1+

В авиации, как и в любой другой области человеческой деятельности, всегда было место семейственности. Уже во времена пионеров авиаторами иногда становились сразу несколько представителей одной семьи, а во время Первой мировой войны родственников можно было встретить даже в таком узком кругу, как лётчики-асы: британцы Джеймс и Джон МакКаддены, немцы Вальтер и Гарри фон Бюлов-Боткампы, американцы Пол и Август Яккачи… Но самый известный случай — это, безусловно, братья Манфред и Лотар фон Рихтгофены. В этой паре младший брат не уступал в талантах старшему, но гораздо менее известен.

По примеру старшего брата

Фрайхер (барон) Лотар-Зигфрид фон Рихтгофен (Lothar Siegfried freiherr von Richthofen), средний из трёх сыновей офицера лейб-кирасирского полка Альбрехта фон Рихтгофена, родился 27 сентября 1894 года в силезском городе Бреслау (ныне польский Вроцлав).

В отличие от старшего брата Манфреда, которого отец в 11 лет записал в кадеты, Лотар окончил обычную гимназию. Он осознанно принимал решение о военной карьере, записавшись фанен-юнкером в расквартированный недалеко от Бреслау 4-й драгунский (1-й силезский) полк. Начало войны Лотар встретил курсантом Данцигской академии, но сразу же написал рапорт о возвращении в полк, и уже с середины августа 1914 воевал на Западном фронте. В сентябре ему присвоили звание лейтенанта резерва, а в октябре вручили первую боевую награду — Железный крест II класса.

В ноябре полк перебросили на Восточный фронт. Весной 1915 года Лотар сначала долго болел, после выздоровления несколько месяцев муштровал в тылу пополнения и только осенью смог вернуться на фронт. В конце года он, последовав настоятельной рекомендации Манфреда, изъявил желание перевестись в авиацию. 18 декабря 1915 года Лотар фон Рихтгофен был зачислен на курс наблюдателей при 11-м запасном авиаотряде в Бриге (ныне польский Бжег) под Бреслау, а 12 января 1916 года получил назначение в находившуюся в процессе формирования 4-ю бомбардировочную эскадру и был определён в состав её 23-й эскадрильи.

В последних числах марта эскадра достигла боеготовности, и соединение убыло на западный фронт, где воевало сначала под Верденом, а с августа месяца на Сомме. Экипаж Лотара фон Рихтгофена летал на разведку, дневные и ночные бомбардировки, а во время пребывания под Верденом — и на истребительное патрулирование. Неоднократно экипажу приходилось встречаться в бою с неприятельскими самолётами, но ни одной победы немцам добиться не удалось.

За время службы в KG 4/23 Лотар сменил несколько пилотов, в числе которых оказались и будущие истребители-асы лейтенанты Карл Болле (Karl Bolle) и Отто Кройцман (Otto Creutzmann), одержавшие 36 побед и 7 побед соответственно. Осенью 1916 года и Лотар по примеру старшего брата вознамерился сменить «пассажирское» место в бомбардировщике на пилотское в истребителе и подал рапорт о направлении в лётную школу.

Командование удовлетворило этот запрос, и 10 ноября 1916 года Лотар приступил к обучению, но не в специализированной лётной школе, а непосредственно на фронте в авиапарке 1-й армии, что и определило чрезмерную по тем временам длительность подготовки, продлившейся четыре месяца с учётом нескольких недель отпуска по болезни.

Быстрый старт

6 марта 1917 года Лотар фон Рихтгофен успешно сдал последний экзамен на пилотский диплом и далее должен был либо пойти воевать на «двухместниках», либо стать курсантом истребительной или бомбардировочной школы. Но это в обычной ситуации, а у барона имелись нужные связи: Манфред с января 1917 года командовал воевавшей под Аррасом 11-й истребительной эскадрильей, и уже 9 марта устроил брату перевод в своё подразделение, где некоторое время лично натаскивал его в пилотаже, воздушной стрельбе, тактике боя и всём остальном, что «простым смертным» преподавали в истребительных школах.

К боевым вылетам старший брат допустил младшего только после двухнедельных тренировок. В первом полёте Лотар некоторое время держался рядом с Манфредом, а потом, немного освоившись, пошёл в атаку. Сбить противника ему не удалось, но тот ушёл с явно видимым шлейфом дыма. Уже 28 марта, в третьем своём боевом вылете на истребителе, Рихтгофен-младший сумел открыть свой официальный боевой счёт, сбив британский F.E.2b из 25-й эскадрильи RFC.

