3+

При словосочетании «шведский танк» обычно в голове всплывает образ знаменитого Strv 103, самого известного представителя шведской бронетехники. Но на вооружение шведской армии эти танки стали поступать только в конце 60-х, а до этого времени парк шведских бронесил был весьма разношёрстным. Помимо Strv 81 и других версий английского Centurion, в конце 50-х годов на вооружении шведской армии появился танк полегче – Strv 74. Новым он, впрочем, не был, а являлся глубокой модернизацией Strv m/42, благодаря которой срок службы ветерана продлился в общей сложности на четыре десятилетия.

В поисках альтернативы

О потенциальной замене Strv m/42 шведские военные задумались ещё летом 1943 года. После осмотра в Финляндии трофейного советского среднего танка Т-34 стало ясно, что 75-мм орудие, установленное в Strv m/42, явно слабовато. Недостаточной признали и броневую защиту. Первым этапом разработки стало создание проекта LAGO V, а также более тяжёлого и защищённого танка Pricken, имевшего боевую массу 28 т. Так начались работы над целой чередой проектов сменщиков Strv m/42, разработка которого затянулась более чем на пять лет и закончилась ничем. Максимум, что удалось сделать, это полноразмерные макеты среднего танка Landsverk Lansen. К тому моменту шведские военные несколько охладели к данной разработке, так что макеты предназначались, скорее, для зарубежных клиентов. В разное время танком Landsverk Lansen интересовались пакистанцы и швейцарцы, но дальше разговоров дело не продвинулось.

В 1950 году шведы, наконец, открыли для себя существование советского тяжёлого танка ИС-3, после чего работы по сменщику Strv m/42 начались с новой силой. Вскоре после этого состоялся визит во Францию, где шведская делегация познакомилась с новинками – лёгким танком AMX 13 и средним (по меркам французов) танком AMX 50. Эта встреча радикальным образом повлияла на шведское танкостроение. В 1951 году был запущен проект танка EMIL, который представлял собой шведский взгляд на боевую машину среднего (по шведским меркам – тяжёлого) класса с качающейся башней и механизированным заряжанием. Подобно AMX 50 проект EMIL довольно быстро потяжелел, в итоге превратившись в тяжёлый по всем меркам танк Krv. Происходило всё это на фоне усугублявшегося кризиса в танковых частях. Сменщика танков, разработанных и выпущенных ещё в годы Второй мировой войны, как не было, так и не появилось, а пожелания шведских военных всё дальше оттягивали перевооружение.

Чем всё может закончиться, в KAFT (Kungliga Arméförvaltningens Tygavdelning, Департамент вооружений Королевской армии) понимали ещё в 1950 году. Подобная ситуация была далеко не первой в истории шведского танкостроения, как и наиболее простое её решение. Если собственные разработки буксовали, всегда имелось решение в виде закупки танков за рубежом, либо организация их лицензионного выпуска. Ещё в 1950 году основным кандидатом был выбран английский средний танк Centurion, но тогда с его закупками не сложилось. Такие танки были нужны самим англичанам, поскольку армия продолжала использовать устаревшие Cromwell, Comet и Churchill VII. Поэтому в переговорах с англичанами была поставлена пауза, и именно в этот момент состоялся визит во Францию.

В июле 1951 года произошло знакомство с AMX 13, на тот момент единственным европейским послевоенным лёгким танком, который удалось довести до серийного выпуска. Более того, вплоть до появления AMX 30 данная машина была единственным французским послевоенным танком, который пошёл в крупную серию. До того сами французы «подсели» на американские «Паттоны», поскольку собственная промышленность ничего путного дать не смогла. Несмотря на то, что AMX 13 радикально отличался от того, что изначально хотели шведские военные, он их заинтересовал. Дело в том, что на французском лёгком танке было реализовано механизированное заряжание, о котором давно грезили шведы.

Интерес к французской новинке оказался настолько велик, что в начале 1952 года один AMX 13 оказался на испытаниях в Швеции. Ходовые испытания проходили в экстремальных условиях, машине пришлось ездить по заснеженной местности и при низких температурах. Ленивец забивался снегом, но эту проблему устранили путём установки снегоочистителей.

