2+

Грегори Боингтон был одним из самых знаменитых лётчиков Второй мировой войны. Он был одним из ведущих асов США на Тихоокеанском театре военных действий. Впрочем, на родине Грег прославился не только и даже не столько своими многочисленными воздушными победами, сколько, мягко говоря, экстравагантным поведением на земле, крайне далеким от общепринятых морально-этических стандартов. Судьба этого человека полна удивительных событий и необычайно интересна.

Грегори Боингтон (Boyington) родился 4 декабря 1912 года в Кюр Д`Ален, штат Айдахо. Его детство прошло в Оканоган, шт. Вашингтон, где его родители выращивали яблоки. Среди предков Грега были индейцы-чероки; мать после рождения сына вновь вышла замуж, но мальчик и его отчим, Грегори Холленбек, всегда ладили друг с другом.

В возрасте восьми лет Грег впервые поднялся в воздух, познакомившись со знаменитым авиатором Клайдом Пенгборном, перелетевшим впоследствии Тихий океан. «Мне всегда нравилась идея полета. Я читал все книги об асах первой мировой войны, собирал модели самолетов и планеров», — вспоминал впоследствии Боингтон.

В 1934 году Боингтон окончил кафедру авиационного проектирования Вашингтонского университета, где он, помимо всего прочего, занимался плаванием и борьбой, а также получил степень бакалавра наук в области проектирования летательных аппаратов.

Вскоре после этого Грег женился. Военную карьеру будущий ас начал еще в высшей школе — как резервист. Через четыре года Боингтон получил звание капитан-кадета, к 1934 году дослужился до звания младшего лейтенанта в школе береговой артиллерии и два месяца служил в 630 батарее береговой охраны, Форт-Уорден, штат Вашингтон.

После увольнения в запас 16 июня 1934 года, Грег работал чертежником в Сиэтле у Боинга, под уже знакомым именем Грегори Холленбек. Узнав однажды от матери, что его подлинная фамилия — Боингтон, Грег тут же использовал это как шанс для начала новой карьеры: заключенный брак не позволял ему вступить в морскую авиацию. Сменив фамилию и оставив семью с тремя детьми, Грегори был зачислен кадетом в состав авиации морской пехоты 18 февраля 1936 г, и приступил к обучению на авиабазе Пенса-кола, во Флориде. Однако его махинация все же раскрылась при первой же выплате жалования — Грег был вынужден платить алименты бывшей супруге.

11 марта он официально стал морским летчиком и по распределению был направлен в Квантико, Вирджиния, в состав 1 авиакорпуса морской пехоты. В звании лейтенанта окончил школу морской пехоты в Филадельфии, и в июне 1938 года переведен в состав 2 авиагруппы (MAG 2) в Сан-Диего. 4 ноября 1940 года, Грег вернулся в Пенсаколу в долж-ности старшего лейтенанта-инструктора.

До официального вступления США в войну американская сторона не имела права оказывать Китаю открытую военную поддержку, однако отказаться от нее правительство США не хотело. Поэтому, как вспоминает Боингтон, добровольцы, в том числе авиаторы группы AVG, ехали в Китай под видом работников фиктивной организации САМСО, якобы производившей самолеты для китайских ВВС. Чтобы стать членом САМСО, Грег заявил, что он – бывший летчик легендарной эскадрильи «Лафайетт». 26 августа 1941 года, он подписал контракт на должность командира звена с ежемесячным окладом 675 долларов плюс 500 за каждый сбитый самолет противника.

«Я служил в военной авиации с 1934 года и летал с 1935, стал инструктором первоначального обучения и в пилотировании вслепую. Там я встретил многих своих друзей, в том числе Джо Фосса. Я комиссовался и подписал контракт с группой американских летчиков-добровольцев в Китае (American Volunteer Group AVG) в сентябре 1941 года, так как очередного звания было долго ждать, а мне нужны были деньги. В AVG платили 675 долларов месячного жалования, плюс 500 долларов за каждую подтвержденную победу. В 1941 году это было то же самое, что сейчас 5000 долларов. С моей бывшей супругой, тремя детьми, с долгами и моим образом жизни — понятно, мне нужны были деньги. Между прочим, правительство чертовски хорошо знало, чем мы занимаемся. Они это все и организовали. Именно тогда я узнал, что адмирал Честер У. Нимитц имел подробное досье на любого флотского летчика. Единственное, что от нас требовалось – держать рот на замке».

