7+

Первый вопрос — а какие цели были выбраны для повторного воздушного налета? В первую очередь, сухой док под названием «Тен-тен», которое происходило от его длины в 1010 футов, что позволяло доковаться в нём линкорам и другим кораблям соответствующих размеров.

А кто мешал японцам сделать это в первый налёт на Перл-Харбор? И тут вспоминается персонаж из «Похождений бравого солдата Швейка», который говорил своей жене: «Эльза, жизнь моя , солдаты глупы, а Натан твой мудрый!». Но так ли были глупы японские организаторы нападения на базу, и столь ли мудры их критики?

В оперативном приказе № 1 по японскому мобильному соединению чёрным по белому написано, что целями являются «вражеский флот и важные аэродромы на острове Оаху». На тот момент на этих аэродромах находились 110 современных истребителей и около 50 несколько устаревших, но вполне способных дать прикурить японским лёгким бомбардировщикам.

На линкорах, крейсерах, эсминцах и танкерах, находившихся в Перл-Харборе, только «универсалок» калибра 127-мм имелось 246 единиц. Добавим к этому десятки 76-мм зениток на всякой мелочи, плюс сотни стволов 28-мм зенитных автоматов и 12,7-мм пулемётов. Это мы ещё сухопутную зенитную артиллерию не учитываем. И всё это находилось в непосредственной близости от той самой инфраструктуры — доков, верфей, хранилищ топлива и т.п. Вот снимок места событий:

В красном овале упомянутые сухие доки, среди которых и «Тен-тен». И если бы все эти истребители поднялись в воздух, а на неповреждённых кораблях зенитная артиллерия вступила в бой — много ли береговых объектов сумели разбомбить японцы?

Кстати, на корабли, в общей сложности, совершили налет 162 японских самолёта, а на аэродромы и находящуюся на них авиацию — 105 бомбардировщиков и порядка сотни истребителей. Так что и потерь японцы от корабельных зениток понесли больше, чем от американских истребителей, практически мало кому из них удалось взлететь.

Вот так выглядит один из сухих доков Пёрл-Харбора:

Максимальный вес бомб, который могли поднять японские палубные бомбардировщики — 800 кг, но были и с нагрузкой не более 250 кг. Имея такие бомбы можно было с равным успехом долбить эти бетонные сооружения кирками и ломами. Единственно уязвимыми местами были батапорты — плавучие ворота дока. Вон видно, как в отверстия в батапорте поступает вода в док при его первом заполнении в торжественной обстановке.

Размеры батапорта были 40х14 метров — не самая простая цель для бомбометания с горизонтального полёта. Конечно можно использовать авиационную торпеду, но даже в линкоры длиной около 180 м попало меньше 50% сброшенных торпед. Опять же, если линкоры не бомбить и они останутся невредимы, то и срочной надобности в доках не будет. И уж отремонтировать такую простую металлоконструкцию можно за считанные недели, а ремонт капитально повреждённых крупных кораблей может занять многие месяцы, а то и вообще неосуществим до конца войны.

На снимке эти сухие доки после бомбёжки. Немного им всё-таки досталось, в нижнем овале повреждённые и притонувшие эсминцы в сухом доке, а верхнем плавучий док, вообще утопленный.

Ну, а топливо в этих ёмкостях, рядами стоящих на снимке? На момент нападения в них находилось 610 700 тонн в пересчёте на мазут. Это даже чуть-чуть меньше, чем добыча нефти в США всего лишь за один день, не считая другие страны, откуда она могла поступать.

Подсчитано, что для разовой заправки имевшихся тогда в Пёрл-Харборе кораблей «первой линии» плюс пары находив­шихся рядом авианосцев нужно было порядка 450 000 баррелей(71544282 литров) мазута, а если учесть более мелкие корабли и те, которые прибудут с материка в связи с началом войны, то порядка 600 000 баррелей(95392377 литров). Это загрузка всего лишь четырёх танкеров типа «Симарон»

Много ли надо времени, чтобы доставить это топливо на Гавайи, учитывая, что на тот момент уже было построено порядка 30 танкеров для ВМС?

