5+

Pz.KpfwMaus является одним из известнейших немецких танков. Он стал самым тяжёлым танком в истории, по крайней мере среди тех, что были построены. Обычно мнения публики насчёт Pz.KpfwMaus диаметрально противоположные. Одни считают, что этот танк был чуть ли не палочкой-выручалочкой для вермахта, другие же приписывают детищу Porsche K.G. славу той самой увесистой соломинки, что сломала хребет немецкой танковой промышленности.

Как обычно, истина где-то посередине. Палочкой-выручалочкой Pz.Kpfw.Maus не был, хотя, попади он на поле боя, мог бы сильно попортить крови армиям антигитлеровской коалиции. При этом для его производства немецкой танковой промышленности отнюдь не требовалось прикладывать каких-то героических усилий. Правда, на момент постройки первого опытного образца немецкой промышленности нанесли такой ущерб, что серийный выпуск Pz.Kpfw.Maus стал невозможен ещё к осени 1943 года.

Финальные метаморфозы

К началу 1943 года общая компоновка сверхтяжёлого танка Pz.Kpfw.Maus оформилась. Башня расположилась в корме, основные узлы и агрегаты тоже заняли свои окончательные места. Вместе с тем изменения в конструкции продолжались. Менялся корпус: например, на макете, который был представлен во время совещания 21 января 1943 года, появились дополнительные броневые листы в лобовой части корпуса, которые прикрыли от вражеских снарядов траки и ленивцы. На том же совещании было решено увеличить диаметр люков механика-водителя и радиооператора до 500 мм, велась речь и о курсовой пулемётной установке.

Ещё большие изменения претерпела моторно-трансмиссионная группа. В феврале 1943 года стало ясно, что дизельные двигатели, предусмотренные по проектам Typ 205A и Typ 205B, явно не поспеют к сроку. Срочно потребовалась замена, и её довольно быстро удалось найти. Альтернативной силовой установкой стал авиационный V-образный двигатель Daimler-Benz DB.603.

Двигатель объёмом 44,5 литра был запущен в серию в мае 1942 года и предназначался прежде всего для установки на бомбардировщики. Его штатная версия DB.603 развивала мощность 1750 л.с., что было избыточно для танка. Поэтому 17 февраля 1943 года Порше сделал запрос в Рейхсминистерство вооружения и боеприпасов о запуске в серию дефорсированного варианта мотора. Мощность двигателя, получившего заводское обозначение MB.509, уменьшили до 1200 л.с. Всего 6-м отделом Департамента вооружений было заказано восемь моторов со сроком исполнения заказа с августа до конца 1943 года. Позднее заказ был увеличен до 180 двигателей, которые требовалось собрать к ноябрю 1944 года. Но в таких объёмах MB.509 не выпускался.

К весне 1943 года было принято решение заменить два индивидуальных люка механика-водителя и радиооператора одним большим люком. Для защиты от фронтального огня и пороховых газов от 7.5 cm KwK L/36 на съёмных секциях крыши над моторным отделением были установлены отбойники. Кроме того, в добавление к двум основным топливным бакам в корме корпуса появился дополнительный топливный бак объёмом 1000 литров. В случае необходимости этот бак можно было отсоединить. Метаморфозы претерпела и ходовая часть. На совещании 21 января 1943 года начальник 6-го отдела Департамента вооружений Генрих Книпкамп предложил новый трак, на 30% более лёгкий.

К началу апреля от Porsche K.G. поступил доклад, согласно которому боевая масса Pz.Kpfw.Maus достигла уже 179,3 тонн, и сохранялась тенденция к её дальнейшему росту. Перегрузка почти в 30 тонн не могла пройти бесследно. Прежде всего это отразилось на ходовой части. Пришлось искать альтернативу блокированной подвеске с продольными торсионами.

Новую подвеску в марте-апреле разработали на Škoda. На единой балке в шахматном порядке было сгруппировано четыре катка, каждая пара катков имела подрессоренный элемент, роль которого выполняла буферная пружина. Помимо опорных катков, сверху на балке крепились два поддерживающих катка. С каждой стороны танка было предусмотрено по шесть тележек, в общей сложности переработанный Pz.Kpfw. Maus получил 48 опорных катков. Благодаря этому удалось рациональнее распределить нагрузку.