Следующий этап испытаний прошёл уже весной-летом 1952 года. Несмотря на возникшие проблемы, проходимость машины признали очень хорошей. Высокой оценки удостоилось и обслуживание танка. Наконец, понравилось вооружение и наличие механизированного заряжания, но дальше было высказано разочарование. Во-первых, танк был очень тесным – особенно это касалось боевого отделения. Во-вторых, броневая защита у AMX 13 была слабой, в то время как шведские военные требовали более серьёзного бронирования. Кроме того, цена была не очень комфортной. Тем не менее, вплоть до мая 1953 года KAFT всерьёз прорабатывал вопрос лицензионного выпуска AMX 13 в Швеции. По состоянию на январь 1953 года шведская армия планировала закупить 300 AMX 13 по цене 700 000 шведских крон за штуку. Впрочем, сделка так и не состоялась: с конца 1952 года англичане возобновили переговоры по Centurion, а в апреле 1953 года шведская сторона объявила об отмене планов по закупке AMX 13. Тем не менее, испытания французского танка в 1952 году не прошли бесследно, а напрямую повлияли на развитие шведской танковой программы.

Шасси старое, голова новая

Сделка с англичанами лишь отчасти удовлетворяла потребности шведской армии. Всего было закуплено (двумя партиями) 240 Centurion Mk.3, получивших обозначение Strv 81. В то же время на вооружении шведской армии было в несколько раз больше танков – даже Strv m/42 имелось 282 штуки. Разумеется, в голове всё ещё держали Krv, который пока никто не отменял, но стало понятно, что надо искать и альтернативные варианты получения новых танков. Наиболее логичной идеей являлась глубокая модернизация танков, имевшихся на вооружении. Strv m/40 и Strv m/41 ввиду небольшой массы и слабого, с точки зрения дополнительной нагрузки, ресурса ходовой части, быстро отпали. Максимум, что прорабатывалось на этих шасси – это истребители танков Pvkv II, Pvkv III и Pvkv IV. Также в 1954 году прорабатывался вопрос установки 75-мм пушки Strv m/42 на Strv m/40, правда, эта идея дальше предложения не продвинулась. В результате единственной альтернативой стало шасси Strv m/42, который до появления Strv 81 так и оставался самым современным шведским танком.

В конце декабря 1953 года KAFT, к началу 1954 года переименованный в KATF (Kungliga Armétygförvaltningen), вновь поднял вопрос о перевооружении Strv m/42. К этому моменту пожелания по данному вопросу более-менее сформировались. В качестве вооружения предлагалось использовать танковую версию 75-мм зенитных пушек lvkan m/36 или lvkan m/37. 15 февраля 1954 года состоялось совещание по данному вопросу, на котором от KATF присутствовали Эрик Гиллнер, руководивший работами по танкостроению, и Свен Берге, будущий создатель Strv 103.

Всего планировалось переделать 225 танков, что соответствовало количеству имевшихся Strv m/42 TM, Strv m/42 TH и trv m/42 TV. Все эти танки имели спарку двигателей Scania-Vabis Typ L 603/l. Судя по всему, к тому моменту уже было принято решение унифицировать танки данного типа, а Strv m/42 EH с мотором Volvo Typ A8B перевести в разряд самоходок поддержки пехоты (Ikv 73). Впрочем, имелся и вариант переделки этих 225 танков в САУ по типу pvkv m/43. Данная версия на совещании обозначалась как Alt. P. Она выглядела более предпочтительной с экономической точки зрения: по расчётам, программа переделки Strv m/42 в самоходки обходилась в 13 705 000 шведских крон. Что же касается башенной версии, которую обозначали как Alt.T, то её бюджет составлял 20 050 000 шведских крон.

