4+

Перспективный танковый парк вермахта — широко обсуждаемая тема в узких кругах любителей бронетанкового вооружения. Помимо сверхтяжелых E-100 и Pz.Kpfw. Maus, в этом списке значатся легкий и средний истребители танков E-10 и E-25. Несмотря на некоторую отрывочность сведений о них, в целом характеристики проектов этих машин известны, включая и их возможное вооружение.

Между тем, основой «Панцерваффе-46», по крайней мере, в умах любителей альтернативного танкостроения, должны были стать средний танк E-50 и тяжелый E-75. С этими образцами ситуация куда более запутанная, поскольку проектные работы по ним прекратились еще на ранней стадии, и добрая половина сведений об этих танках является по большей части разного рода мистификациями. Попробуем разобраться в том, что из информации о E-50 и E-75 является правдой, а что – откровенной подтасовкой фактов.

Настойчивое стремление к унификации

6-й отдел Департамента вооружений сухопутных сил вермахта и лично Генрих Книпкамп еще со второй половины 30-х годов пытались создать единую платформу для двух типов танков. Причиной тому стала немного странная ситуация, когда разработка Großtraktor и Leichttraktor привела к появлению, соответственно, танка поддержки B.W. и среднего танка Z.W. Несмотря на то, что задачи у машин были разные, их технические характеристики оказались очень близкими.

В начале 1937 года возникла вполне здраво выглядящая идея оставить в производстве одно из двух схожих по характеристикам шасси. Более перспективно выглядел танк Z.W.38, в создании которого Книпкамп принимал самое непосредственное участие. Эта машина, в отличие от предшествовавших ей Pz.Kpfw.III модификаций Ausf.B-D, должна была получить торсионную подвеску, успешно обкатанную на шведском легком танке Landsverk L-60.

По замыслу Книпкампа, танк поддержки должен был изготавливаться путем установки башни B.W. (Pz.Kpfw.IV) на шасси 4.Serie/Z.W. Уже в июне 1937 года военные проинформировали концерн Krupp, что 2.Serie/B.W. (Pz.Kpfw.IV Ausf.B) будет последней партией Pz.Kpfw.IV. Но планы и реальность нередко расходятся друг с другом. Работы по Z.W.38 затянулись, первая машина вышла на испытания только весной 1938 года. В результате Эрих Вольфёрт, ведущий инженер Krupp, смог «продавить» дальнейший выпуск Pz.Kpfw.IV. Идея строить на одном шасси основной средний танк и танк поддержки, как это делали англичане с Medium Tank Mk.I и Mk.II, а в дальнейшем и с другими танками, провалилась.

Следующая попытка создать общую танковую платформу была предпринята немцами 5 лет спустя. В апреле 1942 года конструкторское бюро Henschel начало работу над танком, первоначально известным как VK 45.02 (H), он же Tiger II. По ходу разработки танк было решено унифицировать по ряду агрегатов со средним танком VK 30.02 (MAN). В ноябре 1942 года проект VK 45.02 (H) трансформировался в VK 45.03 (H), известный также как Tiger III.

17 февраля 1943 года рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер одобрил идею унификации VK 45.03 (H) и перспективного среднего танка Panther II. На этот раз задуманная унификация носила несколько иной характер, нежели попытка строить на одном шасси B.W.и Z.W. Для тяжелого танка планировалось использовать ходовую часть с девятью парами опорных катков на борт, а для среднего – с семью. Соответственно, у Tiger III более длинным был и корпус. Общими у танков должны были быть двигатели, трансмиссия, система охлаждения и опорные катки.

Между тем, работы по Panther II затянулись, а VK 45.03 (H) опять трансформировался в VK 45.02 (H), или Tiger II. При этом к танку, который разрабатывался раньше под тем же обозначением, он не имел почти никакого отношения. В конце концов VK 45.02 (H) был принят на вооружение как Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B. Что же касается Panther II, то здесь дальше опытного шасси дело и вовсе не продвинулось. Причиной тому стала загруженность MAN производством Pz.Kpfw. Panther. Свою роль сыграло и то, что шасси этого серийного танка было решено использовать при создании истребителя танков Jagdpanther.