Ряд изменений, подчас неожиданных, был связан с вооружением. 23 января 1943 года фирма Hermann Köbe Feuerwehrgerätefabrik получила от Krupp задание на разработку огнемёта с максимальной дальностью метания огнесмеси 150–200 метров. Деревянные макеты огнемётов были готовы к 1 марта. По оценке разработчика, реальная дальность огнеметания из них составляла бы 100 метров при расходовании 33 литров огнесмеси в секунду. Было принято решение установить по одной огнемётной установке в левой и правой частях кормового листа. Оба огнемёта, которые управлялись оператором по радио, увеличили боевую массу танка ещё на 5 тонн. Упомянутый выше дополнительный бак, к слову, первоначально предназначался как раз для огнесмеси. Огнемётные установки были утверждены для изготовления, но в реальности их получили только макетные образцы.

Ещё одно экзотическое нововведение обсуждалось с февраля 1943 года. В лобовом листе башни, слева от орудийной маски, предлагалось установить 20-мм авиационную пушку Mauser MG-151/20. Её наведение предполагалось осуществлять из специальной башенки, при этом максимальный угол возвышения составлял 30 градусов. Боезапас зенитной установки должен был состоять из 250 снарядов, впоследствии его уменьшили до 80 снарядов. Один образец MG-151/20 был отправлен на Krupp, но дальше чертежей идея зенитной установки для сверхтяжёлого танка не продвинулась. С учётом того, что по горизонтали её наведение должно было осуществляться поворотом всей башни, эффективность её зенитного огня была бы близка к нулевой.

Несмотря на то, что как минимум до 12 марта 1943 года 149-мм пушка 15 cm KwK L/38 упоминалась как основное орудие для Pz.Kpfw.Maus, уже в январе у неё появилась альтернатива. Это была 128-мм пушка со стволом длиной в 55 калибров. Она не имела дульного тормоза. От пушек с более длинными стволами конструкторы отказались, поскольку для них пришлось бы сильно переделывать башню. Вместо различных вариантов телескопических приборов и панорам было принято решение установить на танк специально разработанный перископический прицел.

128-мм орудие получило индекс 12.8 cm KwK (Maus) L/55, а позже — 12.8 cm KwK 44 L/55. Слегка переработанная версия этой пушки позже выпускалась под индексом 12.8 cm Pak 44 L/55. Она устанавливалась как на буксируемых лафетах, так и на тяжёлых истребителях танков Jagdtiger.

Судя по чертежам и спецификации весны 1943 года, к тому моменту от огнемётов в кормовой части было решено отказаться. Однако на полноразмерном макете они сохранились. При этом на чертежах и в спецификации не нашлось места и зенитной установке.

К этому времени 51,5 тонна от общей массы танка приходилась на башню и боезапас. Непосредственно в башне находились 25 унитарных выстрелов калибра 128 мм и 50 75-мм выстрелов. Остальная часть боезапаса (36 128-мм и 150 75-мм выстрелов) находились в корпусе. 16 апреля было принято решение сделать в бортах башни порты для стрельбы из пистолетов-пулемётов. В портах размещались шаровые установки, разработанные Daimler-Benz.

Не был поставлен крест и на зенитной установке. 16 апреля ещё один MG-151/20 отправился на Krupp для опытных работ. Очередное изменение в конструкции башни произошло 29 апреля. В ходе обсуждения проекта в 6-м Управлении Вооружений было принято решение об отказе от командирской башенки. Вместо неё командир получил перископический прибор кругового вращения, установленный перед правым башенным люком.

Представленный Гитлеру 14 мая 1943 года макет не совсем соответствовал текущему состоянию работ по проекту. Он всё ещё имел командирскую башенку и огнемёты. Тем не менее свою главную задачу макет выполнил: Гитлер дал добро на подготовку серийного производства сверхтяжёлого танка.