В начале марта американских военнослужащих в Китае удостоил своим визитом сам генералиссимус Чан Кай Ши с супругой, которая называла американцев «мальчиками» и «ангелами, с крыльями или без». Среди летчиков, эти реплики вызывали взрывы громового хохота, но, тем не менее, большинство американцев были тронуты искренностью миловидной супруги главнокомандующего. Боингтон же высказался о семье генералиссимуса в своем стиле и более чем определенно: «Чан Кай Ши был узаконенным бандитом, и тащил все, что не прибито гвоздями. А его мадам заправляла всей аферой. При этом он делал вид, что командует китайской армией. По правде говоря, никто из нас по-настоящему не уважал Чан Кай Ши, но, правда, деньги он платил немалые, если платил».

Воспоминания аса о службе в Китае наполнены в большей степени рассказами о попойках и борделях, о драках и ссорах с сослуживцами, чем о победах над японскими истребителями. Наконец, отношения с руководством AVG у Бингтона из-за постоянного пьянства и грубости последнего испортились окончательно. Таким образом Грег, покинув ряды американской авиации в Китае в мае 1942 года, добрался до Индии на самолете китайских ВВС, оттуда в Карачи — на летающей лодке ВОАС. Далее, он попытался воспользоваться услугами транспортной авиации ВВС США, но получил решительный отказ — очевидно, он был первым, на кого распространилось требование Ченно — не пускать на борт «дезертиров» из AVG. В конце концов, Боингтон совершил путешествие на гражданском судне SS Brasil.

Всего за время своей службы в AVG, Грег Боингтон налетал 300 летных часов и сбил шесть вражеских самолетов.

Боингтон вернулся в США в июле 1942 года и отправился прямым поездом в Вашингтон, где подал рапорт о восстановлении его в звании на основании договора с адмиралом Нимитцем. Ему приказали вернуться домой и ожидать приказа, должного решить его участь. Несколько месяцев спустя Боингтон вынужден был вернуться к своей старой работе — то есть, занялся парковкой машин, чем занимался еще в колледже.

В ноябре 1942, наконец, поступил приказ об отправке Боингтона в Сан-Диего, где на второй день службы ему присвоили звание майора запаса, поскольку именно это звание он бы получил, если бы не прерывал службы в морской пехоте.

В январе 1943 года, Боингтон вновь пересек Тихий океан на борту судна S.S. Lur-lene, и высадился в порту Нумеа, Новая Каледония. Он был назначен помощником дежурного офицера на аэродроме Эспириту — Санто, но эта административная работа его, конечно, не устраивала. Грег требовал, чтобы его перевели в летную часть.

Он также принял участие в подготовке знаменитого рейда истребителей «Лайтнинг» P-38, во время которого был сбит и погиб адмирал Исороку Ямамото.

Эскадрилья Боингтона VMF-222 в ту пору летала на «Уайлдкэтах», сопровождая пикирующие бомбардировщики с Гуадалканала в налетах на Бугенвилль. За время своего первого оперативного цикла, ас не сбил ни одного вражеского самолета; пока герой отдыхал в Сиднее, его часть перевооружалась на новые истребители «Корсар». Грег вернулся в строй в начале июня, но уже 7 июня сломал лодыжку во время игры в футбол, и волей-неволей провел некоторое время в больнице, в Окленде. Его часть под командованием майора Хансена в это время вела наступательные бои и сбила 30 японцев. «Я думаю, они ждали моего ухода», — сокрушался Боингтон.

После возвращения в Эспириту-Санто, Грег, как запасной игрок, переходил из одной эскадрильи в другую, практически не участвуя в боевых вылетах. После шестого такого перемещения, 26 июня он был зачислен в состав VMF-112, где пробыл до 11 августа. В августе Грег попытался сколотить «временную» команду из множества летчиков, оставшихся не у дел благодаря своей личной недисциплинированности – как и сам Боингтон. «Одним из моих занятий было вести дисциплинарные дела офицеров и контрактников. Вот тогда у меня и созрела мысль сформировать эскадрилью. Я переговорил с командиром MAG-11 (Marine Air Group), полковником Сандерсоном, и он на словах одобрил мою идею. И я начал собирать летчиков, откуда только можно было».

