1+

525 лет назад, 25 июля 1496 года, завершилось 18-летняя война между Кастильским королевсвом (будущая Испания) и аборигенами Канарских островов. Европейцы обобщенно называли их гуанчами, по самоназванию самого крупного племени с острова Тенерифе, хотя, на других островах обитали родственные гуанчам племена с иными названиями. Война закономерно завершилась победой кастильцев, обладавших подавляющим технологическим превосходством над гуанчами, жившими в каменном веке.

После завоевания архипелага и присоединения его к Кастильской короне, гуанчи были обращены в рабство и в течение следующих двух столетий частично вымерли, частично растворились среди испанских колонистов, утратив свой язык, культуру, религию и национальную идентичность. Сейчас этот народ считается исчезнувшим.

А народ был интересный. Первые европейцы, приплывшие на Тенерифе, неожиданно увидели там высоких светлокожих блондинов с серыми и голубыми глазами. Средний рост мужчины гуанчи составлял 170 сантиметров и он был на полголовы выше тогдашнего среднерослого испанца. Кроме того, местные жители отличались ловкостью и большой физической силой. Испанский хронист с удивлением писал, что воин гуанчи может ударом кулака расколоть деревянный щит.

Происхождение гуанчей до сих пор вызывает споры. Хотя Канары находятся у африканского побережья, островитяне были совсем не похожи на смуглых черноволосых и черноглазых обитателей этого побережья. Выдвигались разные, в том числе фантастические теории, например, что архипелаг является осколками легендарной Атлантиды, а его жители — соответственно — потомки атлантов.

Также есть предположения, что это потомки викингов или кельтских, карфагенских, либо — древнеримских мореплавателей, почему-то начисто утратившие навыки кораблестроения и мореплавания. К моменту прибытия на Канары европейцев островитяне умели делать лишь простейшие лодки-долбленки из древесного ствола, на которых можно было только рыбачить у берега в тихую погоду.

Гуанчи, в основном, жили в пещерах, но умели строить дома из обтесанных каменных плит с тростниковыми крышами. Из таких же плит они складывали высокие ступенчатые пирамиды, которые, очевидно, имели для них религиозное значение. Они не знали металлов (на Канарах их просто нет), не изобрели колеса и гончарного круга, использовали каменные топоры, а также — острые ножи и наконечники копий из вулканического стекла — обсидиана.

При этом у них было довольно развитое сельское хозяйство. Они разводили коз, овец, свиней и кур, а также собак и кошек, которых тоже использовали в пищу. Выращивали ячмень, чечевицу, пшеницу, финики, инжир и другие сельскохозяйственные культуры, умели плести корзины и циновки, делать сыр, обрабатывать шкуры, шить кожаную одежду и обувь. Землю перед посевом разрыхляли деревянными мотыгами.

У гуанчей нередко случались межплеменные войны за сельскохозяйственные и охотничьи угодья, в которых они, помимо ножей, топоров и копий, использовали дротики, пращи, дубины с деревянными или каменными набалдашниками и простейшие кистени (камень на веревке), но лука и стрел они не знали. В общем, типичная неолитическая культура, носителям которой, казалось бы, не стоило даже думать о сопротивлении европейцам в стальных доспехах, с мечами, алебардами, арбалетами и пороховыми аркебузами.

Однако сопротивление было яростным и порой — успешным. В частности, первое вторжение на Тенерифе, предпринятое в 1494 году под руководством дона Алонсо Фернандеса де Луго, закончилась тем, что испанская экспедиционная армия численностью 1120 человек попала в засаду в узкой лощине Асентехо, где ее с трех сторон внезапно атаковали примерно 3300 гуанчей под командованием племенного вождя Бенкомо и почти полностью истребили в рукопашной схватке. Уцелело лишь около 200 человек, бежавших на корабли. Потери гуанчей были гораздо меньше.

Но через полгода завоеватели вернулись с более крупными силами. На этот раз Бенкомо, переоценив свои возможности, попытался атаковать врага на равнине и это его сгубило. Атакующие сперва попали под убийственные залпы аркебуз, а потом были сокрушены и обращены в бегство ударом конных латников, которые долго преследовали и рубили бегущих. На этот раз аборигены потеряли, по разным данным, от 1700 до 2600 человек, а испанцы — только 55. Погиб и сам Бенкомо. Такие потери для гуанчей были катастрофичны, поскольку на Тенерифе проживало всего около 20 тысяч человек, включая женщин и детей.

Через полтора месяца произошло третье сражение, в котором остатки войска гуанчей возглавил сын Бенкомо Бентор. В этой битве испанцы снова реализовали свое технологическое превосходство и окончательно разгромили защитников острова. Раненый Бентор, чтобы избежать плена, покончил с собой, бросившись с обрыва на камни. Островитяне потеряли убитыми примерно 1500 человек, кастильцы — 20. После этого небольшие разрозненные отряды гуанчей без единого командования еще некоторое время вели партизанскую войну, но к середине 1496 года их сопротивление было окончательно подавлено.

Канарские острова стали первой заокеанской колонией Испании, да и вообще — первым владением европейцев к югу от Средиземного моря. Вскоре печальную судьбу гуанчей повторят гораздо более многочисленные аборигены Западного полушария, но это уже другая история.

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник:https://vikond65.livejournal.com
1+

от admin