Еще в мае 1942 года Книпкамп начал продумывать новый вариант универсального танкового шасси. В отличие от проекта Tiger III/Panther II, на этот раз задумка главы по разработкам бронетанковой техники 6-го отдела Департамента вооружений была во многом идентична идее пятилетней давности. Речь снова шла не просто об унификации агрегатов, а о едином шасси для среднего и тяжелого танка. Всерьез эта идея, впрочем, поначалу не воспринималась, поскольку в работе находилась программа Tiger III/Panther II. Запускать параллельно ей другой, еще более одиозный проект, никто не стал бы. Книпкампу пришлось ждать весны 1943 года, когда стало ясно, что программа унификации Tiger III/Panther II потихоньку заходит в тупик.

Без торсионов и переднего привода

Началу опытных работ по «единому шасси» предшествовали довольно любопытные события. Как известно, проекты VK 45.02 (H) и VK 45.03 (H) были не единственными программами разработки немецкого тяжелого танка нового поколения. Еще в начале 1942 года фирма Porsche K.G. начала работу над проектом тяжелого танка, который в марте получил обозначения Typ 180 и VK 45.02 ( P). Как и у машины-конкурента от Henschel, броневые листы этого танка находились под рациональными углами наклона.

Что же касается технической «начинки», то Порше остался верным себе. Вкусов Книмпкамка, который был сторонником переднего расположения трансмиссии, бензинового двигателя и торсионной подвески, коллектив Porsche K.G. не разделял. Элементы подвески Typ 180, как и у предшественников, оказались вынесены наружу, а ведущие колеса танка находились сзади. Серьезные проблемы у машины Порше были с силовой установкой. Дизельные моторы с воздушным охлаждением так и не удалось довести до кондиции. Да и на электротрансмиссию заказчики смотрели косо. Даже до стадии прототипа Typ 180 не добрался, зато башня, которую инженеры Krupp спроектировали для этого танка, досталась «по наследству» первым пятидесяти Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B.

Казалось бы, концепция Книпкампа победила. И Pz.Kpfw. Panther, и Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B создавались в рамках традиционной немецкой концепции, перенятой в межвоенный период у английского тягача Carden-Loyd. Но запущенная в апреле 1943 года самим Книпкампом программа перспективной «серии E» (от слова Entwicklung, то есть «проект») от этой схемы в значительной степени отошла.

Более того, если вынести за скобки мотор воздушного охлаждения и электротрансмиссию, то можно увидеть, что главный разработчик бронетанковой техники 6-го отдела Департамента вооружений позаимствовал идеи конкурента. Общим для всех машин серии E решением стал вынос элементов подвески наружу. И вообще, подвеска у этих машин была какой угодно, но только не торсионной. Еще одной особенностью серии E стал перенос трансмиссии назад. Единственным перспективным танком, в котором трансмиссия должна была находится спереди, оказался сверхтяжелый E-100, но у этого была вполне понятная причина. Фактически E-100 являлся реинкарнацией более старого проекта Tiger-Maus на пружинной подвеске.

Причин у переноса трансмиссии назад было несколько. Использование компоновочной схемы Carden-Loyd с определенного момента становилось головной болью с точки зрения обслуживания. Можно только посочувствовать немецким ремонтникам в ситуации, когда у «Тигра» в поле ломалась коробка передач. Чтобы извлечь её из танка, для начала требовалось вынуть добрую половину внутреннего оборудования. С учетом массы башни это занятие было весьма непростым. У Pz.Kpfw. Panther и Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B процесс демонтажа был не таким трудоемким, поскольку могла сниматься секция на крыше корпуса в районе отделения управления. Но все равно простой эту работу не назовешь.

На этом фоне процесс демонтажа КПП советских средних и тяжелых танков выглядел как плёвое дело. Особенно это касается Т-34 и ИС-2. Еще одним существенным преимуществом советских танков было то, что в случае повреждения снарядом или миной расположенного спереди ленивца можно было временно натянуть гусеничную ленту на уцелевший опорный каток. В результате танк как минимум частично сохранял подвижность. На немецких танках с расположенными спереди ведущими колесами такой номер не прошел бы.

Помимо сверхтяжелого E-100, серия E включала в себя легкий истребитель E-10, который предполагалось использовать в качестве замены для Jagdpanzer 38(T), средний истребитель танков E-25, (замена для Jagdpanzer IV) и «единое шасси». На последнем планировалось создать средний танк E-50 и тяжелый танк E-75.

В случае с E-100 непосредственно танком занимались Krupp и Henchel, а за ходовую часть отвечала фирма Adlerwerke. Над проектом E-10 работали инженеры Klöckner Humboldt Deutz AG, или Magirus. Истребителем танков E-25 занималась фирма Argus Motoren Gesellschaft m.b.H.

