4+
13 декабря 1939 года, в разгар так называемой «странной войны». которая далеко не для всех была странной, состоялось сражение в заливе Ла-Плата между немецким карманным линкором «Адмирал граф Шпее» и английской эскадрой в составе тяжелого крейсера «Эксетер» и двух однотипных легких крейсеров с «древнегреческими» названиями «Аякс» и «Ахиллес». «Шпее» превосходил по огневой мощи все три английских корабля, но командир британской эскадры кэптен Генри Хэрвуд решил атаковать.
Хэрвуд сделал ставку на более высокую скорость своих кораблей, намереваясь взять противника в клещи и вынудить его рассредоточить огонь на оба борта. Но капитан «Шпее», Ханс фон Лангсдорф* не поддался на эту уловку и приказал сконцентрировать стрельбу всех орудий главного калибра на «Эксетере». В результате британский флагман получил тяжелейшие повреждения, на нем были разбиты все три орудийные башни, вышло из строя рулевое управление, возникло несколько пожаров, а сам Хэрвуд получил осколочное ранение в лицо и на время потерял зрение.

 

Ослепший капитан приказал поставить дымовую завесу и, маневрируя машинами, выйти из боя. Лангсдорф собирался добить «Эксетер», но ему пришлось отвлечься на «Аякса» и «Ахиллеса». Эта пара «античных героев», зайдя с противоположной стороны, сумела приблизиться на дистанцию эффективного огня своих скорострельных шестидюймовок и начала всаживать в линкор снаряд за снарядом. «Шпее» получил 17 попаданий, одним из которых была уничтожена система центрального управления огнем, а еще несколько бронебойных снарядов пробили борт у ватерлинии. В корпус начала поступать вода, хотя и не в том количестве, чтобы это серьезно грозило затоплением. Тем не менее, на «Шпее» возник крен, а скорость снизилась с 28 до 22 узлов.
Но когда «Шпее», оставив в покое недобитый «Эксетер», развернул орудия на 180 градусов и перевел огонь на «Аякса» и «Ахиллеса», англичанам стало туговато. Одного 283-миллиметрового снаряда хватило, чтобы вывести из строя обе кормовые башни «Аякса», еще одним с крейсера снесло заднюю надстройку и грот-мачту. Тем не менее, англичане не отставали, продолжая обстреливать линкор, пока наступившая ночь не разделила противников. Незадолго до конца перестрелки Лангсдорфа, руководившего боем с открытого мостика, контузило взрывной волной и ранило осколками разорвавшегося неподалеку снаряда.
Возможно, это повлияло на адекватность его дальнейших приказов. Вместо того чтобы распорядиться уходить в открытое море, он приказал встать на якорь в нейтральном уругвайском порту Монтевидео. Там его на следующее утро заблокировали настырные «Аякс» и «Ахиллес», к которым вскоре присоединился вызванный по радио тяжелый крейсер «Камберленд». Он нес такой же набор вооружения, как «Эксетер», и в случае артиллерийской дуэли со «Шпее» ему грозила та же участь. Но до возобновления сражения дело не дошло.
Уругвайские власти сразу уведомили Лангсдорфа, что, согласно морскому праву, его корабль может оставаться в порту только три дня. Одновременно англичане несколько раз передали по радио адресованное «Аяксу» и «Ахиллесу» ложное сообщение о том, что к Монтевидео подходит сильная эскадра с авианосцем «Арк-Ройял» и линейным крейсером «Ринаун». На самом деле эти корабли были еще в двух тысячах миль, но британцы рассчитывали, что на «Шпее» радиограмму перехватят, поверят ей и сделают вывод, что прорыв невозможен.
И их расчет оправдался. Лангсдорф отбил в Берлин паническую депешу, что положение безнадежно, линкор поврежден, враг неизмеримо сильнее, а повторное вступление в бой приведет к неминуемой гибели «Шпее» вместе со всей командой. В ответ был получен приказ главкома Кригсмарине адмирала Редера — команду свезти на берег, а линкор — взорвать. 17 декабря, в последний день «законного» пребывания «Шеера» в уругвайских территориальных водах, корабль был подорван и сел на грунт неподалеку от берега.
А еще через два дня Лангсдорф узнал, что сообщение о подходе «Ринауна» с «Арк-Ройялом» было блефом. Понимая, что ему грозит по возвращении в Германию, он лег на кушетку, накрылся военно-морским флагом и пустил себе пулю в висок. А англичане могли праздновать победу, без единого выстрела принудив немцев уничтожить собственными руками один из сильнейших кораблей германского военно-морского флота. Военная хитрость и дезинформация, даже столь примитивная, порой приносит куда больше успеха, чем линкоры и авианосцы.

На заставке — «Аякс» и «Ахиллес» сквозь фонтаны взрывов отважно атакуют немецкий линкор.

* Одним из предков капитана, принадлежавшего к старинному графскому роду, был российский путешественник, дипломат и ученый, исследователь Южной Америки Григорий Иванович (Георг Генрих) фон Лангсдорф.

Автор: Вячеслав Кондратьев

Источник:https://vikond65.livejournal.com/

4+

от admin