Правда, показ вызвал целый ряд вопросов со стороны Гудериана. Главный инспектор бронетанковых войск, и так с прохладой относившийся к сверхтяжёлому танку, подверг его обоснованной критике. Досталось и 6-му отделу Департамента вооружений. Дело в том, что «гениальная» идея вооружить танк 20-мм орудием вместо спаренного пулемёта принадлежала сотрудникам именно этого ведомства. По их же настоянию танк лишился и установки курсового пулемёта.

Мнение Гудериана было учтено: на лобовой плите и корме появились установки MG-34. Вместо MG-151 было предложено установить зенитную автоматическую пушку калибра 37 мм. Зенитная установка, впрочем, вернулась на башню Pz.Kpfw. Maus ненадолго: уже 21 мая от неё отказались, поскольку MG-151 занимала слишком много места.

Согласно проекту, ширина танка составляла 3700 мм, однако в связи с различными пересмотрами конструкции обозначилась тенденция к её увеличению. Но этот рост был недопустим: запланированная ширина танка соответствовала максимально возможной ширине танка, пригодного для перевозки по железной дороге. В этой связи 26 июня конструкторы приняли решение танки опытной серии, начиная с третьей машины, изготовлять с толщиной бортовой брони 170 мм.

Различные изменения продолжали вноситься и позже, окончательный облик танка сформировался только к ноябрю 1943 года.

Привет от британского Бомбардировочного командования

Подготовка к серийному производству Pz.Kpfw.Maus началась ещё в начале 1943 года. Поставщиком корпусов и башен был выбран концерн Krupp, сборку танков предполагалось осуществлять на предприятии Alkett (Altmärkische Kettenfabrik GmbH) в Шпандау. Первый прототип Pz.Kpfw. Maus планировалось изготовить к концу 1943 года, а уже в 1944 году должно было начаться серийное производство сверхтяжёлого танка (по 10 машин в месяц). 22 февраля с Krupp был заключён контракт SS4911-0210-9801/43 на изготовление 120 корпусов и башен. По контракту первые два корпуса поставлялись для сборки шасси на Alkett в ноябре, четыре в декабре, шесть в январе, восемь в феврале, а начиная с марта Krupp должен был отгружать по десять корпусов в месяц. Первую башню, по этим же планам, планировалось изготовить к 15 октября, в дальнейшем сроки поставок сдвигались, по сравнению с корпусами, на месяц. 23 февраля Krupp заключил с 6-м отделом Управления вооружений контракт SS4911-0006-6387/42 на поставку первых шести корпусов. Кроме того, Krupp получил контракт на производство пушек для Pz.Kpfw.Maus.

Параллельно с разработкой сверхтяжёлого танка развернулась работа по созданию средства для его перевозки по железной дороге. Работа по созданию транспортёра весной 1943 года была поручена австрийской вагоностроительной компании Simmering-Graz-Pauker (Simmering Werk, Вена), которая ранее уже сотрудничала с Porsche K.G. в рамках программы создания тяжёлых танков Typ 100 и Typ 101.

Задача, поставленная австрийским вагоностроителям, оказалась нетривиальной: требовалось создать платформу грузоподъёмностью 180 тонн, на которой требовалось максимально точно (из-за предельных размеров) разместить огромный танк. Конструкторами Simmering-Graz-Pauker была разработана 14-осная транспортная платформа под названием Schwertransportwagen für Gerät 205 (тяжёлая транспортная платформа для изделия 205). Платформа, общая масса которой составила 72,5 тонны, состояла из трёх секций. Основой служила центральная 6-осная платформа, к которой для упрощения маневрирования спереди и сзади крепились 4-осные секции. Общая длина платформы составляла 27 метров. Общая масса платформы вместе с танком достигала поистине чудовищных 250 тонн. Для постройки Schwertransportwagen für Gerät 205 была выделена отдельная производственная линия.

В июне было принято решение об увеличении объёма производства со 120 до 141 танка, однако здесь в прямую конфронтацию с Танковой комиссией вступил Гудериан. Тот разумно рассудил, что для начала следует выпустить установочную партию из пяти танков, испытать их на фронте, и уже потом думать о крупносерийном производстве. 1 июля было определено, что максимальный месячный объём выпуска танка будет сокращён до 5 машин в месяц, но планы по выпуску установочной партии никто не отменял.

