История советского опытного тяжёлого танка Т-220

1+

Бытует мнение, что после появления танка КВ советские военные на время отказались от более крупных и тяжёлых боевых машин. Действительно, летом 1940 года был поставлен крест на тяжёлых танках СМК и Т-100. Однако сразу же после отказа от этих машин потребовалось усилять бронирование и вооружение КВ, что привело к появлению ещё более тяжёлых образцов, включая проекты КВ-4 и КВ-5. Первым звеном в этой цепи усиления вооружения, бронирования, и, в конечном счёте, размеров и массы стал танк КВ-220, который впоследствии стали называть Т-220. И хотя таких машин создали всего две, они успели поучаствовать в боях на фронтах Второй мировой.

Большая пушка

Первые признаки того, что военных не устраивает ни «КВ с большой башней», ни «КВ с малой башней», появились в июне 1940 года. Согласно предложению по уточнению системы танкового вооружения, КВ-1 предлагалось вооружить 76-мм пушкой с баллистикой 76-мм зенитной пушки обр.1931 г. (3-К). Кроме того, предлагалось усилить бронирование его лобовой части до 90–100 мм.

Впрочем, насчёт зенитного орудия 3-К тогда же возникли большие сомнения. Согласно расчётам, 76-мм зенитная пушка пробивала на дистанции в километр броню толщиной порядка 70 мм, установленную под углом 30 градусов. Хороший показатель, но при новых требованиях получалось, что толщина усиленной брони самого КВ-1 оказывалась выше пробиваемости 3-К. Вдобавок, эту систему уже сняли с производства. Вместо 3-К начался выпуск более мощной 85-мм зенитной пушки обр.1939 года (52-К). Это орудие на той же дистанции и под тем же углом пробивало уже 88 мм брони.

Неудивительно, что в ведомости танковых, самоходных и противотанковых систем, подлежащих разработке, появились две пушки: одна – с баллистикой 76-мм зенитного орудия, вторая – с баллистикой 85-мм зенитки. Для обоих вариантов перевооружения «КВ с малой башней» сроком изготовления опытного образца указывалось 1 сентября 1940 года. В качестве разработчика обеих систем был выбран завод №92.

76-мм орудие с баллистикой 3-К получило заводской индекс Ф-27, а 85-мм орудие с баллистикой 52-К обозначили как Ф-30. Руководство по разработке систем возглавил главный конструктор завода №92 В. Г. Грабин. На Ф-30 возлагали большие надежды: согласно плану по вооружению танков на 1941 год, 50% КВ предполагалось вооружать именно этой системой.

К указанной в ведомости дате оба орудия были не только готовы, но и начались их огневые испытания. На заводе №92 не стали изобретать велосипед и вполне логично пошли по пути развития конструкции 76-мм танковой пушки Ф-34. Взяв за основу эту пушку, коллектив КБ установил новые стволы и усилил противооткатные устройства. Благодаря такому подходу разработка систем и заняла так мало времени. В качестве испытательного стенда использовались танки Т-28. Ко 2 сентября 1940 года Ф-27 прошла 5 стрельб, в ходе которых произвели 122 выстрела с удовлетворительными результатами.

Ф-30 к тому же сроку прошла 2 стрельбы, на которых в общей сложности было выполнено 68 выстрелов. По итогам стрельб были обнаружены некоторые недостатки в конструкции системы, и завод занялся её доработкой. К 24 сентября число выстрелов достигло 90, после чего была обнаружена трещина в казённике. Испытания Ф-30 продолжались до 29 октября 1940 года, потом доработанную пушку демонтировали с Т-28 и отправили на Кировский завод. Одновременно с испытаниями на заводе №92 приступили к изготовлению второго образца Ф-30, который закончили в самом конце октября. Дальнейшие испытания застопорились.

Рост по всем параметрам

Между тем, 17 июля 1940 года вышло постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс, согласно которому Кировскому заводу к 1 декабря 1940 года поручалось изготовление двух образцов модернизированных танков КВ. Оба образца должны были иметь лобовую броню толщиной 100 мм, а друг от друга они отличались вооружением. Первый образец получал 76-мм пушку Ф-27, второй – 85-мм пушку Ф-30. Впрочем, вскоре после выхода постановления в проекты были внесены изменения. Вместо Ф-27 решили ставить 76-мм танковую пушку Ф-32, а толщину лобового бронелиста сократить до 90 мм. Кроме того, при проектировании Ф-30 выяснилось, что габариты системы не позволяют установить её в существующую башню КВ-1. Потребовалось проектировать новую башню.

Одной лишь переделкой башни дело не обошлось. Количесто изменений по второй опытной машине росло как снежный ком. В итоге танк, носивший в переписке индексы КВ-220, Объект 220 и Т-220, стал сильно отличаться от исходного КВ-1, почти догнав по длине СМК, а по массе и вовсе превзойдя. К слову, в переписке Т-220 как минимум единожды называется «КВ-4».