Что же касается E-50/E-75, то здесь ситуация весьма щекотливая. Чаще всего их разработчиком называют Adlerwerke, но это не совсем так. Как и в случае с E-100, фирма из Франкфурта-на-Майне занималась лишь ходовой частью. Сведения по «единому шасси» носят крайне отрывочный характер, являясь при этом предметам для всевозможных спекуляций и откровенных фантазий.

Еще одним малоизвестным фактом является то, что «дуэт» E-50/E-75 был не единственной альтернативой для Pz.Kpfw. Panther и Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B. В апреле 1944 года Vereinigte Apparatebau AG, конструкторское бюро концерна Rheinmetall-Borsig AG, предложило свой вариант подвески. Она представляла собой модификацию подвески конструкции Алексея Сурина, которая использовалась на танкетках AH-IV, легких танках Praha TNH, LT vz.38 и целом ряде других машин фирмы ČKD.

Разница с чехословацкой подвеской здесь была в том, что сдвоенные опорные катки располагались в шахматном порядке. А между перспективной ходовой частью для Pz.Kpfw. Panther и для Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B разница заключалась в расстоянии между тележками. Последняя активность по этой теме зафиксирована в документах июлем 1944 года.

Идея инженеров Adlerwerke во главе с Карлом Йеншке была несколько иной. Конструкция их подвески была ближе к той, что использовалась на танках разработки Porsche KG. Разница состояла в том, что конструкторы Porsche в качестве упругого элемента использовали торсион, а на Adlerwerke использовали пружины. Такой вариант подвески, по словам Йеншке, испытывался на MAN и дал хорошие результаты.

Кроме того, катки здесь тоже располагались в шахматном порядке. Сколько этих самых катков было на каждой тележке, вопрос открытый. Большая часть исследователей копирует эскизы, которые Йеншке сделал весной 1945 года, находясь в плену у американцев. И там он нарисовал одинарные катки. Но с точки зрения распределения нагрузки такое решение крайне сомнительное – у Porsche и Vereinigte Apparatebau AG катки были двойными. Вероятнее всего, двойными были катки и на подвеске E-50/E-75.

Согласно концепции, E-50 и E-75 должны были иметь практически одинаковые корпуса, которые отличались бы только толщиной брони. Никаких конкретных данных по этой самой толщине нет. Цифры в названиях означали весовой класс машин. Поскольку боевая масса E-75 должна была быть в полтора раза больше, число тележек в его подвеске увеличилось до четырех на борт.

В полученной американцами информации говорилось, что запас прочности шасси E-75 позволял строить на его базе самоходные установки 80-тонного весового класса. Эта информация дала дополнительный повод для спекуляций. Каких только САУ на базе E-50 и E-75 за немцев не «разработали». Стоит огорчить «проектировщиков»: запас прочности и какие-то практические работы в его «освоении» – это две большие разницы. Что же касается САУ со 149-мм пушкой с длиной ствола 52 калибра, о которой иногда вспоминают в этом контексте, то ее реальное упоминание в документах датируется 1941 годом и относится к совсем другому проекту – VK 70.01.

Помимо конструкции шасси, о E-50 и E-75 известны еще параметры их силовой установки. В качестве двигателя предполагалось использовать V-образный 12-циллиндровый двигатель Maybach HL 234. Базой для него был двигатель Maybach HL 230, при этом мощность HL 234 увеличивалась до 900 л.с. на 3000 об\мин. В целях придания мотору большей надежности допускалось снижение максимальной мощности до 850 л.с. Отличительной особенностью HL 234 было использование непосредственного впрыска топлива. Кроме того, предполагалась установка компрессора, что могло повысить мощность до 1000 л.с. Альтернативной силовой установкой должен был стать дизельный мотор Maybach HL 234 R. Информации по нему нет.

Предполагалось, что двигатель будет соединен с гидравлической 8-скоростной коробки передач с преселектором в сочетании с 2-радиусным механизмом рулевого управления. В отчете по Maybach HL 234 указывалось обозначение этой КПП – OG 40 12 16 B. Особенностью трансмиссии E-50/E-75 было то, что КПП, рулевой механизм и бортовые редукторы предполагалось выполнить единым блоком. Это позволяло сэкономить до тонны веса и на четверть сократить время изготовления танка. Согласно расчетам, максимальная скорость E-50 оценивалась в 60 км/ч, а E-75 – в 40 км/ч.