7 июля на Krupp собрали корпус первого Pz.Kpfw. Maus. Опасения насчёт превышения габаритов оправдались: вместо 3700 мм ширина корпуса составила 3717 мм. Интересно, что на корпусе в кормовой части имелись прямоугольные вырезы под огнемёты, которые ещё до постройки машины заварили. В середине месяца велась работа над корпусами ещё для шести танков (нарезались листы и шла подготовка к их сборке), кроме того, был нарезан комплект бронелистов для первой башни. 17 июля корпус Pz.Kpfw Maus V1 получил номер 351451, корпуса остальных пяти машин установочной парии получили номера в диапазоне от 351452 до 351455. Башни получили аналогичные порядковые номера.

К концу июля 1943 года силами Krupp были прокатаны плиты для трёх десятков корпусов. Из этого количества два корпуса были практически завершены, пять находились на различных стадиях сборки, а ещё два были полностью нарезаны и поступили в корпусной цех для сборки. Очевидно, что Krupp вполне по силам было выполнить задачу по производству 120 корпусов. Особых проблем не наблюдалось и у Alkett. План по выпуску десяти Pz.Kpfw.Maus в месяц выглядит вполне реалистичным, причём без особого напряжения производственных мощностей немецких предприятий.

Но у сверхтяжёлого танка нашёлся противник посерьёзнее Гудериана — британское Бомбардировочное командование. Хотя о существовании проекта Pz.Kpfw. Maus в Королевских ВВС даже не догадывались, английские бомбардировщики сыграли ключевую роль в судьбе немецкого сверхтяжёлого танка.

Первый удар по программе сверхтяжёлого танка Бомбардировочное командование нанесло в ночь с 5 на 6 марта 1943 года. В ту ночь над Эссеном появилось 362 бомбардировщика. В течение 40 минут тремя волнами они забрасывали цель осколочно-фугасными и зажигательными бомбами. Серьёзно пострадали и город, и заводы Krupp. При бомбёжке оказалась уничтожена документация на башню и вооружение Pz.Kpfw Maus, а также её полноразмерный макет. Выпуск первой башни был отодвинут на два месяца.

В срочном порядке немцы восстановили документацию и построили новый макет башни. Как оказалось, лишь для того, чтобы месяц спустя макет был уничтожен новой порцией бомб. Следующий крупный удар был нанесён в ночь с 3 на 4 апреля 1943 года, когда над Эссеном появились 348 бомбардировщиков. Это отодвинуло срок выпуска башни ещё на 2 месяца.

Третий, решающий удар по программе Pz.Kpfw.Maus был нанесён в ночь с 25 на 26 июля 1943 года. Бомбардировочное командование решило поставить точку в «Битве за Рур», для чего в течение 50 минут 705 самолётов выгружали смертоносный груз на заводы Krupp и Эссен. Погибло 500 человек, 12 пропало без вести, 1208 было ранено. В Эссене бомбы разрушили 2852 дома. Досталось и предприятиям Krupp: 51 заводское здание в результате бомбардировки оказалось разрушено, ещё 83 получили серьёзные повреждения.

На следующий день Густава Круппа, директора Krupp, хватил удар, от которого он так и не оправился. Вместе с ним от удара не смогла оправиться и программа корпусного производства сверхтяжёлого танка. 18 августа концерн сообщил Управлению вооружений, что из-за налёта производство корпусов можно будет наладить лишь через 7 месяцев. Для восстановления производства башен требовалось ещё большее время — 8 месяцев.

25 августа был отправлен ещё более мрачный доклад: Krupp мог поставить лишь по 30 комплектов корпусов и башен. Первый корпус планировалось отправить на Alkett в сентябре, два в октябре, один в ноябре, один в декабре, по два в январе и феврале, три в марте, по четыре с апреля по июль и два в августе. Поставка первой башни намечалась на ноябрь, две в декабре, по одной в январе и феврале 1944 года, две в марте, три в апреле и по четыре с мая по сентябрь.