Конструктивно новый танк неразрывно связан с САУ «212А», разработка которой была санкционирована тем же самым постановлением СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс. Поскольку боевая масса «истребителя ДОТ-ов» превышала 60 тонн, для него потребовалась новая силовая установка. Мотор, получивший индекс В-2СН, разработал завод №75 в Харькове. От штатного В-2 он отличался тем, что на него установили механический нагнетатель от авиационного двигателя АМ-38. Благодаря нагнетателю мощность В-2СН выросла до 850 лошадиных сил. Этот мотор решили поставить и в Т-220. Были установлены новые коробка передач, главная передача и бортовые фрикционы.

В связи со всеми изменениями длина корпуса выросла до 7820 мм, что на метр длиннее, чем у КВ-1. Удлинение корпуса потребовало переделать и ходовую часть: число опорных катков выросло до 7 на борт, а поддерживающих – до 4. Толщина лобовой части корпуса составила 100 мм. Такую же толщину брони имели и борта. Первоначально предполагалось, что Т-220 будет весить 56 тонн, но в итоге общая масса танка выросла до 62,7 тонн.

Башня, которая стала исходной причиной роста размеров и массы Т-220, представляла собой развитие идеи «пониженной» башни для КВ-2. В передней части появились массивная установка системы Ф-30 и спаренный с нею пулемёт ДТ. Для извлечения орудия в кормовой плите предусмотрели большой люк, похожий на кормовой люк башни КВ-2. Ещё один пулемёт ДТ установили в командирской башенке кругового вращения. Экипаж башни вырос до 4 человек за счёт появления второго заряжающего. Боекомплект орудия, составлявший 91 выстрел, также частично разместили в башне.

Разработка Т-220 оказалась совсем не дешёвым удовольствием. Согласно калькуляции Кировского завода, общий бюджет по этой теме составил 4 миллиона рублей. Из них 100 тысяч пришлось на составление технического проекта, 25 тысяч на изготовление макета. 250 тысяч стоила разработка конструкторской документации, а 75 тысяч – её доработка по итогам испытаний. Два опытных образца должны были стоить по 1 миллиону 200 тысяч рублей каждый. На испытания требовался бюджет в полмиллиона рублей, ещё 900 тысяч было нужно на доработку опытных образцов по итогам испытаний. И всё это без учёта стоимости вооружения.

Под несчастливой звездой

Ввиду большого объёма конструкторских работ и общей перегруженности КБ Кировского завода план по изготовлению Т-220 в назначенный постановлением срок выполнить не удалось. Корпус нового танка поступил на завод только 7 декабря 1940 года, а сборку завершили в начале января 1941 года. После сборки выявился конфуз: орудие Ф-30 оказалось неуравновешенным, и испытания стрельбой пришлось отложить на более поздний срок (так в итоге и не наступивший).

14 января 1941 года был утверждён план по полигонным испытаниям танка. Следует отметить, что заводских испытаний по причине спешки не проводилось. Этот факт внёс свою лепту в дальнейший ход событий. Начавшиеся испытания выявили массу проблем с опытным мотором В-2СН. Довольно быстро начался износ поршневых колец, двигатель начал плеваться маслом. На километр пути расход масла оказался немногим меньше литра.

Максимальная скорость движения по шоссе достигала 33 км/ч, а средняя составила 21,2 км/ч. Впрочем, проездил Т-220 недолго. 25 января, после 106 километров езды по шоссе, двигатель окончательно сломался. Поскольку запасного мотора не оказалось, испытания приостановили. Надо сказать, что для представителей завода №75 произошедшее не стало неожиданностью. Находившийся на Кировском заводе главный конструктор завода №75 Т. П. Чупахин заявил, что двигатель опытный, посему он не даёт гарантий по его безотказной работе.

После того как в конце января с завода №75 прибыл второй двигатель В-2СН, испытания продолжились. Но ненадолго. Согласно докладу комиссии по испытаниям военинженера 1 ранга Глухова, по состоянию на 3 февраля 1941 года вышел из строя и второй мотор. Следующий В-2СН ожидался не ранее 15 февраля, так что испытания затягивались. Одновременно из-за отсутствия деталей затягивалось и изготовление второго опытного образца Т-220. Башня второй машины по состоянию на начало февраля 1941 года находилась на заводе №92, где проходил монтаж орудийной системы Ф-30 и оборудования.

В конце концов вместо В-2СН с завода №75 прибыл 700-сильный двигатель В-5. Правда, к моменту его прибытия в судьбе Т-220 произошло несколько важных событий.

Грабин не забыл идею установки в башне КВ-2 107-мм пушки с баллистикой дивизионной пушки М-60. Уже в декабре 1940 года появилась информация, что КБ завода №92 в инициативном порядке разработало 107-мм танковую пушку и уже занимается её изготовлением. Было предложено установить орудие, получившее индекс Ф-42, в башню Т-220, но от этой идеи отказались. В производство под индексом КВ-3 решено было запускать более лёгкий, чем Т-220, танк Т-150. Опытный образец Т-220 должен был использоваться в качестве испытательного стенда для двигателя В-5, который предполагалось ставить в КВ-3. Но с новым мотором произошло примерно то же, что и с В-2СН – долго он в Т-220 не прожил.

