16+

Этого парня нацистская пропаганда обожала, а вот командиры его ненавидели. Немецкие обыватели видели в нем настоящего арийского героя, а начальники – недисциплинированного и неуправляемого пижона, забулдыгу и бабника, плевавшего на все уставы и приказы. Но самым обидным для командиров было то, что этого, избалованного генеральского сынка невозможно было наказать за его загулы. В общем, Ганс-Иоахим Марсель представлял собой тот тип оболтуса, который в армии называют емким словом «раздолбай». Тем не менее, Марсель являлся одним из лучших воздушных стрелков Люфтваффе. На его счету было больше сбитых английских самолетов, чем на счету любого другого немецкого пилота.

В годы «национального унижения Германии», проигравшей 1-ю мировую войну, Ганс-Иоахим Марсель (Hans-Joachim Marseille; 1919-1942) воспитывался своим отцом — генералом Зигфридом Марселем — в в духе реваншизма.

С началом 2-й мировой войны Ганс-Иоахим вступил в Люфтваффе, а после обучения летному делу в составе истребительно эскадры JG52 принял участие в «Битве за Англию». И сразу же показал неординарные бойцовские способности: в схватках над Британией и над каналом Ла-Манш Ганс уничтожил 7 английских самолетов; правда, и сам он при этом был сбит 3 раза. Однако ему везло — он не погиб и не попал в плен к противнику, а каждый раз возвращался в свою часть. Возвращался к неудовольствию командиров, которых Ганс доводил до «белого каления» своей недисциплинированностью, загульными пьянками и хороводом подпитых девиц, которых Марсель таскал с собой на аэродром (про курение в кабине заправляемого бензином самолета уж и говорить нечего…). Однако молодому шалопаю все сходило с рук: не только успешный ас, но еще и сынок генерала, к тому же любимец нацисткой пропаганды – связываться с ним было просто опасно: можно было не только загубить свою карьеру, но даже угодить в гестапо… Недаром за парнем закрепилась кличка «Черная овца»(аналог более привычного нам «белая ворона»)…

В конце концов, сразу по окончании «Битвы за Британию», руководство JG52 под благовидным предлогом избавилось от строптивого генеральского отпрыска, наградив его Железным Крестом I-го класса и переведя «за заслуги» в учебно-тренировочное подразделение. Но теперь от выходок «Черной овцы» по-волчьи взвыли тыловые командиры: если в ходе боев этот пижон был вынужден хоть иногда отвлекаться от пьянок на боевые вылеты, то теперь Марсель просто «забил» на службу, не вылезая из ресторанов и публичных домов. Причем его загулы всерьез расшатывали дисциплину – другие летчики, глядя на безнаказанность сослуживца, начинали ему подражать…

От полного спаивания Гансом всего подразделения спасли только начавшиеся бои в Африке. Командование тут же поспешило избавиться от оболтуса, послав его туда, где нет вина и девиц, зато много песка и солнца. Так весной 1941 Марсель оказался в составе 3-й эскадрильи группы I/JG27, поддерживавшей Африканский корпус генерала Роммеля.

Естественно, что Ганс очень не понравился его новому комэску гауптману Эдуарду Нойманну (было бы удивительно, если бы случилось наоборот). Однако по прибытии в Африку поневоле протрезвевший из-за плохого снабжения спиртным, заскучавший без девиц Марсель начал для развлечения чаще летать. И в первых же боях показал всем, что он достаточно неплохой летчик. Эти успехи вчерашнего забулдыги изменили отношение к нему Нойманна (который стал единственным командиром в жизни Ганса, более-менее смирившимся с характером «Черной овцы»), и комэск стал всячески поощрять бойцовский талант своего подчиненного. Буквально за месяц Марсель повысил свой счет еще на 6 сбитых самолетов; но потом началась такая жара, что боевые действия по всему фронту затихли. Бои возобновились лишь в сентябре, а уже 24 сентября Марсель отличился: в массовой свалке с англичанами он ухитрился «завалить» подряд 4 вражеских истребителя!

Конец ноября и начало декабря 1941 г. отличались высокой боевой активностью в воздухе, и Ганс с сослуживцами почти не выходил из боев, в которых постоянно демонстрировал возрастающее мастерство пилотирования и отменную точность стрельбы. Именно в это время Марсель выработал свой индивидуальный стиль боя: сблизиться с противником чуть ли не вплотную, и ударить короткой, но точной очередью по кабине пилота. «Черная овца» пришел к выводу, что нет смысла тратить много боезапаса на поражение важных мест вражеского планера, когда достаточно всего несколькими выстрелами с близкой дистанции убить самого летчика…

21 февраля 1942 г Марсель сбил 50-й самолет, после чего немецкая пресса заинтересовалась молодым асом, по своим политическим взглядам вполне подходившим на роль «настоящего нацистского героя». Журналисты тут же присвоили Гансу-Иоахиму титул «Fliger von Afrika», и начали прославлять каждый его успех.

