ряде характеристик имел превосходство над F-15, то в военно-воздушных силах возникло опасение, что Конгресс сократит финансирование нового истребителя. В госдепартаменте по-прежнему сохранялось беспокойство, что израильские ВВС будут использовать RF-4X в качестве перехватчиков и что успешное уничтожение советского самолета-разведчика может привести к международному инциденту. Это означало закрытие программы RF-4X.

Однако эта программа не была полным провалом, поскольку в Израиле все еще хотели установить камеру HIAC-1 в носу самолета. Два дополнительных израильских «фантома» были переданы компании General Dynamics для переделки всех трех в новый вариант RF-4E(S). Из-за досрочного прекращения программы RF-4X и бюджетных ограничений на переделанном самолете все еще использовались обычные немодифицированные двигатели J79.

В 1976-77 годах три самолета-разведчика RF-4E(S) были возвращены израильским ВВС. С характерной иронией израильтяне прозвали их Tsalam Shablul или «улитка-фотограф». Поскольку «улитки» выполняли полеты на высотах, приближающихся к 70000 футам (21336 м), то пилот и офицер управления системами вооружения были одеты в высотные скафандры David Clark Company A/P22S-6 –те же самые, которыми пользовались пилоты американских самолетов-разведчиков.

В мае 2004 года после долгой и напряженной карьеры «улитки» были сняты с вооружения. Две из них были отправлены на хранение в аэропорте Увда, а третью все еще можно увидеть в музее ВВС Израиля на авиабазе Хатзерим.

Источники:

https://www.historynet.com/the-fastest-phantom-an-american-israeli-program-modifies-the-f-4.htm

Альтернативная История — крупнейший блог рунета

4+

от admin