Поэтому японцы отлично понимали — выведение из строя инфраструктуры на Гавайях создало бы американцам проблемы максимум на несколько недель, при том, что потери японской авиации при этом возросли бы многократно. В свою очередь японцам было необходимо до полугода, чтобы американский флот не мешал достижению целей, стоявших перед империей далеко на юге. Он и не мешал как раз указанный срок, ибо впервые линкоры Тихоокеанского флота США вышли в море только в июне 1942 года.

Так что свою задачу ударное соединение под командованием вице-адмирала Нагумо успешно выполнило — были или потоплены, или очень серьезно повреждены все 8 американских линкоров, уничтожено 188 самолетов и убито около 3 000 человек. Потери самих японцев ограничились 29 самолетами. И несколько мини-подлодок, от которых толку оказалось ноль.

Тем не менее, в марте 1942 года история могла бы повториться, только труба была бы пониже, да дым пожиже. Очень хотелось японскому командованию узнать — а что там у американцев на Гавайях в плане восстановления после полученного удара, да заодно и повторить его, пусть в уменьшенном масштабе.

А для этого как нельзя лучше подходили летающие лодки Kawanishi H8K, самые крупные военные самолёты японского производства с практической дальностью полёта 7150 км. Неплохо и для нашего времени, не так ли?

Операция носила обозначение «К», возможно, из-за названия самолёта. Это он на берегу:

А здесь взлетает с воды:

Конечно, атаке предшествовало тщательное планирование, но вы ведь знаете, как оно бывает — «поломки, проколы, энтузиазм населения», в итоге, вместо пяти машин, каждая из которых должна была нести четыре 250 кг бомбы, к полёту оказались готовы только две.

Но самураям ли быть в печали от этого? Не помешало даже то, что уже в море таинственно исчезла одна из обеспечивающих операцию подводная лодка, I-23. Но остальные-то были целы: I-9, служившая радиомаяком, и подводные танкеры I-15, I-19, I-26.

Подобрали также время, чтобы полная луна освещала цели. Взломали коды американской военной метеорологической службы, чтобы погода не подгадила. И вот тут был один из основных проколов. Как тот мудрый Натан, я скажу теперь, что уж можно было послать лодку на замену пропавшей ещё после 14 февраля I-23, которая уточнила бы метеообстановку в самый решающий момент, но увы, этого не произошло.

И погода таки подвела. Однако, возможно, именно благодаря такой облачности лодки и остались целы. Ибо, хотя американская разведка предупредила командование, что японцы собираются повторить нечто подобное первому Пёрл-Харбору, но командование, как и в первом случае проигнорировало эти сообщения.

Однако Hawaii’s WARD—Women’s Air Raid Defense, гавайская женская служба противовоздушной обороны, сработала чётко. Усидчивые женщины-операторы 12 недель после первого нападения несли беспрерывную службу у экранов радаров. Они заметили японцев на дистанции почти 380 км

Реакция на предупреждение женщин была мгновенной. Включились прожекторы, поднялись истребители, дежурили зенитные орудия. Поскольку это была безлунная дождливая ночь, истребителям не удалось сбить летающие лодки даже с помощью операторов радара WARD.

Думая, что опять приблизилось авианосное соединение, американцы отправили на его поиски 5 вооружённых торпедами «Каталин». Всё безрезультатно. Но и японцы слетали впустую. Самолёт лейтенанта Хисао Хасидзумэ в условиях отвратительной видимости сбросил бомбы на склон горы Танталус-Пик, аккурат в окрестностях школы имени Рузвельта, в здании которой вылетели все стёкла.

А прапорщик Сёскэ Сасао отбомбился вообще по океану. Вряд ли большим утешением для японского командования было то, что оба самолёта вернулись на свои базы. Столь сложная операция окончилась пшиком. Американцы сумели просчитать, где самолёты противника могли дозаправляться и держали эти места под наблюдением до конца войны. Так что повторить операцию «К» японцы так и не смогли. Но если бы тогда существовала книга рекордов Гиннеса, этот рейд мог бы попасть в неё как самый дальний полёт бомбардировщиков на тот момент — раз, плюс оный полёт без сопровождения истребителей — два.

Источник:https://zen.yandex.ru/amico

7+

от admin