Отгуляв месячный отпуск в Берлине, куда Марсель выехал для получения Рыцарского креста (и встречи с уже почти позабытыми им вином и девицами), Ганс в апреле вернулся в Африку. Отдохнув от отдыха в Германии (проще говоря, протрезвев), назначенный командовать 3-й эскадрильей Марсель (Нойман стал командиром I/JG27) в мае вновь приступил к боевым полетам. Всего за одну неделю он уничтожил еще 15 самолетов. К этому времени Ганс уже считался лучшим германским летчиком в Африке, и его Bf-109F с желтым номером «14» на борту был хорошо известен не только немцам, но и англичанам.

Вся 3-я эскадрилья восхищалась успехами своего легкомысленного забулдыги-командира; пилоты называли Ганса «Шефом» в лицо и «Йохеном» — за глаза. Особой популярностью Марсель пользовался среди пилотов пикирующих бомбардировщиков «Штука»: они чувствовали себя спокойно, когда их сопровождал «Йохен». Марсель не раз спасал подопечных «Юнкерсов» от атак британских истребителей. Наиболее эффектный бой при прикрытии пикировщиков Марсель провел 3-го июня: отражая атаку на Ju.87 5-й эскадрильи Южно-Африканских ВВС, он за 11 минут сжег 6 истребителей Р-40 «Томагавк»; при этом ни один германский самолет не был сбит.

10-го июня Ганс неожиданно для себя встретился со своими старыми знакомыми по «Битве за Англию» — со «Спитфайрами» (это были первые «Спиты», переброшенные англичанами в Африку). «Спитфайры» были более серьезным противником, чем «Харрикейны»: они считались лучшими британскими истребителями, не уступающими по своим качествам германским Мессершмиттам. Тем не менее, в завязавшейся схватке Марсель сбил четыре «Спитфайра», увеличив свой личный счет с 77 до 81-й победы.

За стремительно растущий счет побед командование добавило к Рыцарскому кресту Ганса Дубовые листья; Марсель наряду с фельдмаршалом Роммелем стал самым известным бойцом немецкого Африканского корпуса. О нем громогласно трубила нацистская пропаганда (тем более, что Ганс в силу своих политических взглядов и фотогеничности идеально подходил на роль «героя-наци»). Газеты и радио постоянно сообщали о новых победах молодого аса-берлинца, называя его не иначе, как «Звездой Африки». 17-го июня «Йохен» уничтожил 100-й самолет, и в тот же день вылетел в Берлин, где Гитлер лично вручил Марселю Рыцарский Крест с Мечами.

Марсель купался в лучах славы (и, видимо, не только славы, но и в потоках шнапса) почти два месяца; он вернулся в Ливию только 23-го августа, когда Роммель, находившийся в сотне километров от Александрии, изо всех сил рвался к Алам-эль-Халфа. А 1-го сентября Гансу пришлось вступить в самые тяжелые за всю его летную биографию бои. И этот день стал звездным днем аса — за 1-е сентября он одержал 17(!) воздушных побед! Подобной результативности до него не достигал ни один истребитель Люфтваффе; да и в последующие годы никто, кроме Эмиля Ланга, не смог сравняться с этим результатом.

В тот день, в 7.30 утра «Йохен» взлетел во главе своей эскадрильи на сопровождение «пикировщиков». В момент перехода Ju-87 в пикирование на цель истребители прикрытия обнаружили подходящие 10 английских истребителей «Киттихок», и бросились им навстречу. В 8.28 на землю рухнул первый «Киттихок», сраженный Марселем с дистанции 10 (!) метров; 2 минуты спустя от его же пуль загорелся и пошел вниз второй английский истребитель. «Штуки» беспрепятственно отбомбились и повернули на базу, когда с северного направления на них неожиданно спикировал одиночный «Киттихок», который тут же был расстрелян Гансом. После выполнения задания эскадрилья уже садилась на свой аэродром, когда заходивший на посадку последним Мессершмитт Марселя был неожиданно атакован вывалившейся из облаков шестеркой британских истребителей. Однако Марсель вовремя заложил крутой вираж и в 8.39 сбил одного из преследователей. Разогнав затем остальных англичан, Ганс благополучно приземлился.

В 9.30 Марсель и еще пара Мессершмиттов вновь сопровождали группу «Штук». При подходе к цели бомбардировщиков попыталась атаковать эскадрилья британских истребителей «Киттихок». Марсель бросился англичанам наперерез и открыл огонь; два сраженных им истребителя почти одновременно рухнули на землю. Лидер вражеского строя, уклоняясь от внезапной атаки немцев, повернул на северо-запад, но через минуту он был уничтожен погнавшимся за ним Марселем. Обезглавленная британская группа попытались скрыться, но тройка Мессершмиттов устремилась вдогонку. В результате из этих «Киттихоков» выжили только два — они спаслись лишь благодаря появлению новой группы британских истребителей. Обнаружив нового врага, немцы бросили спасающихся англичан, и пошли навстречу второму строю «Киттихоков». Произошла короткая схватка, в которой RAF потеряли еще два истребителя (оба сбиты Марселем). Когда тройка «Мессеров» приземлилась на своем аэродроме, летчики объявила о 12 уничтоженных вражеских самолетах, 8 из которых были на счету Марселя!

