14+

«Лагерь победителю — кров, побежденному — убежище. Сколько раз бывало, что войско, не добившись удачи на поле боя и загнанное в лагерь, улучало время и порой, и очень скоро, мощной вылазкой обращало победоносного врага в бегство. Вторая наша отчизна, где вместо стен вал, а вместо очага и дома палатка, — вот что такое лагерь!»

Луций Эмилий Павел, II в. до н.э.

Каждый дневной переход римской армии длительностью в 7 часов и протяжённостью 30 км завершался постройкой на новом месте укреплённого лагеря. Не снимая доспехов, передовые отряды приступали к рытью рва и возведению насыпи по его периметру. На эту насыпь устанавливался частокол, а внутри вскоре вырастали стройные ряды палаток, в которых войску предстояло провести ночь.

Сохранилось несколько античных текстов, в которых рассказывается об устройстве римского военного лагеря: трактаты Полибия, Иосифа Флавия, Вегеция Рената и Псевдо-Гигина. Наиболее подробно процесс постройки легионерами полевых лагерей описан у первого и последнего из авторов. Полибий жил во II в. до н.э., он писал о римской армии времён Республики. Описание Псевдо-Гигина относится ко второй половине II в. н.э., то есть к расцвету Империи.

Оба автора пишут о том, что лагерь должен располагаться на возвышенности и иметь поблизости источники чистой воды. В имперской римской армии первым на место будущего лагеря отправлялся трибун с помощниками, а в республиканской трибуна сопровождал ещё и авгур. Так назывался предсказатель, который должен был засвидетельствовать, что место для лагеря соответствует всем правильным приметам и выбрано в согласии с волей римских богов. Армия Империи уже не считала его присутствие необходимым, место авгура занял metator castrorum (лагерный землемер).

В описании Полибия разметка лагеря была священнодействием. Авгур становился в центре, лицом к приближающемуся легиону. Двое лагерных ворот назывались dextra и sinistra (правые и левые), они располагались по правую и левую руки от стоявшего авгура. За авгуром размечали и обозначали белым vexillum (знак на древке) место будущей претории, то есть большой палатки командира. Квадратное поле перед авгуром называлось принципий, там устанавливались лагерные алтари и знамёна. Перед ними располагалась кафедра, с которой командир мог обратиться к собравшимся на этой площади легионерам.

Слева от претории ставился квесторий (палатка квестора), справа — форум (палатка легатов). По обеим сторонам от принципия располагались палатки трибунов и префектов союзников. Нужно отметить, что союзные ауксилии (пешие войска) и алы (конные отряды) также располагались внутри ограждения римского лагеря. Было их немало, в имперское время легиону могло быть придано 2-3 алы по тысяче всадников в каждой и несколько когорт ауксилий. Союзники принимали участие в обустройстве лагеря наравне с римлянами.

Главная улица проходила поперёк лагеря и соединяла правые и левые ворота, её ширина была установлена в 100 римских футов (около 30 метров). С ней пересекалась продольная улица вдвое меньшей ширины, она называлась преторианской. Так же именовались ворота, обращённые вперёд. Задние ворота называли десятинными или квесторскими, через них войска входили в лагерь. Место установки палаток землемеры отмечали воткнутыми в землю копьями с символикой когорт, которые будут здесь располагаться. Римские части размещались в центре лагеря, союзники — по краям.

В трактате Псевдо-Гигина подробно расписано расположение преторианских когорт и вексилляций (специальных отрядов, выделенных под конкретную задачу), которых не было в римской армии эпохи Республики. А также указано, что легионные мастерские должны располагаться как можно дальше от госпитальных палаток, чтобы их шум не мешал выздоровлению раненых и больных легионеров.

Хоть авгур в имперское время уже не участвовал в разбивке территории под лагерь, авгураторий ставился возле трибуны командира. Перед началом битвы командир мог оперативно проконсультироваться с авгуром и принять решение, исходя из сообщённых последним примет. Мы не знаем, насколько часто римские полководцы учитывали мнение авгура. Известно немало случаев пренебрежительного отношения римских командиров к «божественным» знамениям, относящихся к намного более религиозной республиканской эпохе. Но в любом случае авгур легиону полагался по штату, поэтому специальное место для гаданий было предусмотрено в планировке лагеря.

Автор:Булат Мамлиев

Источник:https://zen.yandex.ru/ancient_rome

14+

от admin