14+

Такой громкий эпитет не случаен. Александр Покрышкин, Николай Гулаев, Григорий Речкалов, Амет-хан Султан, Павел Кутахов и многие другие мастера воздушного боя в разное время летали на Р-39. Покрышкин и вовсе в воспоминаниях называл «аэрокобру» своим любимым самолетом, еще бы, ведь сорок восемь из пятидесяти девяти сбитых им самолетов пришлись как раз на полеты на американском истребителе.

«Аэрокобра» мне понравилась своими формами и, главным образом, мощным вооружением. Сбивать вражеские самолеты было чем — пушка калибра 37 миллиметров, два крупнокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета нормального калибра по тысяче выстрелов в минуту каждый. Мое настроение не испортилось и после предупреждения летчиков об опасной особенности самолета срываться в штопор из-за задней центровки».

Именно эта неприятная «изюминка» поначалу заставляла смотреть летчиков на Р-39 с недоверием. Двигатель в ней располагался за кабиной пилота, что имело как свои плюсы — уникальная маневренность, так и минусы — вероятность свалится в плоский штопор. Но такая опасность подстерегла скорее малоопытных летчиков, которые и на любом другом самолете умудрились бы свалится в штопор, тем более, что как писал тот же Покрышкин, «Airacobra», прежде чем сорваться в штопор начинала заметно вибрировать, как бы предупреждая летчика о том, что самолет выходит на опасные углы атаки и, что нужно немедленно отдать руку управления от себя.

Быстрее всего к новой машине приноровились бывшие пилоты советского истребителя И-16, пилотирование которого имела похожие особенности. Но вскоре количество небоевых потерь упало, а эффективность использования истребителя возросла.

Если с пилотированием  «Аэрокобры» у некоторых советских летчиков, на начальном этапе и возникали трудности то вооружение Р-39 советским летчикам нравилось почти безоговорочно, некоторые летчики предпочитали снимать два крыльевых 7,62 мм пулемета и использовать только 20-миллиметровую, а позднее 37-миллиметровую пушку и крупнокалиберные пулеметы, некоторые летчики даже полностью отказывались от пулеметов. Во-первых, меньше вес , благодаря чему и без того довольно маневренная «Аэрокобра» вообще превращалась чуть ли не в воздушного акробата , а во-вторых, одного попадания 37-миллиметрового снаряда было более чем достаточно для мгновенного уничтожения вражеских «мессершмиттов». Герой Советского Союза Евгений Мариинский в своих мемуарах писал:

«Мессер»! Откуда он взялся?! «Ме-109» был совсем рядом — каких-нибудь двадцать — двадцать пять метров. Я забыл обо всем: о радио, о том, что нужно предупредить ведущего… «Сбить!..» Немного подвернул самолет, прице… прицелиться-то и не смог: прицел был выключен. Так учил инженер по спецоборудованию полка, оберегая дефицитные американские лампочки прицела, он рекомендовал включать прицел только в бою. Но немец совсем рядом, и так не промахнешься! Я нажал и тут же отпустил гашетку. Красный шар пушечного снаряда мгновенно преодолел это короткое расстояние и впился в мотор «Мессера». Разрыва снаряда не было — «значит, бронебойный». Две пули крупнокалиберных пулеметов — одна прошла перед самой кабиной вражеского летчика, а вторая пронзила эту кабину».

Но все же самым же главным достоинством Р-39 была великолепная маневренность и скорость. А все благодаря двигателю, который располагался позади кабины пилота, а не перед ней, как у большинства советских истребителей. Благодаря такой конструкции обзор из кабины был лучше не придумаешь, плюс сама кабина была смещена как можно ближе к носу, а крылья находились в районе центра масс. После советских И-153, И-16 и других пилоты долго не могли поверить, что кабина может не нагреваться от двигателя в процессе полета. Ведь раньше через несколько минут после взлета на Як-1 температура воздуха внутри кабины могла достигать плюс 50-60 градусов! А ведь в такой летающей «бане» еще надо было сбивать противника и не терять ежеминутно сознание.

Отдельно летчиками отмечалась «живучесть» самолета, даже изрешеченный, с оторванными кусками обшивки он был способен продолжать бой. Нередко советские летчики, зная о такой «заговоренности»  своих верных истребителей, решались атаковать даже превосходящие силы врага. Например, в начале 1944 года в боях недалеко от реки Прут шесть самолетов Р-39, возглавляемых дважды Героем Советского Союза Николаем Гулаевым, атаковали двадцать семь немецких бомбардировщиков и истребителей. В молниеносном бою противник потерял одиннадцать самолетов, из них пять штук записал на свой счет Гулаев.

Главным примером признания великолепных качеств Р-39 является тот факт, что к окончанию войны на нем летали почти все советские асы.

Источник:https://rg.ru/

14+

от admin