Впрочем, это уже была агония. Повреждения в Эссене оказались столь серьёзными, что Pz.Kpfw.Maus стал обузой. 27 октября из Управления вооружений поступила директива переключить все силы на производство брони для штурмовых орудий StuG 40. 5 ноября заказ на выпуск шести танков установочной партии был сокращён до двух шасси и одной башни. Сверхтяжёлый танк умер, толком так и не родившись.

Монстры из Бёблингена

Изготовление первого опытного образца Pz.Kpfw.Maus затянулось. Корпус Typ 205/I (так иногда именовался первый опытный образец) прибыл в Шпандау 26 сентября 1943 года. Работы по нему на Alkett не были приоритетными: помимо StuG 40, в Шпандау выпускали истребители танков Nashorn. В ночь с 22 на 23 ноября 1943 года Берлин подвергся удару 764 английских бомбардировщиков. Пострадал не только Alkett, но и Siemens, поэтому официальная отмена крупносерийного производства Pz.Kpfw.Maus оказалась лишь формальностью. Собирать эти танки крупной серией стало негде и не из чего.

Теперь главной задачей стала сборка первого опытного образца в таком виде, чтобы он хотя бы смог передвигаться самостоятельно. Поскольку ещё 5 ноября заказ на башни был сокращён до одного экземпляра, на башенный погон Pz.Kpfw. Maus V1 был установлен массогабаритный макет сварной конструкции с массивными рымами по бортам. 23 декабря 1943 года Pz.Kpfw. Maus V1 отправился в первый испытательный пробег по территории завода Alkett. Стоит отметить, что пробег этот был нелегальным, поскольку разрешения от Шпеера на его проведение не имелось. Хотя новый танк было запрещено фотографировать, съёмка во время заезда велась.

К началу заезда Typ 205/I даже не успели покрасить, его только загрунтовали (отсюда ошибочное мнение, согласно которому танк покрасили в тёмно-серый цвет). Maus получил первые маркировки: один из заводчан написал на бортах и кормовом листе слово Mäuschen и нарисовал над ним мышонка. Первый же пробег оказался одновременно и испытанием на проходимость: территория Alkett, за месяц до этого подвергшаяся массированной бомбардировке, была завалена обломками. Вёл машину водитель-испытатель Porsche K.G. Карл Генсбергер, а из Штутгарта по телефону за заездом следил сам Фердинанд Порше.

Результаты испытаний оказались вполне успешными. Генсбергер легко прошёл сквозь узкий проезд между зданием и забором, преодолел кучи строительного мусора. Единственной проблемой оказалось то, что танк мог разворачиваться только вокруг одной точки. Пришлось поднимать с постели заболевшего незадолго до испытаний разработчика трансмиссии Цадника, который по телефону разъяснил суть неполадки в электрической системе своего детища. После устранения неполадки танк смог поворачивать во всех режимах, испытания успешно завершились. Генсбергер отмечал лёгкость управления танком, которая была присуща разработкам Porsche KG, выполненным с использованием электрической трансмиссии.

Из-за невозможности дальнейшей сборки на Alkett было решено найти другую площадку. 10 января 1944 года Pz.Kpfw. Maus V1 погрузили на платформу и отправили в Бёблинген — пригород Штутгарта, в котором располагались авиабаза, завод авиационной фирмы Klemm, а также военная база. В самом же Штутгарте находились Porsche K.G. и Daimler-Benz AG. В тот же день, когда прототип отправился к месту окончательной сборки, Alkett взялась за изготовление Typ 205/II.

Поскольку проблема с габаритными размерами никуда не делась, маршрут движения эшелона с первым Maus был определён таким образом, чтобы избежать туннелей и мостов с большими пролётами. В случае с мостами учитывался внушительный вес платформы и танка на ней. Машина забиралась на платформу и спускалась с неё своим ходом.

По прибытии 14 января в Бёблинген Pz.Kpfw. Maus V1 отправился на территорию мастерских 7-го запасного танкового батальона, где его должны были окончательно собрать. Пять километров от станции до мастерских танк прошёл без каких-либо пришествий. На следующий день состоялся пробный выезд на бездорожье, танк проехал ещё два километра. Траки конструкции Alkett, установленные на машине, показали себя с лучшей стороны. Танк спокойно ехал, уходя в грязь до полуметра.