Без перспектив по вооружению

Если с ходовой частью и силовой установкой, а также отчасти с корпусом E-50 и E-75 есть хоть какая-то ясность, то по их вооружению информации практически не сохранилось. Это предоставило любителям альтернативной истории просторное поле для всевозможных спекуляций. Впрочем, если принять во внимание крупицы доступной информации, а также общие тенденции разработки немецкого танкового вооружения тех лет, окажется, что большая часть этих фантазий имеет очень мало общего с реальностью.

Для начала, стоит огорчить тех фантазеров, которые ставят на E-50 башню, известную как Schmallturm, или «узкая башня». Первоначально ее разрабатывали для Pz.Kpfw. Panther II, в сильно измененном виде планировали ставить и на Pz.Kpfw. Panther Ausf.F. Подобное разочарование ожидает и тех, кто устанавливает на шасси E-75 башню от Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B. Ни ту, ни другую башню на E-50 и E-75 ставить не собирались.

Согласно информации, которую удалось добыть американской разведке, концерн Krupp должен был разработать для этих танков новую башню. Подобно корпусу, внешне башни для среднего и тяжелого танка были идентичны, отличаясь между собой только толщиной брони, а также вооружением. Больше никакой информации по этой унифицированной башне нет, известно лишь, что она должна была иметь электропривод.

По поводу вооружения стоит поговорить отдельно. Английская разведка, которая нередко получала информацию в сильно искаженном виде, породила миф о том, что немцы разрабатывали сверхдлинные танковые пушки. Типичным тому примером является мифическое орудие, известное как 7.5 cm KwK L/100. Также встречается упоминание и про 88-мм пушку с длиной ствола 100 калибров. По поводу этих сверхдлинных орудий есть сразу три новости – одна хорошая и две плохих.

Начнем с хорошей. Изучение документов в Бундесархиве выявило наличие сверхдлинных пушек с длиной ствола до, страшно подумать, 130 калибров. На этом хорошие новости закончились. Эти пушки на чертежах обозначаются как Pak, то есть это противотанковые орудия. Еще существеннее то, в какое время эти проекты появились. Датируются они началом 1943 года, в то время как основная активность по E-50 и E-75 зафиксирована в конце 1944 года. К слову, еще одну, на этот раз 105-мм пушку с длиной ствола 100 калибров прорабатывали инженеры концерна Krupp, но она также замышлялась не как танковая. Другими словами, эти «гроссшланге» к перспективным танкам Е – серии не имеют никакого отношения.

Даже если предположить, что на E-50 и E-75 установили бы упомянутые выше башни, то сильно порадовать немецким танкистов было бы нечем. В ноябре 1944 года концерн Krupp разработал вариант установки в башню Schmallturm 88-мм танковой пушки KwK 43 L/71. Она туда, конечно, влезла, но просторнее от этого в башне не стало. Диаметр подбашенного погона составлял 1650 мм, и сама пушка, судя по заводской схеме, в габариты едва-едва, но вписалась. При этом командир, судя по всему, сидел прямо на казеннике. Открытым оставался вопрос по удобству заряжания. И это не говоря о том, что более длинный ствол потребовал бы установки в корме башни противовеса.

В целом то, что сделали на Krupp, очень похоже на творчество сотрудников Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ) во главе с В.Г. Грабиным, которые ухитрились установить 100-мм пушку ЛБ-1 в штатную башню Т-34–85. Результаты опытов над Schmallturm с KwK 43 L/71 были бы теми же: пушка влезла, стрелять, в принципе, можно, но расчету очень неудобно. С учетом того, что дальше бумаги эта работа не пошла, мнения немецких и советских военных о подобных экспериментах совпали.

Еще более запущенной оказалась ситуация с новым вооружение для башни Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B. В ноябре 1944 года концерн Krupp подготовил проект установки в эту башню 105-мм пушки KwK L/68. Как и в случае с орудием для «Пантеры», пушка в габарит башни хоть и с трудом, но вписалась. Но вот унитарный выстрел калибра 105 мм в башню вписываться упорно не хотел. Единственным способом «затолкать» его туда оказалось введение раздельного заряжания. Это сработало, в кормовой нише удалось разместилось 20 выстрелов. Но скорострельность орудия при раздельном заряжании однозначно падала. Впрочем, и эту проблему можно было решить введением в экипаж второго заряжающего.