17 февраля проект перевооружения Strv m/42 получил дальнейшее развитие. Вариант переделки в самоходки получил обозначение Alt.B, а версия с башней – Alt.A. Точнее, уже версии – теперь их стало три. Вариант Alt.A1 предполагал создание башни с нуля, а версия Alt.A3 – переработку башни Delat torn, разработанную и построенную в своё время для Strv m/42. Несмотря на то, что Delat torn в своё время забраковали, она всё ещё выглядела перспективно. В этой башне стояла та самая зенитная пушка, а также имелся магазинный механизм заряжания. Самым же интересным оказался вариант Alt.A2 – typ AMX. Фактически он предполагал установку на шасси Strv m/42 башни AMX 13, куда ставилась танковая версия 75-мм зенитной пушки lvkan m/37.

Согласно расчётам, боевая масса танка во всех трёх вариантах возрастала на 1,5 т – таким образом, боевая масса составляла 24 т. Переделка по варианту Alt.A1 обходилась в 32 000 000 шведских крон, что оказалось даже дешевле, чем переделка в САУ (34 000 000 шведских крон). Фактически варианты Alt.A2 и Alt.A3 были не более чем предложениями для возможности выбора. В отличие от Alt.A1, эти версии даже не прорабатывались в виде эскизных проектов. Впрочем, в случае выбора варианта с башней AMX 13 примерно понятно, как бы примерно назывался этот танк – Strv m/42-57 Alt.A2. По крайней мере, в планах по модернизации танк по первому варианту назывался Strv m/42-57.

Эскизный проект новой башни, проработанный в ходе обсуждения, получился существенно бо́льшим, чем башня Strv m/42. Высота танка по командирскую башенку оценивалась в 2680 мм, что примерно на 10 см больше исходного танка. Помимо бо́льших габаритов орудия, рост башни оказался связан с обеспечением бо́льших углов склонения – не менее 15 градусов. Впрочем, это были не более чем предварительные эскизы – по ходу разработки они претерпевали изменения, как и планы по выпуску машины. Помимо Landsverk, работы по машине вела компания Bofors, которая отвечала за вооружение.

Проектные работы планировалось завершить в 1955 году. В конце 1955-начале 1956 года ожидалось получить опытные образцы танка, которые проходили полигонные и армейские испытания. К 1 января 1957 года всё уже должно было быть готово к серийной переделке. Впрочем, как уже говорилось, в проект переделки Strv m/42 вносились правки. В августе 1954 года он сменил название на Strv 74 (танк с 75-мм пушкой, 4-й тип). Цифру 4 в конце поставили потому, что имелась лёгкая САУ Ikv 72, а Strv m/42 EH было решено превратить в машину поддержки пехоты Ikv 73. У Bofors этот танк в переписке проходил как Kv 75 S 55. По состоянию на конец 1954 год считалось, что работы по переделке 225 Strv m/42 в Strv 74 удастся завершить к апрелю 1959 года.

К весне 1955 года проект Strv 74 претерпел некоторые изменения. Боевую массу всё ещё оценивали в 24 т, но изменилась и башня, и орудие. Башня стала заметно выше, в результате чего общая высота машины выросла до 2880 мм. Изменилась и пушка, получившая эжектор для выдува пороховых газов из канала ствола. Как и ранее, башня оставалась трёхместной, при этом в корпусе всё ещё сохранялся курсовой пулемёт, которым в случае необходимости пользовался один из бойцов расчёта башни. Эволюция башни, впрочем, продолжалось и дальше, уже в сентябре 1955 года Landsverk подготовила доработанный вариант.

Для отработки конструкции башни осенью 1955 года Landsverk изготовила макетную версию башни, которую поставили на шасси Strv m/42. Данный вариант повторял сентябрьскую версию башни, впрочем, так и не изготовленную в металле. По итогам изучения вопроса стало ясно, что башня, особенно её кормовая часть, требует доработки. В результате опытные башни, изготовленные в начале 1956 года, получили ряд отличий. Надо сказать, что лёгких путей шведы не искали. Башня, чем-то похожая на голову гигантского насекомого, собиралась из штампованных, гнутых и литых элементов при помощи сварки. Простотой данная конструкция не отличалась. Развитая кормовая ниша предназначалась не столько для радиооборудования, сколько для размещения вспомогательной силовой установки. Кроме того, тестовые образцы машин получили орудия с однокамерными дульными тормозами.