Окончательно судьба Т-220 решилась в марте 1941 года. В это время пришла информация о наличии в немецкой армии тяжёлых танков. Полученная разведкой информация привела к значительному росту активности работ по танкам и танковому вооружению. Не миновала эта бурная активность и машины тяжёлого класса. Т-220 с 85-мм пушкой и бронёй в 100 мм был признан несоответствующим требованиям. Вместо него стали проектировать новый 72-тонный КВ-3, получивший заводской шифр «223». В целом эта машина должна была стать развитием Т-220, отличаясь более мощным вооружением и толщиной брони, увеличенной до 120 мм.

Запуск работ по КВ-3 не означал, что уже построенный Т-220 канул в небытие. Наоборот, опытная машина максимально использовалась Кировским заводом в качестве стенда для отработки узлов и агрегатов нового танка. На машину установили уже третий В-2СН, который оказался гораздо надёжнее предшественников. Танк стал базой для испытаний новых опорных катков и воздухоочистителей «Вортокс» (Vortex). К 20 июня 1941 года он накатал в общей сложности 1979 километров. Что же касается второго образца Т-220, то до него у Кировского завода руки дошли лишь в начале июня. Сборка шла неспешно, закончить её планировалось не раньше середины июля. В таком состоянии опытные машины и встретили начало Великой Отечественной войны.

В боях за Ленинград

После начала войны с нацистской Германией все опытные работы по теме Т-220 прекратились. Завод в лихорадочном темпе стал выпускать КВ-1, параллельно упрощая конструкцию танка. Позже началась эвакуация Кировского завода, оказался эвакуирован и корпус КВ-3. Что же касается Т-220, в тот момент было не до них. Ситуация поменялась осенью 1941 года, когда враг подошёл вплотную к Ленинграду и каждый танк стал на вес золота.

Именно тогда о Т-220 снова вспомнили. Поскольку их испытаний стрельбой так и не проводили, а вторая башня осталась в Горьком на заводе №92, было принято следующее решение. С первого опытного Т-220 сняли его штатную башню и установили башню серийного КВ-1 с пушкой Ф-32. Такую же башню установили и на вторую машину. 5 октября 1941 года танк Т-220 с серийным номером М-220–1 отправили в распоряжение 124-й танковой бригады. 16 октября туда же отправилась и вторая машина с серийным номером М-220–2.

В ноябре 1941 года 124-я танковая бригада совместно с 43-й стрелковой дивизией вела тяжёлые бои в районе Усть-Тосно. В этих боях был сожжён второй образец Т-220, а вместе с ним погиб и экипаж под командованием младшего лейтенанта Яхнина. Согласно воспоминаниям, на танк был нанесён девиз «За Родину!». Судьба первой машины пока остаётся неизвестной.

На этом можно было бы поставить точку в истории Т-220, но она имела продолжение. 8 февраля 1943 года был издан приказ №012 по 12-му отдельному учебному танковому полку о зачислении экипажей. Восьмой машиной в списке идёт танк… «За Родину», серийный номер 220–2, командиром которого назначили лейтенанта В. В. Струкова.

Как такое могло быть? Согласно правилам, сгоревшие машины ремонту не подлежали, но есть и исключения. Известно, что несколько сгоревших КВ-1 были восстановлены и позже воевали. Кроме того, достоверно известно, что 17 подбитых танков 124-й танковой бригады удалось эвакуировать. Судя по всему, среди них оказался и М-220–2, отремонтированный зимой 1942 года на заводе №371. В ходе ремонта танк получил обычный двигатель В-2К с серийным номером 1193–03. Как боевая машина этот танк уже не годился, но в качестве «учебной парты» для танкистов прослужил до 1944 года.

Финальным штрихом в биографии Т-220 стал эпизод боевого использования его башни. Как уже говорилось выше, в сентябре 1941 года башню демонтировали и вместо неё установили серийную башню от КВ-1. Оставшейся без танка башне нашли достойное применение. Её установили на бетонное основание в полосе обороны 22-го Карельского укреплённого района. Бронированную огневую точку назвали Арт. БОТ (КВ) с пушкой 85 мм «Победа». В таком виде башня просуществовала всю войну.

Автор:Юрий Пашолок


Источники:

  • https://warspot.ru/
  • ЦАМО РФ
  • РГВА
  • ЦГАНТД СПб
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева
1+

Помощь проекту

Уважаемые читатели! Мы работаем для вас — стараемся подбирать и публиковать самые интересные и познавательные статьи. Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете помочь развитию нашего журнала.
Заранее благодарим вас за вашу поддержку!
https://www.privat24.ua
Карта Приватбанк 5168745300344147