В этом бою у Мессершмитта Ганса были повреждены шасси, и поэтому «Йохен» смог совершить третий и последний за этот день вылет только в 17.00. Над целью 15 «Киттихоков» попытались блокировать немецкие бомбардировщики, но группа Марселя их перехватила. Завязалась ожесточенная схватка; в 17.47 был сбит первый британский самолет, а в 17.53 — пятый. Все они были уничтожены Марселем.

За бои этого дня Марсель 3-го сентября был удостоен высшей награды Германии — Рыцарского креста с Бриллиантами. А 28 сентября ему пришлось с парой истребителей выдержать еще один очень тяжелый бой — против пяти «Спитфайров», которыми управляли явно очень опытные британские летчики. С большим трудом Марсель сбил два «Спита», но с третьим ему никак не удавалось справиться, несмотря на активную помощь своего ведомого. Мало того, после 10-минутного боя у самолета Марселя оказался прострелен топливный бак, и за его Мессершмиттом потянулся хвост выливающегося бензина. Требовалось немедленно прекратить бой и уходить на базу; однако напоследок Марсель, заложив крутой вираж, все-таки сумел зайти на головного британца со стороны солнца. Ослепленный противник потерял немца из виду, и секунду спустя «Спитфайр» англичанина взорвался от очереди Марселя. Это была 158-я и последняя победа германского летчика…

Два дня спустя (30-го сентября 1942 г) Марсель на только что полученном новейшем истребителе Bf-109G вылетел в одиночное патрулирование, из которого не вернулся. Обстоятельства его гибели точно не известны, и причин смерти лучшего аса Африки уже, скорее всего, никто не узнает. Был ли он подбит в скоротечном бою, или у него произошла какая-то поломка — это навсегда останется тайной. Последнее радиосообщение от Марселя гласило: «Дым окутал фюзеляж… Топливо хлещет струей… Машина горит… не подчиняется управлению… Прыгаю с парашютом… Ищите в таком-то районе…» Бросившиеся на помощь «Йохену» подчиненные нашли его в указанном районе — но уже мертвого. Видимо при прыжке с самолета летчик ударился о хвостовое оперение и сломал себе шею…

Гибель Марселя привела немцев в большое уныние. Можно даже утверждать, что смерть «Йохена» оказала сильное деморализующее влияние на всех летчиков авиации германского Африканского корпуса.

За 2 года летной карьеры Ганс-Иоахим Марсель провел 388 воздушных боев, в которых сбил 158 английских самолетов, поставив при этом 2 рекорда 1942 г: максимальное число уничтоженных машин за 1 бой (8), и за 1 день (17). Такая высокая результативность, естественно, вызвала сомнения у послевоенных исследователей истории авиации, ведь известно, что из-за специфики воздушного боя число заявленных побед не всегда соответствует реальному результату. Однако к удивлению исследователей при сравнении документов германской и британской сторон о войне в Африке практически все заявленные Марселем победы оказалось подтверждены английскими документами…

Ганс-Йоахим Марсель был похоронен в четырёх милях южнее Сиди-Абд-эль-Рахмана, на том самом месте, где он погиб. В 1954 году его прах был перезахоронен на немецком мемориальном кладбище в Тобруке, а на месте гибели пилота был установлен памятный знак в виде пирамиды.

P.S. Несмотря на любовь нацисткой пропаганды к Марселю, сам он никогда не был нацистом, впрочем как и подавляющее большинство летчиков истребительной авиации Люфтваффе, он не был членом НСДАП, был критически настроен относительно Гитлера, презирал карательные органы ( гестапо, СД и прочие ). Однажды он додумался «потроллить» даже самого фюрера: в июне 1942 года после получения из рук Гитлера Мечей к Рыцарскому кресту, он был приглашен на прием, устроенный Вилли Мессершмиттом, на приеме присутствовал также и фюрер. Гости попросили Марселя сыграть на фортепьяно, сначала он сыграл несколько отрывков из классики, а потом начал исполнять американский джаз, запрещенный в Германии по личной инициативе Гитлера, последний, вместе со своей свитой, был вынужден покинуть вечеринку. Марсель активно выступал против преследования евреев, так как у него самого и у его семьи были друзья-евреи. К слову, доктор, друг семьи, спасший его от смерти в детстве, когда Ганс чуть не умер от гриппа, тоже был евреем.

Автор:Петр Власов

Отредактировано и дополнено ЕНОТОМ

Источник:https://zen.yandex.ru/id/5df249cdc31e4900b1b8683b

16+

от admin