По итогам постройки опытных образцов выяснилось, что с боевой массой шведские конструкторы немного промахнулись. Она превысила отметку в 24 т, но разница оказалась не очень большой. Поскольку боевая масса выросла, было решено увеличить ширину трака до 443 мм (для сравнения, у Strv m/42 ширина трака достигала 380 мм). В кормовой части появился дополнительный телескопический амортизатор, а ведущему колесу добавили грязеочиститель. От курсового пулемёта, как и на Ikv 73, отказались, вместо него появилась дополнительная снарядная укладка.

Войсковые испытания проводились в 1956 году на территории танкового полка P1 в Энчёпинге. Туда отправились два опытных образца машины, где они обкатывались в полевых условиях. В целом испытания прошли успешно. Ввиду не выдающейся защиты танк больше подходил для реализации засадной тактики. Именно поэтому одним из требований стало обеспечение столь больших углов склонения. Также отмечалась высокая точность наведения орудия.

По итогам войсковых испытаний был составлен немалый список изменений, которые требовалось внести в серийный танк. Несмотря на это, стало ясно, что машина имеет перспективы. В условиях, когда программа разработки Krv явно зашла в тупик, а для насыщения войск дополнительной партией Centurion требовалось время, Strv 74 выглядел хорошим дополнением. Кроме того, он являлся наиболее дешёвым вариантом получения более-менее современных танков.

То ли танк, то ли истребитель

Как и было запланировано KATF, производство Strv 74 (точнее, переделка в них Strv m/42) началась в начале 1957 года. К этому времени Landsverk подготовила документацию по улучшенной версии башни, которая появилась в результате замечаний по войсковым испытаниям. Радикальных изменений не произошло, по крайней мере, снаружи. Наиболее заметной переделкой стало изменение конструкции кормовой ниши, которую немного увеличили в размерах и сделали более округлой. Кроме того, с орудия исчез дульный тормоз, который являлся совсем не плюсом с точки зрения снижения заметности танка при стрельбе. Поэкспериментировав с дульными тормозами, в Bofors приняли решение полностью от них отказаться.

Несмотря на лишь небольшие внешние изменения, над машиной серьёзно поработали. Ключевую роль в этих метаморфозах сыграл Свен Берге. Одним из оригинальных элементов, которые появились благодаря его деятельности, стало устройство для обеспечения балансировки орудия. Оно представляло собой устройство, чем-то напоминавшее пружину для часов в специальной коробке, которое крепилось к гильзоулавливателю. Благодаря использованию этой системы стабилизация орудия существенно улучшилась.

Ещё одно устройство, разработанное Свеном Берге, оказалось более заметным, чем «балансировщик». В первой половине 50-х одним из требований шведских военных стало обеспечение боевых машин дымовыми мортирками. Отрабатывались несколько типов мортирок, но на Strv 74 попала более оригинальная конструкция. От других устройств она отличалась тем, что представляла собой своеобразные ящики, крепившиеся к бортам башни в её носовой части. Такие мортирки оказались менее подвержены воздействию осадков.

Дальнейшие переделки внесли и в конструкцию шасси. По итогам всех изменений боевая масса Strv 74 достигла 26 т, что потребовало дополнительных изменений ходовой части. Число гидравлических амортизаторов выросло до 4 на борт, также провели дополнительное усиление элементов шасси. Изменилась выхлопная система, на корме появился стопор по-походному, а также полевой телефон. Изменения шасси Strv 74 во многом были похожи на те, что вносились в конструкцию Ikv 73. Силовая установка осталась той же, что и на Strv m/42. Несмотря на то, что машина немного потяжелела, максимальная скорость осталась на вполне приемлемом уровне. 45 км/ч было вполне достаточно для тех задач, что ставились перед «старым новым» танком.