Следующие две недели ушли на досборку машины. 31 января испытания продолжились: всего танк прошёл 14 километров, из которых 4,6 километра по бездорожью. В ходе первого этапа испытаний внутренние бандажи опорных катков износились. Эти проблемы ожидались ещё до начала испытаний. Были заказаны новые опорные катки, а до их приезда было решено продолжить испытания на старых. Pz.Kpfw. Maus V1 получил камуфляж: по базовому цвету были нанесены красно-коричневые разводы. Кроме того, по периметру корпуса были нарисованы перевёрнутые серп и молот (под которыми размещалась корявая надпись Г.Я.П.), а по бортам рубки появились перевёрнутые красные звёзды. По задумке авторов маркировок, серпы, молоты и красные звёзды должны были сбить посторонних наблюдателей с толку. На полигоне 7-го запасного танкового батальона испытывались трофейные советские танки, и Pz.Kpfw. Maus V1 со звёздами и серпами должен был выглядеть как трофей с Восточного фронта. В ходе испытаний танк постоянно дорабатывался.

Оказалось, что мотору MB 509 требуется бензин с более высоким октановым числом. Эту проблему решили добавлением авиационных присадок.

Пока шли испытания первого образца, на Alkett собирали Typ 205/II — первый полноценный Pz.Kpfw.Maus, имевший и башню, и вооружение. По ряду причин производственного характера сборка затягивалась. В феврале 1944 года было принято решение дособирать танк в Бёблингене. Эшелон с танком прибыл в Бёблинген 10 марта. В качестве тягача для перевозки шасси было решено использовать Pz.Kpfw. Maus V1. Шасси Typ 205/II сначала вытащили с платформы тросом, а затем специально изготовленным дышлом соединили с Typ 205/I и повезли в мастерские 7-го запасного танкового батальона. Ехать пришлось по дороге, частично покрытой коркой льда, однако проблем с транспортировкой не возникло. Таким образом, на практике было доказано, что Pz.Kpfw. Maus может перемещать не только себя самого, но и сопоставимый по массе груз.

Пока вторая машина находилась на досборке, первый опытный образец продолжал накатывать километры по полигону. В ходе пробега, совершённого 15 марта, танк преодолел ручей глубиной 1 метр, попутно взобравшись на один из его берегов. При этом крутизна препятствия в самом высоком месте составила 45 градусов. Настоящие же испытания танк ждали на следующий день. Как обычно, машина выехала на испытательный пробег по полигону 7-го запасного танкового батальона, где должна была пройти очередной тест на проходимость по бездорожью. Механик-водитель танка, не зная всех нюансов полигона, забрался в болотистую низину. Это место легко проходили более лёгкие учебные танки батальона, но для 180-тонной махины низина оказалась западнёй. Typ 205/I более чем на полтора метра ушёл в болотистую почву.

На место происшествия прибыл Фердинанд Порше вместе с сотрудниками конструкторского бюро. Но ничего, кроме как осмотреть засевшую в западне машину, он сделать не мог. К застрявшему танку прислали два десятка солдат, вооружённых лопатами. Целый день они окапывали машину, одновременно сооружая сзади пологий спуск для того, чтобы Typ 205/I смог выбраться из западни. Наконец, работа лопатами закончилась, и танк снова завели. Под гусеницы стали забрасывать брёвна, чтобы появилось достаточное сцепление с грунтом. Наконец, танк смог выбраться из западни. Поскольку к тому моменту прибыли модернизированные тележки, было решено прямо на месте их поменять. Впервые Maus прошёл через полевой ремонт.

Башню для второго опытного образца отравили из Эссена в Бёблинген 3 мая 1944 года. К тому моменту она несколько изменилась. От унитарного заряжания конструкторы отказались ещё в 1943 году, заменив его на раздельное заряжание. Из-за этого пришлось переделывать укладки.

