7+

После того, как советский летчик-истребитель Виктор Беленко на сверхсекретном самолете МиГ-25П и обладая не менее секретными данными просто взял и улетел в Японию, многие советские летчики решили последовать его примеру. Нью-Йорк Таймс назвал сентябрь 1976 года «месяцем бегства из СССР».

Казалось, что в Советском Союзе это месяц национального дезертирства. Во-первых, лейтенант. Виктор Беленко из советских ВВС бежал на своем сверхзвуковом МИГ-25 в Японию и немедленно получил политическое убежище в Соединенных Штатах. Через несколько недель лейтенант Валентин Иванович Зосимов сбежал на маленьком российском самолете (Follow‐Up, on the News: The Zasimov Case. New York Times. — June 4, 1978. — P. 45.)

Только вот у Зосимова не было секретного истребителя, которым он мог заинтересовать Запад. Улетел он на гражданском Ан-2. Особо секретными сведениями тоже не обладал. Да и приземлился не в США и даже не в Японии, а в Иране, до которого дотянул его самолет.

Причиной побега Зосимова послужил не только успешный пример побега Беленко (который после этого обосновался в США и был вполне доволен жизнью). Но и увольнение Зосимова из рядов Вооруженных сил СССР. Зосимов был летчиком-истребителем, только что закончил летное военное училище и после выпуска был уволен из армии став лейтенантом запаса.

Зосимова перевели в гражданскую авиацию. Это сильно психологически надломило его. Он хотел продолжить служить в армии. Примером ему был дед — военный артиллерист. Но летать на боевых самолетах ему так и не довелось. Правда на этом его неприятности не закончились. Во время полета во Львов самолет АН-2, которым управлял второй пилот, задел провода. После этого инцидента самого Зосимова понизили в должности до второго пилота.

Через какое то время Зосимов открыто в семье, стал говорить, что улетит из СССР. Что он не хочет здесь жить. А потом добьется того, чтобы к нему прислали жену и сына. Вскоре ему представилась такая возможность. В сентябре 1976 года он, выполняя полет по маршруту Забрат — Аджикабул — Пушкино — Пришиб — Ленкорань, долетев до Пушкино и высадив всех пассажиров, свернул в сторону Ирана.

Границу он пересек над морем на предельно малой высоте, чтобы избежать обнаружения средствами ПВО. Приземлился вблизи города Ахара возле кукурузного поля. Зосимов ждал, что к нему сразу прибегут пограничники. Но людей пришлось ждать очень долго.

Когда хоть какие-то представители власти все же появились, то он сразу же попросил у них политического убежища. Только вот он не учел некоторых нюансов. Иран, совсем недавно заключил торговые отношения с СССР и не хотел их портить. Кроме того СССР стал оказывать сильное давление на Иран. Звучали открытые угрозы с требованием вернуть «дезертира».

Не выдавать летчика просили академик Сахаров и даже дочь Сталина:

«Я, дочь Сталина, спасшаяся от советско-сталинской тирании и обретшая свободу в Соединённых Штатах, взываю к вашему величеству с просьбой спасти жизнь Валентина Зосимова, русского лётчика, который сбежал в Иран на старом почтовом самолёте в поисках убежища в свободном мире (Stalin’s Daughter Asks Shah to Aid Soviet Defector. New York Times.)»

Но Советский Союз заявил, что если Иран откажет в экстрадиции, то СССР начнет поставки оружия местной оппозиции страны(впоследствии, Советский Союз, негласно, и так начал поставлять оружие оппозиции через третьи, но тогда это заявление звучало достаточно пугающе для правительства Ирана). Советские вооруженные силы на границе с Ираном были приведены в боевую готовность, а один из дипломатов даже открыто намекнул шаху, что граница между СССР и Ираном настолько большая, что можно не заметить, как ее будут переходить отдельные группы «партизан» славянской внешности и без опознавательных знаков.

Советскому Союзу не особо нужен был угнанный почтовый самолет АН-2. Лейтенант Зосимов уже не был военным (хотя СССР требовал вернуть его именно как дезертира). Секретных документов у него при себе тоже не было. Он не представлял ценности ни для СССР ни для США. Только вот побег состоялся сразу после угона секретного самолета МиГ-25П. Советскому Союзу нужно было во что бы то ни стало вернуть хотя бы Зосимова, чтобы показать, что любой дезертир не избежит наказания и предотвратить дальнейшие побеги.

Зосимов прожил в Иране месяц. Ему приобрели гражданскую одежду вместо летной формы. Предоставили помещение для жизни, которое даже охранялось, но скорее для галочки. В это же время на политической арене шла борьба за его дальнейшую судьбу.

И вот, в один не очень прекрасный для него день, ему завязали глаза и куда-то повезли. В какой-то момент его пересадили в другую машину. Наконец кто-то из присутствующих чихнул, а потом по-русски пояснил, что простудился. Тогда то Зосимов и понял, что дело плохо.

Иранский шах приказал вернуть лейтенанта в Советский Союз. Последовали международные протесты. Противники, в том числе лейтенант, утверждали, что летчик был политическим беженцем, которому на родине грозила казнь или длительное заключение. Шах, недавно заключивший торговое соглашение с русскими, был непоколебим. Лейтенант Засимов был отправлен еще в ноябре 1976 года.(Follow‐Up, on the News: The Zasimov Case. New York Times. — June 4, 1978. — P. 45.)

Летчика вернули в СССР. Шах Мохаммед Реза Пехлеви пошел на уступки Советскому Союзу. После этого о судьбе Зосимова ничего не было известно. Мировое сообщество обращалось в МИД Советского Союза, который лишь отвечал, что не может сказать больше, чем было опубликовано в официальной прессе. В прессе же публиковалось только то, что Зосимова обвиняют в угоне самолета «Аэрофлота». Так что же случилось дальше с лейтенантом?

Зосимова действительно судили за угон самолета. Его привезли в Баку в Верховный суд Азербайджанской ССР, который находился в Доме Культуры имени Дзержинского. Процесс курировался из КГБ. Зосимов получил 12 лет лишения свободы и был направлен в лагерь «Пермь-36». Его брата в Москве уволили с должности директора школы.

Старший лейтенант Зосимов воспользовался для преодоления границы бипланом устаревшей конструкции. Он не совершил насилия, не рисковал ничьей жизнью, кроме своей, и поэтому его действия не могут быть квалифицированы как воздушное пиратство. Он не разбил самолета, который может быть возвращён законному владельцу. (Андрей Сахаров вместе с четырьмя членами Хельсинкской группы «В защиту Зосимова». Хроника текущих событий. — 8.10.1976)

И все же по советским меркам приговор был довольно гуманным. Зосимов не получил «высшую меру» за «измену Родине». О своем поступке, по воспоминаниям сына, Зосимов не сожалел. Просто считал, что все не очень удачно сложилось.

Он освободился 23 октября 1985 года. Через десять лет после заключения под стражу. Устроился на работу слесарем газового оборудования в Баку. Затем переехал в Москву, где работал в котельной.

Самым обидным для него было то, что он вышел из лагеря почти в другую страну. Началась перестройка. А вскоре из страны и вовсе можно было уехать просто так, не получив за это срок и не став «изменником Родины».

Источник:https://zen.yandex.ru/id/5b2103d769715500aa7afd5e

7+

от admin