Поразмыслив, в 6-м отделе Департамента вооружений от изготовления конструкции в металле отказались. Подобное перспективное вооружение для перспективных танков могло бы нормально функционировать только в альтернативной истории, да еще в компьютерных играх.

Арийский танковый тупик

Самым большим заблуждением среди многих «экспертов» немецкой бронетанковой техники является мнение, что немцы возлагали большие надежды на E-50 и E-75. На самом деле в начале 1945 года немцам стало совсем не до «ё-мобилей». Разработка унифицированного шасси к этому времени находилась на столь раннем этапе, что ни о каких перспективах его серийного производства речи не было. Согласно планам немецкого командования по выпуску танков, основой Панцерваффе оставались Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B и Pz.Kpfw. Panther Ausf.G. Последний танк в будущем планировалось заменить в серийном производстве на Pz.Kpfw. Panther Ausf.F. Фактически немецкие конструкторы бронетанковой техники застряли в 1943 году, доводя до ума танки, которые постепенно начинали проигрывать технике противника.

Даже если представить, что война в Европе продолжилась после 9 мая 1945 года и E-50/E-75 все-таки попали в войска, ничего хорошего немцев не ждало. Особенно это касается Восточного фронта. В лучшем случае их бы ожидала встреча с Т-44 и ИС-3. А если рассматривать перспективные советские разработки, то картина оказывается совсем мрачной для немцев. Уже в январе 1945 года на испытания вышел первый опытный образец среднего танка Т-54, который для 8.8 cm Pak 43 в лобовой проекции был не по зубам. Весной 1945 года решался вопрос о том, чтобы вместо ИС-3 ставить на конвейер еще более защищенный ИС-4. И это не считая проектов вроде Объекта 257.

Следует отметить, что при сохранении сравнительно небольшой массы советские танкостроители сделали огромный скачок вперед в плане защищенности своих танков. Их коллеги из Великобритании и США на этом направлении немного отставали, но и они достаточно быстро подтягивались. Необходимо иметь в виду, что в военный период финансирования на новые работы не жалели, так что в случае продолжения войны в Европе новые английские и американские танки появились бы значительно раньше, чем это случилось в реальности. Одним словом, в случае продолжения войны после 1945 года E-50 и E-75 явно не стали бы танковым вундерваффе и выглядели бы как минимум не лучше своих противников.

Лишним доказательством того, что немецкие танкостроители пошли по тупиковому пути, является история создания французского среднего танка AMX 45. Эта машина, которая позже превратилась в AMX M4, имела прямое отношение к серии E. Тележечную подвеску французы использовать не стали. Зато двигатель Maybach 295 являлся прямым родственником того самого HL 234. Очень похожими получились и габариты корпуса. Больше того, в работе над этим танком принимали участие немецкие инженеры. В результате работы зашли в тупик. Интересно, что при создании этого танка даже мощность двигателя пришлось снижать с 1000 до 850 лошадиных сил.

Сами же немцы в начале 50-х годов пошли по совсем другому пути. Новый проект немецкого среднего танка выглядел значительно скромнее массивного E-50. Танк с боевой массой в районе 30 тонн имел торсионную подвеску, экипаж из 4 человек, а также очень скромное (даже по меркам конца Второй мировой войны) бронирование. В целом концепция этой машины больше напоминала танк не немецкой, а американской школы, при этом по габаритам она оказалась ближе к советским Т-54 и Т-10. К слову, получившийся из этой концепции 37-тонный Standartpanzer, более известный как Leopard 1, был создан теми же фирмами, что проектировали немецкие танки в годы Второй мировой войны.

Автор выражает большую признательность Александру Волгину (г. Кострома) за большую помощь с материалами, которые были использованы при подготовке этой статьи.

Автор: Юрий Пашолок


Источники и литература:

  • https://warspot.ru/
  • Материалы NARA (National Archives and Records Administration)
  • Материалы BAMA (Bundesarchiv)
  • Panzer Tracts No. 20–1 — Paper Panzers — Panzerkampfwagen, Sturmgeschuetz and Jagdpanzer, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, Panzer Tracts, 2001, ISBN 0–97–3-X
  • Special Panzer Variants: Development — Production – Operations, Walter J. Spielberger, Hilary L. Doyle, Schiffer Publishing, 2007
4+

от admin