4+

Институт маркитантства возник давно. Он настолько древний, что современные историки затрудняются назвать точное время входа этой практики в армейский быт. Доподлинно известно, что торговцы, бравшие часть задач по снабжению войск на себя, сопровождали солдат в походах еще в античные времена.

Маркитанты(от итал. mercatante — торговец, продавец) жили при гарнизонах (и даже на их территории). И держали солдатские лавки. Ну а когда начиналась война, торговцы снимались с места и двигались вместе с армией – бизнес есть бизнес. Неудивительно, что их жизнь и быт оказывались плотно спаяны с солдатским житьем-бытьем. Вплоть до родства. И физического, и духовного.

Изначально маркитантов терпели как необходимое зло. А потом решили это дело узаконить, для чего иных торговцев вводили в штат. Собственно, укрепились маркитанты и вполне себе легализовались примерно в XV-XVI веках. Тогда же все чаще на этих должностях мужчин стали замещать их жены и дочери. Что было удобно – маркитант мог завербоваться в ту же часть и получать дополнительный доход. А семья в это время оставалась на хозяйстве, не теряя прибыли от налаженной торговли. Кроме того, в каких-то ситуациях главу семейства могли и насильно заставить воевать. Забирать же даму под ружье, в то время, было как-то предосудительно.

Интересно, что отношение к маркитанткам сложилось двоякое. С одной стороны, их очень уважали. Причем по обеим сторонам фронта. И если кто-то сознательно убил маркитантку, даже если та работала на вражескую армию, то его могли шлепнуть свои же без суда и следствия. С другой стороны, маркитанток обвиняли (и не безосновательно) в оказании интимных услуг личному составу. Но тут стоит все же разделять основной заработок от факультативных подработок. Ведь любую армию прошлых лет сопровождали и маркитантки, и представительницы «древнейшей профессии», и солдатские подружки. Но вот первая категория следовала за войском вполне легально. А две других, в большинстве случаев, неофициально.

Очень часто маркитантки выходили замуж за кого-нибудь из военнослужащих. Чем утяжеляли свой привойсковой статус. Правда, стоило выбирать какого-нибудь лекаря или коновала, поскольку уцелеть у тех в заварушке шанс был повыше. Но годились и рядовые солдатики. Иной раз мужей приходилось менять до десятка за время карьеры, поскольку текучка в армии царила немалая, и многократное вдовство маркитанток никого не удивляло.

Помимо обеспечения армии всякой бытовой мелочевкой, до которой не добирались думы и заботы политиков и военачальников, требовались иные услуги (помимо интимных). Это стирка, уход за ранеными, приготовление еды и ряд других. Вот их-то постепенно тоже переложили на маркитанток. В результате иной раз выходило так, что армейский арьергард, состоявший из женщин и детей, численно превосходил штатный состав активных бойцов.

С той или иной вариативностью институт маркитантства существовал до ХХ столетия во всех основных армиях мира. При этом во Франции к эпохе Наполеона он обрел такую самостоятельность, что стал заметно отличаться от общеевропейской практики. Дело в том, что во французской армии произошло разделение маркитантства на две ветви, каждая из которых оказалась совершенно независима и выполняла свой круг задач.

Маркитантка – слово с итальянскими корнями. И французы не стали заимствовать его, а придумали свои термины. Так у них появились вивандьерки и кантиньерки. Кантиньерка (название должности произошло от наименования столовой) торговала всякой бакалеей и галантереей. Хлеб, чернила, иголки с нитками – это все в ее епархии. А вот вивандьерки (этот термин сродни понятию «жизнеобеспечение») торговали более тонкой материей – они распространяли табак и алкоголь. И поскольку товар был востребован даже под огнем врага, их частенько видели на передовой непосредственно в бою. Они ходили среди солдат с особым бочонком (его иногда рисуют на патриотических плакатах, и по форме эта посудина напоминает пороховой бочонок), из которого всем жаждущим наливали фронтовые сто грамм крепких напитков. Соответственно, из-за такой близости к линии боестолкновения они частенько выступали в роли санитарок.

Чтобы попасть в любую из этих категорий, требовалось приобрести лицензию. Затраты на ее покупку довольно скоро окупались. Современники вспоминали, как в самом начале похода эти дамы следовали за солдатами пешим порядком, обвешанные на манер майского дерева товаром, которым и торговали. А через месяц-другой уже обзаводились повозками и конной тягой. Следовательно, прибыль была и неплохая.

Изначально из соображений экономии и из соображений мимикрии маркитантки предпочитали наряд, перешитый из солдатских обносок. Оттого общая палитра сукна позволяла им не выделяться в строю. Позднее это узаконили, позволив дамам щеголять в мундирах полка, за который те держатся. Только вместо уставных панталон от торговок требовали наличие юбки и передника. Фасон шляпки не оговаривался и они носили неуставные головные уборы. Так что солдаты совершенно точно знали, кто перед ними. И берегли их, поскольку от них зависел не только комфорт солдата, но и, вполне вероятно, его жизнь.

Образы вивандьерок и кантиньерок обрели в обществе такую популярность, что они стали частыми героинями жанровой живописи и ранней бытовой фотографии. Отчего у поздних исследователей создается впечатление утонченной женственности, занесенной волей судьбы в грубый мир войны. На деле же в эту профессию шли дамы определенного душевного склада и немалых физических возможностей. Так что маркитантки той поры были весьма мужеподобны и красотой не блистали. Даже по меркам неприхотливых солдат Великой армии. И образ мамаши Кураж куда ближе по фактуре прототипу, чем поздние цветастые буколики.

Источники:

https://zen.yandex.ru/battlez

https://kulturologia.ru/

4+

от admin