В случае с Strv 74 компания Landsverk, несмотря на то, что являлась одним из ключевых разработчиков машины, отнюдь не была монополистом по выпуску. Контракт было решено разделить на примерно равные части. AB Landsverk доставался выпуск 113 башен, ещё 112 достались новому игроку на рынке вооружений – AB Hägglund & Söner. Ранее производитель автобусов, трамваев, строительной техники и кранов не был замечен в деятельности по военному направлению (не исключено, что оно появилось в компании после смерти в 1956 году Йохана Хэгглунда, её основателя). Так или иначе, контракт на изготовление башен стал дебютом Hägglund & Söner на военном поприще. Спустя каких-то 10 лет фирма из Гуллангета на пару с Bofors оставила Landsverk не у дел. Но это будет потом, а сейчас контракт скорее диктовался сроками переоборудования Strv m/42 в Strv 74. Впрочем, даже разделение контракта пополам не помогло справиться с задержками. Фактически в войска машины стали поступать в 1958 году, а закончился этот процесс в 1960 году.

Запуск переделки Strv m/42 в новый танк являлся одновременно возможностью унификации машин по внутренним агрегатам. На самом же деле ситуация оказалась иной. Танки, переоборудованные из Strv m/42 TH с гидравлическими коробками передач Atlas Diesel Typ DF-1,0, так и остались с ними. В переписке, а также в инструкции по эксплуатации их называли H-vagn. Ещё 100 танков переделали из Strv m/42 TV c механическими 5-скоростными КПП Volvo Typ VL 420. Эти машины именовали V-vagn. За бортом осталась только версия Strv m/42 TM с электромеханической КПП – учитывая все мучения с ней, было принято мудрое решение заменить их на механические КПП. Так или иначе, Strv 74 существовал с двумя типами КПП (для шведов это вполне нормальное явление).

Отдельно стоит упомянуть классификацию Strv 74. Нередко можно услышать, что это средний танк, другой вопрос, что шведская классификация крайне специфична. Достаточно напомнить, что Strv m/42, на базе которого сделали данную машину, позиционировался как тяжёлый танк. В случае с Strv 74 позиционирование шло скорее как танка лёгкого типа. По характеристикам его сравнивали с AMX 13, который никак не был средним. Да и в шведских публикациях Strv 74 проходит как танк лёгкого типа. Если рассматривать его именно как лёгкий танк, становится понятно, почему этой машиной шведские военные оказались, в целом, довольны. Уступая AMX 13 в подвижности, Strv 74 был более приспособлен к местному ТВД, а, главное, обходился гораздо дешевле. Согласно подсчётам, на программе Strv 74 шведские военные, отказавшись от закупки AMX 13, сэкономили 80 млн крон. Более того, как показали дальнейшие события, звезда AMX 13 в его исходном виде закатилась довольно быстро. Этот танк неплохо проявил себя в войне 1956 года против Египта, когда у противника были машины, в основном, времён Второй мировой. Совсем иначе ситуация складывалась в 1967 году во время Шестидневной войны. Несмотря на поражение арабской коалиции, стало понятно, что 75-мм пушки, которой были вооружены AMX 13, недостаточно для эффективной борьбы с Т-54. Советский средний танк создавался для противостояния куда более серьёзным орудиям – 8.8 cm Pak 43 L/71 и им подобным. Собственно говоря, 75-мм пушка, которая ставилась на Strv 74, также слабо подходила для борьбы с Т-54.

С точки зрения броневой защиты и AMX 13, и Strv 74 являлись боевыми машинами, имевшими весьма условную броню. По данному показателю Strv 74 недалеко ушёл от Strv m/42, имевшего защиту от 37-мм пушек. Летом 1960 года состоялись испытания обстрелом башни этого танка. Проводили его из трёх орудий – 20-мм автоматической пушки, 37-мм противотанковой пушки и 75-мм пушки, установленной на Strv 74. Уже обстрел из 20-мм автоматической пушки показал, что даже такой небольшой калибр может наделать беды. Борта башни пробивались на дистанции около 300 м, а некоторые её элементы и на вдвое большей дистанции. Ещё более неприятный сюрприз ожидал испытателей после обстрела из 3,7 cm pvkan m/34 – той самой, что массово использовалась финскими войсками в ходе Зимней войны. Борт пробивался ею на дистанции 750 м, аналогичные результаты показала стрельба в лобовую часть башни. Даже массивная бронировка орудийной маски оказалась пробита, повреждения получила и сама маска.