На первых порах, идея создания такого дивизиона, воспринималась как шутка. Все считали, что у нас не выйдет ничего, кроме чепухи. Но, спустя всего лишь 12 недель боевых действий, дивизион уничтожил 94 вражеских истребителя, и занял все первые полосы в американских газетах.

Пройдя через множество препятствий, Боингтон добился официального признания новой эскадрильи, и сам же ее и возглавил. Эскадрилья получила индекс VMF-214, унаследовав его от другой части, окончившей боевой тур и отбывавшей в США.

Боингтон был самым старшим из пилотов, благодаря чему и получил прозвище «Grandpappy» — «Дедушка». Постепенно прозвище сократилось до «Рарру», то есть «Батька», а настоящее имя Боингтона «забылось».

В начале сентября эскадрилья VMF-214, в которой только три пилота имели боевой опыт, перелетела на передовой аэродром на островах Рассела, стартовав со знаменитого аэродрома Гендерсон Филд на Гуадалканале. «Это было 16 сентября 1943 года, мы как раз прибыли на острова Рассела. Тогда и состоялся мой первый вылет в составе эскадрильи. 20 «Корсаров» разбились на пять звеньев, чтобы сопровождать 150 «Эвенджеров» и «Даунтлесс», которые собирались бомбить Баллале – такое место возле Бугенвилля. Мы сохраняли радиомолчание во время 600-мильного замкнутого маршрута, думая о чем угодно. Потом мы вошли в густую облачность, потеряли бомбардировщики из вида, и спустились под облака, чтобы вновь их найти. Достаточно уверенный в себе, я наблюдал, как бомбардировщики занимаются своим делом — и тут на нас обрушиваются 40 «Зеро» с полными баками, и эти парни были вовсе не глупы — ну, мне так казалось. Один из них подобрался ко мне сзади, помахивая крыльями — словно призывал меня стать в строй. А затем он обогнал меня. Как назло, я забыл включить прицел и зарядить оружие — но, когда я это сделал, он все еще был передо мной, так что я сразу его и грохнул. Еще одного снял с моего хвоста Мо Фишер, и тут мы направились к нашей группе, чтобы защитить бомбардировщики».

Когда небо очистилось от вражеских истребителей, «Корсары» развернулись на обратный курс. В этот момент, «Батька» приметил «Зеро» почти над самой водой. Грег тут же бросился в атаку, но был вовремя предупрежден об опасности с тыла: еще один «Зеро» заходил ему в хвост. Мгновенно развернувшись, Грег успел дать лишь одну очередь, и «Зеро» на встречном курсе развалился в воздухе. Следом за ним, был сбит и третий, низколетящий самолет. Но и это было еще не все: вновь развернувшись, чтобы занять место в строю, Грег увидел поврежденный «Корсар» и атакующего его «Зеро». Боингтон тут же сбил этого японца, и вернулся на аэродром на последних каплях бензина.

Вот как описывает Грег этот бой: «Пехотинец» был сильно поврежден, масло залило ему все остекление, и он терял скорость. Я кинулся на «Зеро», и он тут же вышел из атаки, едва я открыл огонь. Я последовал за ним, непрерывно стреляя, и он развалился на части — но и я едва не свалился на крыло. Я выровнял самолет, и тут мне на прицел попал второй «Зеро» — я его тут же сбил, и только тогда пришел в себя. Адреналиновая атака в бою — это такая вещь, которую никак не опишешь. Я не видел этот «Корсар» снова, и не знаю, кто это был — но, единственный из наших, кто в тот день не вернулся, был Бобби Эвинг, так что, видимо, это он и был. До базы я бы все равно не дотянул, так что я сел в Мунду, без капли топлива».

Итоги этого легендарного боя были таковы: «Я сбил пять вражеских истребителей в одном бою; больше у меня никогда так не получалось. Большая часть боевых операций — это довольно скучно, особенно, когда вы начинаете выигрывать войну и превосходите противника по численности. Мой успех помог мне избавиться от большей части недоброжелателей — кроме некого Лярда. Он был наслышан о наших пьянках в Китае и Бирме, так что он наложил на меня своего рода вето: мне не позволялось пить, а если я нарушал запрет, об этом составлялся рапорт. Я все же попался, и Лярд приказал отправить меня под арест до самого вылета. Стоит ли говорить о том, как я подчинился этому приказу?».