После ликвидации командирской башенки командир получил перископический прибор наблюдения с круговым обзором. Прибор, выполненный по типу перископа системы Рудольфа Гундляха, частично заменял снятую командирскую башенку. Но круговой обзор оказался весьма условным, поскольку на определённых углах пользоваться им было невозможно. Кроме того, мёртвая зона обзора, по сравнению с командирской башенкой, увеличилась, а под прибор пришлось делать вырез в бортовом листе, что его явно не усилило. Аналогичный перископ планировалось установить и перед люком заряжающего: прибор присутствует на схеме внутреннего устройства башни и схемах танка, датированных концом 1943 года. В соответствующем месте крыши под него прорезали отверстие.

Также башня получила комплект устройств для хождения по дну. Спроектировали его в 1943 году: специальные устройства делали маску герметичной, а на корпус ставилась большая труба ОПВТ. Второй опытный образец вполне мог перемещаться по дну, хотя оборудование так и не было испытано на практике. Кстати, оба образца Maus имели специальные разъёмы для кабелей в кормовой части, благодаря чему могли двигаться по дну за счёт поступающего извне электричества.

Сборка танка резко ускорилась в начале июня. В Бёблингене ждали визита Гудериана, в связи с этим потребовалось срочно поставить на танк башню. Собирали машину в авральном порядке ночью с 7 на 8 июня, подбашенный погон встал на корпус немного криво. Образовавшиеся щели замазали, на танк поставили башню, и Гудериан не заметил подвоха. Танк был собран до состояния, позволяющего проводить ходовые испытания.

На первые тестовые пробеги машина выехала неокрашенной. Планировавшиеся испытания башни пришлось несколько раз откладывать, поскольку имелись проблемы с механизмом горизонтальной и вертикальной наводки. Имелся люфт, а электромотор Siemens, поворачивавший башню, неоднократно ломался. В результате первые испытания пришлось проводить, используя ручной механизм поворота башни.

Не заладилось дело и с шаровыми установками для пистолетов-пулемётов: прибыли они только 12 июля. После установки в борта башни их испытали стрельбой, и они оказались сломаны. Некоторое время танк испытывался с дырами под шаровые установки в бортах башни, которые в конце 1944 года были заварены.

Полностью укомплектовать башню приборами наблюдения и прицелами удалось лишь в июле, тогда же танк получил полный комплект радиооборудования.

Ходовые испытания шли более успешно, но тоже не без проблем. Бензиновый двигатель Daimler-Benz MB.509, установленный на втором прототипе, имел проблемы с клапанами, как минимум один раз это приводило к поломке. По результатам испытаний выяснилось, что расход топлива по бездорожью достигал 350 литров на 10 километров. По бездорожью танк, как и первый прототип, передвигался без особых проблем, хотя большое удельное давление на грунт периодически давало о себе знать. В июле на танке были испытаны траки с несимметричными грунтозацепами, которые показали себя не лучшим образом. В ходе испытаний несколько траков сломалось, для их замены в условиях цеха бригаде из шести человек понадобилось восемь часов. Опорные катки с перфорацией не показали серьёзных преимуществ перед прежней конструкцией, и их заменили на старые.

Мышиная смерть

Несмотря на то, что в ноябре 1943 года на серийном производстве Pz.Kpfw.Maus был поставлен крест, и Porsche K.G., и Krupp продолжали различные работы на этом направлении. 30 сентября 1943 года Гитлер поднял вопрос об использовании башен Pz.Kpfw. Maus для установки на стационарных инженерных сооружениях. Предложение не было лишено смысла, поскольку определённый задел по башням уже имелся, а для установки на стационарную огневую точку требовались сравнительно небольшие переделки. К началу ноября Krupp подготовил документацию на подобную установку, но дальше чертежей проект не продвинулся. На этой же стадии остановились работы по установке в башню дальномера: впервые этот вопрос был поднят в марте 1943 года, а первый эскиз появился осенью.

История с дальномером имела продолжение уже в 1944 году. Концерн Krupp с марта проектировал башню совершенно новой конструкции, в которой учитывались все накопленные замечания и пожелания. При том же бронировании новая башня получалась чуть короче, а главное — была более технологичной. Вместо сложного в изготовлении лобового листа, допускающего рикошет снарядов в крышу моторного отделения, новая башня получила плоскую лобовую деталь. В кормовом листе вновь появился люк для демонтажа пушки, а на крыше, за кожухом перископического прицела, разместился дальномер. Помимо самой башни, изменения коснулись и установки вооружения. Вместо горизонтального расположения пушек в маске, новая башня оснащалась новой установкой с размещением 7.5 cm Pak над 12.8 c KwK 44 L/55. Такая схема исключала действие пороховых газов от 7.5 cm Pak на крышу моторного отделения, но усложняла работу заряжающего. В проектной документации отсутствовали пулемёт в лобовом листе и бомбомёт, но без них башня вряд ли бы обошлась.