Финалом испытаний стал обстрел башни 75-мм орудием, установленным в самом Strv 74. Он показал, что фактически башня поражается на любой дистанции и в любую её часть. Таким образом, броня у Strv m/74 являлась, скорее, противопульной. Обстрел из советских систем ввиду их отсутствия не производился, но есть подозрения, что даже КПВТ, который ставился на бронемашины-разведчики БРДМ-2 и бронетранспортёры, мог поразить шведский танк с дистанции в 200-300 м. В таких условиях единственное, на что мог рассчитывать экипаж Strv 74 – это засадная тактика, да и то против относительно легкобронированных целей.

Промежуточный танк

В войска Strv 74 стали поступать в 1958 году. К тому времени начались поставки Strv 101, которые превосходили Strv 74 во всём, кроме подвижности. Вместе с тем, вряд ли шведские военные пожалели о том, что затеяли программу модернизации Strv m/42. Вплоть до второй половины 50-х годов у шведов на вооружении имелась не одна сотня лёгких танков семейства Strv m/40 и Strv m/41, которые выглядели куда более устаревшими. Вплоть до принятия в 1967 году на вооружение Strv 103 главной ударной силой были 110 Strv 101 и 240 Strv 102. В этих условиях 225 модернизированных танков выглядели совсем не лишними.

Как и в случае с другими шведскими танками, Strv 74 оказался долгожителем, которого довольно сильно помотало по службе. Первоначально Strv 74 включили в состав танковых бригад. Согласно штатной структуре, в каждую такую бригаду входило 48 танков данного типа. Фактически в некоторых частях Strv 74 занял нишу, в которой ранее находились лёгкие танки. Подобные машины имелись на вооружении таких полков как P 1, P 4, P 5 и P 10. В данном качестве они прослужили более десятка лет – для временной меры это неплохой результат. При этом надо иметь в виду, что отчасти такое долголетие связано с нехваткой более современных танков.

В 1967 году, наконец, на вооружение шведской армии был принят безбашенный танк Strv 103. Это означало, что карьера Strv 74 как машины первой линии постепенно подходит к концу. Правда, закат этой карьеры растянулся. Дело в том, что Strv 103 появился не сразу, производство машины затянулось на несколько лет, что продолжило время использования Strv 74. Даже после того, как Strv 103 окончательно вытеснили «семьдесятчетвёрки» из бригад, их карьера не закончилась. К середине 70-х годов Strv 74 стали считаться, скорее, танками поддержки пехоты. В результате их распределили по пехотным бригадам, куда направили отдельные танковые роты по 11 машин в каждой. В таком виде Strv 74 прослужили ещё с десяток лет – до 1984 года. Дольше всех прослужили H-vagn с гидравлическими коробками передач. «Могильщиками» Strv 74 стали истребители танков Ikv 91, больше напоминавшие лёгкие танки.

Списание Strv 74 началось ещё в первой половине 70-х годов. Впрочем, по давней шведской традиции, это не означало, что танк ещё не послужит. Шасси Strv 74 было непригодно для переделок в какие-то спецмашины, зато пригодилась башня. В 1972 году 28 башен использовали для оснащения линий береговой обороны. Эти башни получили обозначение Värntorn 74. В дальнейшем количество башен Strv 74, использованных для береговых линий обороны, выросло. Существовала и мобильная версия данной башни, установленная на двухосный прицеп Tornsläpkärra 806. На вооружении линий береговой обороны Värntorn 74 прослужили до конца 90-х годов.

После окончания службы часть Strv 74 сдали в металлолом, ещё несколько машин переделали в Strv m/42, взяв башни с береговых линий обороны. Всего до наших дней сохранилось менее десятка Strv 74, из них несколько находятся в ходовом состоянии. Выдающимися танками они не являлись, зато стали примерном рационального использования устаревших шасси.

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру (Karl Blomster) и Виктору Нурланду (Viktor Norlund), Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

Автор:Юрий Пашолок


Источники:

  1. https://warspot.ru/
  2. Архив Карла Бломстера (Karl Blomster)
  3. http://tanks.mod16.org
  4. Värntorn, Kjell Svensson, PANSAR 3-2005
  5. http://www.ointres.se/strv_74.htm
  6. http://ftr.wot-news.com
3+

от admin