Выдающийся летный талант Грега Боингтона и успехи его эскадрильи вернули ему боевую славу: VMF-214 получила прозвище «Boyington`s Bastards», то есть «ублюдки Боингтона», но из эстетических соображений официальным именем стало «Black Sheep» — «Черная овца». С тех пор, как Боингтон начал выбиваться в лидеры по числу побед, репортеры не желали оставить его в покое. Фред Эви, служивший в той же эскадрилье, писал: «Они хотели сделать его рекордсменом по сбиванию самолетов. Всегда находились четыре или пять парней, которым непременно нужно было взять у него интервью: здесь и сейчас. Я их не переваривал — по правде, им следовало оставить в покое и Грега, и нас: Наше мнение в расчет даже не принималось. Боингтон уставал, и временами работал на износ — чего, понятно, не стоило бы делать. Я думаю — не было ли это одной из причин того, что он был сбит и попал в плен?»

17 октября 1943 года, «Овцы» сопровождали «Эвенджеры» во время налета на аэродром Каили, занятый японцами. Из 60 японских истребителей, в воздух не поднялся ни один. Вернувшись в Мунду Грег велел дозаправить «Корсары» и вновь появился над Каили, вызвав японцев на поединок. Завязался воздушный бой, во время которого «Корсары» сбили 12 «Зеро», в том числе «Батька» сбил три, а сами «Овцы» потерь не имели.

Вскоре после этого эпизода, VMF-214, вместе с армейскими «Кобрами» и «Лайтнингами» сопровождали группу бомбардировщиков B-24 «Либерейтор». Самолеты попали в песчаную бурю. Армейские истребители отстали и вернулись на свои аэродромы. Только Боингтон сопровождал группу до конца. За этот поступок, руководство армейской авиации вознамерилось наградить «Батьку» Серебряной Звездой, но этому воспротивилось руководство морской пехоты, зная о каторжном характере героя: подумать только, он ведь курил в самолете!

В октябре VMF-214 завершила шестинедельный тур, и эскадрилья отправилась в Сидней на отдых. За 32 дня майор Боингтон сбил в районе Бугенвилля 14 вражеских самолетов.

Эскадрилья вернулась к боевой деятельности в декабре 1943 года. Боингтон, по заданию генерала Митчелла, возглавил рейды на Рабаул. Первый такой налет состоялся 17 декабря: участвовали 31 «Корсар», 23 «Уорхока» и 22 «Хеллкэта». Японцы не пожелали рисковать своими истребителями, когда противник имел столь явный перевес.

Следующий вылет, 23 декабря, был более успешным для американцев: потеряв три своих самолета, они сбили 30, причем Боингтон самолично сбил четыре японских истребителя.

До 27 декабря Боингтон имел на своем счету 25 побед.

Ранним утром 3 января 1944 года Грег, вместе со своим ведомым Джорджем Эшманом, взлетел во главе группы из 46 самолетов. «Корсар» Боингтона был в ремонте, и Грег воспользовался машиной другого аса – Мэриона Кэрла, чтобы побить рекорд Джозефа Фосса, имевшего на счету 26 побед.

В 7.45 Боингтон атаковал строй из 10 японских самолетов. Ему удалось завалить 26-го «Зеро», но когда Грег попытался вернуться в строй, японские истребители отрезали его от своих. «Корсар» Эшмана был подбит и задымился. Прикрывая ведомого, Боингтон сбил еще двоих японцев — но поздно! Самолет Эшмана врезался в воду. Японцы перенесли огонь на «Корсар» Боингтона. Снаряд попал в бензобак, который тут же взорвался. В кабину потянуло невыносимым жаром. Грег покинул самолет на высоте 200 футов. Его спасательный жилет оказался дырявым, а сам «Батька» был ранен в руки, ноги и голову. Боингтон беспомощно бултыхался в воде, в то время как «Зеро» расстреливали его еще добрую четверть часа. Наконец, японцы ушли. Лишь «Корсары» кружили над местом приводнения их ведущего, пока хватало топлива.

«Я обследовал свои ранения, в надежде, что меня спасут. Я почти потерял левое ухо, оно держалось на каком — то кровавом месиве. Скальп был весь разодран; руки, плечи и пах- нашпигованы шрапнелью, и еще одна пуля прострелила мне икру. Да, я знавал лучшие дни».