Проектной документации по новой башне, известной также как Maus II Turm, почти не осталось. На единственном известном чертеже, Bz 3276 от 23 марта 1944 года, эта башня сравнивается с башней САУ Heuschrecke 15 с таким же орудием. Согласно данному эскизу, масса башни составляла 50 тонн.

Проектные работы по Maus II Turm велись не случайно: хотя контракт на серийное производство Pz.Kpfw. Maus был отменён, окончательно проект ещё не похоронили. Вполне успешные ходовые испытания Typ 205/I показывали жизнеспособность этой конструкции. В феврале 1944 года Гудериан в ежемесячном отчёте отмечал, что он ставил перед Гитлером вопрос о целесообразности производства Pz.Kpfw. Maus. Значит, Гитлер всё же не терял надежды увидеть бронированного гиганта в серии.

В марте Фердинанд Порше предложил реанимировать программу Pz.Kpfw. Maus, согласие на продолжение работ было получено. Из-за того, что диаметр башенного погона новой башни был чуть больше прежнего, требовались небольшие переделки корпуса. Первый проектный чертёж башни Maus II был подготовлен к 15 марта 1944 года, а 8 апреля 6-й отдел Департамента вооружений заключил контракт SS 4911/0006/3040/43 на изготовление деревянного макета в масштабе 1:5.

Параллельно с проектированием новой башни изучался вопрос о состоянии корпусного производства на Krupp. По состоянию на 18 марта 1944 года, в разной степени готовности находилось семь корпусов, ещё на восемь штук были нарезаны полные комплекты бронелистов. Кроме того, были прокатаны и нарезаны броневые листы ещё для 15 корпусов и девяти башен. Имевшегося задела вполне хватало для начала серийного производства танков, но концерн Krupp был сильно загружен работами по другим заказам. Кроме того, возникал вопрос о сборочном заводе (Alkett также был полностью занят работой по другим заказам).

Тем не менее определённая работа на Krupp всё же велась. До конца войны в той или иной степени удалось собрать шесть корпусов и семь башен (не считая построенных двух шасси и одной башни). Впрочем, уже к середине июля 1944 года стало ясно, что особого смысла заниматься ни Pz.Kpfw.Maus, ни его конкурентом E-100, нет. По приказу Гитлера проектирование и постройка сверхтяжёлых танков были остановлены. Тем не менее различные работы по модернизации Pz.Kpfw.Maus продолжались аж до начала 1945 года. Где-то в это время вторая опытная машина получила дизельный двигатель MB.517. Когда именно MB.517 был установлен в танк, доподлинно неизвестно, но в переписке от 1 декабря 1944 года, говорится о том, что двигатель поставлен в Typ 205/II, и его испытания ещё не проводились. В любом случае, это уже было бесполезным занятием.

Автор:Юрий Пашолок

Автор выражает благодарностью Игорю Желтову (г.Москва) за помощь в подготовке материала.


Источники:

  1. https://warspot.ru/
  2. Материалы BAMA (Bundesarchiv)
  3. Материалы US NARA
  4. Материалы ЦАМО РФ
  5. Архив Игоря Желтова
  6. Panzer Tracts No. 6-3 — Schwere-Panzerkampfwagen Maus and E 100 development and production from 1942 to 1945, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, Panzer Tracts, 2008, ISBN 0-9815382-3-1
  7. Special Panzer Variants: Development — Production – Operations, Walter J. Spielberger, Hilary L. Doyle, Schiffer Publishing, 2007
  8. Kampfpanzer Maus: Der überschwere Panzer Porsche Typ 205, Michael Fröhlich, Motorbuch verlag, 2013, ISBN 978-3613035485
5+

от admin