3+

Кофе мне что-то не захотелось, но выпила всё же… не кофе…

Такая дилемма жгучая предстала, и я, как богатырь былинный перед камнем с писульками всякими непонятными. Но мне легче, выбор прост — упиться нормально, а завтра с утра испытать себя в роли полуробота, который шо-то делает, но ничего не понимает, или… Та я уже и сама поняла, что выбора как такового нет, но всё-равно, спасибо, что подсказали!…

Ладно, возвращаемся в Легион.

Так, допустим, упоролась я и понесло меня в пункт вербовки, сижу за столом, вроде бы вся такая уже готовая отдать жизнь за Третью, или какая там по счёту республика, но интересно мне, а комфортно ли мне будет мою жизнь отдавать?

3.

Мне вербовщик, значит, втирает, как вербовщику и положено — Та ты шо, Оксана, будешь как сыр в масле кататься, Чунга-Чанга весело живёт, чудо-остров, чудо-остров! Я верю вербовщикам, и цыганам на базаре верю, но обращусь к альтернативным источникам информации…

А они мне шепчут, эти источники — Иностранный Легион был создан для завоевания Африки и колоний по всему миру, где климат – либо песчаные пустыни, либо тропические болотистые леса с миазмами опаснейших болезней.
В наши дни легионеры проходят службу в тропической Французской Гвиане, пустынном Абу-Даби на берегу Красного моря и на Коморских островах, воюют в африканском Мали и в Афганистане.

Вот так обломать… Звери они, эти альтернативные!…

4.

И те же альтернативные мне вообще всякую охоту отбили было…

Поскольку большинство легионеров были иностранцами, их чаще посылали на самые тяжелые и опасные задания в Африке, Азии, Европе. Изначально набираемые как потенциальные смертники, солдаты проникались духом того братства, в котором оказывались. Сверхсуровая дисциплина не позволяла задавать вопросов, легионер был готов принять смерть неизвестно где и для достижения неясных ему целей, целиком подтверждая девиз «Легион – наше отечество» (с)…

Но в конторе ихней Легионской меня успокоили. Мол, это раньше во Франции иностранцев и бродяг всяких не жалели, сейчас не важно, кто ты, лишь бы не араб…
Потом и по стендам поводили, медальки всякие показали, красивые медальки… Постеснялась спросить — их уже с мёртвых сняли, или ещё… Постеснялась, короче…

5. Ещё меня в детстве пугали (шучу, конечно, кто бы меня в детстве мог напугать?!), что в Легионе после WWII сплошь эсэсовцы да гестаповцы всякие служили переодетые, ну, и абвер — остальные…
Та нет, ясное дело, я не поверила, а сейчас моё неверие изящнейшим образом подтвердилось.

Кроме немцев, а даже немец не каждый в прошлом эсэсовец, много легионеров в послевоенные годы было из стран Восточной Европы, бежавших от коммунистической угрозы Красной армии, а также коллаборационистов из разных стран, включая даже СССР. (с)

Да, чуть не забыла, это важно —

В Иностранный легион солдаты всегда приходят добровольно.

Ага, вчера у Андрея заметка была, шо топор — это круто. А я ему в пику — та фигня, и топор ломается, как будто хоть что-то в этом мире не ломается (не считая японских машин)

Теперь сама убедилась: топор — это КРУТО!

Автор: Оксана Хохловская

3+

от admin