Летающая лодка «Каталина», отправленная на поиски Боингтона, его не нашла. После восьмичасового пребывания в воде, Боингтона подобрала японская подводная лодка: через три часа, Грег был в Рабауле. «Батьку» объявили пропавшим без вести, хотя никто не сомневался в его смерти.

Грег провел 10 дней в Рабауле, затем его по этапу отправили в Японию. В качестве военнопленного, Грег провел двадцать месяцев в лагере Офуна близ Токио.

«Меня никак не готовили к плену и допросам; да если бы и готовили, мы бы где-нибудь допустили просчет. Мы ведь ориентировались на западные методы психологической войны, а японцы мыслят совершенно по-другому — как и китайцы, корейцы, вьетнамцы. Мы их просто не понимаем».

« Большинство охранников вели себя довольно брутально — в смысле, что нас довольно часто били, но если вы находили способ переиграть их — все было в порядке. Там был один толковый переводчик, с образованием в Гонолулу, и это его заслуга, в том, что я, и другие, остались живы. Потом, эта старая леди, на которую я работал на лагерном пищеблоке. К тому времени, я потерял в весе 60 -70 фунтов, и выглядел не лучшим образом. Она позаботилась обо мне, за что я очень благодарен. К тому же, я не брал в рот спиртного целых 20 месяцев — видимо, потому и живу так долго. Только один раз, накануне нового года, охранник дал мне глотнуть сакэ. Другая важная причина — это мистер Коно, таинственный субъект в униформе без знаков отличий, говоривший по-английски. Он, наверное, сделал больше для спасения американских жизней, чем кто то еще. Нет, я не держу обиды на японцев. Это было бы глупо, ведь хорошие и плохие люди есть везде. Кругом всегда хватало японских гражданских лиц, которых регулярно бомбили — тем не мене, они всегда выказывали нам расположение, а не антипатию. Многие из них даже втихаря снабжали нас пищей, и если бы их поймали на этом, им бы не поздоровилось. Когда я думаю о том, как японцы относились к военным в их собственной стране, мне всегда становится не по себе при мысли о том, как мы обошлись с «нашими» японцами — отняли у них дома, и работу, а их самих бросили в лагеря».

Боингтон пробыл в плену до самого окончания войны. Получив звание подполковника морской пехоты, 4 сентября Боингтон в окружении многочисленной прессы завершил Victory Bounds Tour, и 4 октября был награжден Флотским Крестом из рук командующего морской пехотой США, генерала Вандергрифта. Спустя сутки, президент США Трумэн вручил отважному пилоту в Белом Доме высшую офицерскую награду — Орден Чести.

1 августа 1947 г. Грег вышел в отставку в звании полковника, и счастье вновь отвернулось от него. «Меня комиссовали из-за ранений, и мое положение стало хуже некуда — я не мог найти себе работу, пока не устроился спортивным рефери: стал судить бойцовские поединки на полставки. Моя вторая жена, Фрэнни, помогала мне избежать серьезных неприятностей, хотя куда бы я ни пошел — всюду находился полицейский, страстно желающий меня упечь, особенно, когда я выходил из бара. Они вызывали газетчиков, просто потому, что им хотелось за мой счет выставить в газетах свое имя. Потом, несколько лет, я торговал пивом — романтично, не так ли? Но, это хотя бы помогло мне как-то сводить концы с концами, несмотря на то, что я выпал из активной жизни».

В 1959 году Боингтон участвовал в съемках сериала о II мировой войне в качестве консультанта. Вышла его книга воспоминаний «Черная овца» (Ваа Baa Black Sheep), которая впоследствии также была экранизирована. Боингтон был консультантом при съемках.

Грегори Боингтон скончался 11 ноября 1988 г., в возрасте 75 лет.

Всего на счету этого выдающегося летчика к концу войны было 28 побед. Помимо уже названных наград, он был награжден тремя орденами США. Сын Боингтона также стал летчиком и участвовал во Вьетнамской войне в качестве пилота 555 TAF.

Источники:

Грегори «Пэппи» Боингтон. Мирослав Хол. Публикация: журнал НРМ, 6 95., Сомати, 1997г.

Интервью, взятое Колином Хитоном у Грега Боингтона, для журнала Aviation History http://history1900s.about.com/library/prm/blpappyboyington1.htm

Pappy Boyington, Flying Tiger см. http://www.danford.net/gregboy.htm

https://zen.yandex.ru/worldofwarships.ru

2+

от admin