5+

105 лет назад, 24 октября 1916 года русский летчик, внук знаменитого художника Айвазовского, корнет Константин Арцеулов впервые в истории российской авиации преднамеренно ввел свой самолет в «штопор» и вывел из него благодаря разработанной им методике. Ранее «штопор» (неуправляемое вращение с быстрым снижением), в который пилоты попадали случайно, считался очень опасной и почти фатальной ситуацией. Способов выхода из нее не существовало. Стоит упомянуть, что до Арцеулова был только один случай удачного выхода самолета из штопора, да и то случайный.

Осуществил его британский авиатор Уилфред Парк. В августе 1912 года из-за ошибки пилотирования его биплан Avro G вошёл в левый штопор на высоте 200 метров. Пытаясь погасить сильную продольную перегрузку, Парк полностью отклонил руль направления вправо (то есть в сторону, противоположную направлению вращения аэроплана). Самолёт вышел из штопора на высоте всего 15 м. Но именно благодаря Арцеулову «штопор» из смертельной угрозы превратился в стандартную фигуру высшего пилотажа, которую отрабатывают в летных училищах.

Всё, что написано выше, известно любому, мало-мальски интересующемуся авиационной историей. А вот, то, что реально происходило с Арцеуловым после октябрьского переворота, знают очень немногие. История его жизни во время Гражданской войны полностью фальсифицирована им самим, на что у него были очень веские основания.

Любой может прочесть, что написано на эту тему в Википедии, а также — в многочисленных книгах, статьях и на интернет-сайтах. Однако, согласно сохранившимся архивным документам, которые уже в начале «нулевых» годов раскопал российский историк Марат Хайруллин, это не имеет ничего общего с реальностью.

На самом деле Арцеулов, живший в Крыму и служивший в Качинской летной школе, в 1918 году был мобилизован в ВВС режима гетмана Скоропадского, а когда этот режим рухнул, летчик добровольно вступил в армию белого генерала Деникина. Но поскольку на первых порах самолетов у Деникина было мало, а пилотов гораздо больше, из «безлошадных» авиаторов сформировали так называемую «добровольческую пехотную авиароту», в которой Арцеулов служил пулеметчиком.

В этом качестве он воевал с красными на Кубани, зарекомендовав себя как храбрый боец. Но когда летом 1919 года Деникин получил крупную партию английских самолетов, «пехотная авиарота» была расформирована, а уцелевшие в наземных боях летчики вернулись в «родную стихию». Арцеулов стал пилотом двухместного легкого бомбардировщика «Де Хэвилленд» DH.9.

После поражения Деникина и эвакуации остатков его армии в Крым Арцеулов эвакуировался вместе с ними и продолжал воевать под руководством нового белого главкома — барона Врангеля. В конце июня — начале июля 1920 года он принимал активное участие в разгроме кавалерийского корпуса комкора Жлобы в Северной Таврии, совершив десятки боевых вылетов на бомбардировку и штурмовку красных конников. За это Врангель объявил ему личную благодарность в приказе.

Когда в ноябре 1920-го врангелевцы бежали из Крыма, Арцеулов лежал больной тифом и потому не смог бежать вместе с ними. Оставшись в Крыму. он каким-то чудом избежал массовых расстрелов белых офицеров, которые осуществлялись большевиками на полуострове зимой 1920-21 годов, а потом придумал себе автобиографию, ставшую общеизвестной и переписанную, в частности, Википедией.

После этого он прожил долгую и интересную жизнь — служил летчиком-испытателем, увлекался планеризмом, сам конструировал планеры, работал художником-иллюстратором, оформив сотни советских книг, газет и журналов. Ему позволяли даже рисовать иллюстрации к главной коммунистической газете «Правда», что означало высшую степень доверия партийного руководства, хотя, в компартию он так и не вступил.

Однако в течение почти 60 лет (а он скончался в 1980 году) над ним висел дамоклов меч разоблачения его добровольной и активной службы у белых. И все эти годы он скрывал этот факт своей биографии даже от самых близких друзей. В частности, он дружил с известным советским летчиком-испытателем Марком Галлаем, который после его смерти написал биографическую книгу «Жизнь Арцеулова».

Когда автор вместе с Хайрулиным, собирали материалы для книги «Авиация Гражданской войны», удалось  побеседовать с Галлаем, который был буквально ошеломлен, узнав, что Арцеулов, даже в хрущевско-брежневские времена, когда ему уже абсолютно ничего не грозило, все равно продолжал обманывать всех. Так крепко засел страх репрессий в душе этого, безусловно, храброго человека. Вероятно, он опасался возможности возврата сталинщины.

Но документы, в частности, тот самый приказ барона Врангеля, все эти годы тихо лежали в Российском Государственном военном архиве, дожидаясь своего исследователя. И дождались. 

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник:https://vikond65.livejournal.com
5+

от admin