Это был единственный успех Лотара за первые две недели боёв, но потом он освоился, перестал осторожничать, и дела тут же пошли в гору. Уже 11 апреля лётчик одержал две победы в двух боевых вылетах, а два дня спустя сбил два R.E.8 в одном бою и стал асом по общепринятым франко-американским критериям. Всего через 10 дней Лотар удвоил боевой счёт, 30 апреля стал «трижды асом», а вечером 7 мая записал в свой актив 20-ю победу.

Впрочем, последний бой Лотар, по сути, проиграл. Он уже шёл на вынужденную посадку, когда у его победителя вдруг загорелся двигатель. Но бой состоялся, враг упал — а значит, зачёт этой победы вполне укладывался в общепринятые стандарты. Когда же в погибшем британском лётчике опознали лучшего на тот момент аса Антанты Альберта Болла(Albert Ball), то официальное признание успеха младшего Рихтгофена стало просто неизбежным хотя бы из политических соображений.

Из прочих успехов Лотара сомнения может вызвать только седьмая по счёту победа: вечером 14 апреля 1917 года на две подтверждённые немецкие заявки пришёлся лишь один действительно сбитый английский истребитель. Зато вечером 21 апреля данными противника подтверждаются обе заявки Рихтгофена-младшего, в том числе и отклонённая командованием.

Всё это лишь подтверждает характеристику, которую брату в мемуарах, написанных по горячим следам в мае-июне 1917 года, дал Манфред: Лотар откровенно гонялся за сбитыми самолётами, часто допуская неоправданный риск, однако его интересовал только сам факт победы над врагом, но не её подтверждение и утверждение со стороны командования, поэтому сбором необходимых свидетельств он занимался спустя рукава. Манфред прозвал Лотара «Мясником» — не за жестокость или кровожадность, как можно было бы подумать, а за неуёмное стремление к победе.

Каковы бы ни были причины и мотивы, но достижения Лотара фон Рихтгофена вполне достойны книги рекордов Гиннесса. Всего через два месяца после окончания лётной школы, за полтора месяца участия в боях он не только сумел выйти на седьмое место «рейтинга» германских асов, но и достиг планки побед, что установилась для награждения высшим прусским военным орденом «Пур-ле-Мерит» (Pour le Mérite — «За заслуги»). По числу сбитых за первые два месяца пребывания на фронте с ним могли бы поспорить разве что два британца, Франсис Каббон (Francis R. Cubbon) и Чарлз Гэсс (Charles G. Gass), но оба они были наблюдателями, а не пилотами.

Череда ранений, или Несчастливое число «13»

За вторую неделю мая Лотар одержал ещё четыре победы, также подтверждающиеся данными противника, а последней жертвой стал B.E.2e из 13-й эскадрильи RFC, сбитый около полудня 13 мая. Гоняясь за этим разведчиком, барон оказался над вражеской территорией и, возвращаясь на свою сторону фронта, попал под огонь зенитных пулемётов. Одна из пуль попала лётчику в бедро, и сразу после пересечения траншей ему пришлось срочно подыскивать площадку для приземления. На выравнивании Лотар начал терять сознание от кровопотери, но всё же сумел благополучно приземлиться. Его «Альбатрос» после недолгого ремонта вернулся в строй, а сам пилот был эвакуирован в тыл, где больше месяца лежал в госпитале, а потом уехал долечиваться домой.

Только 25 сентября 1917 года Лотар фон Рихтгофен вернулся на фронт во Фландрию и вступил в командование своей прежней эскадрильей, сменив погибшего Курта Вольффа (Kurt Wolff). Манфред же с июня возглавлял 1-ю истребительную эскадру.

Когда весной 1917 года 11-я истребительная эскадрилья летала на «Альбатросах» D.III, они как минимум не уступали самолётам противника. К осени паритет был утерян: новые типы английских и французских истребителей однозначно превосходили по лётным данным не только «Альбатросы» D.III и D.V, но и только появившиеся на фронте «Пфальцы» D.III. Надежду на выправление ситуации командир эскадры видел в трипланах фирмы «Фоккер», серийные образцы которых начали поступать в JG I в октябре, но, прежде чем эти самолёты удалось применить в бою, произошло несколько неприятных инцидентов. Если вынужденные посадки из-за отказа двигателя были обычным делом, а потери от дружественного огня — просто трагической случайностью, то случаи разрушения верхнего крыла в полёте требовали немедленного разбирательства и принятия мер.

По результатам расследования конструкцию самолёта доработали, а на уже построенных машинах приступили к замене крыльев и запретили полёты до завершения работ. Однако несмотря на запрет отдельные полёты всё же выполнялись, и Лотар был в числе нарушителей. По некоторым данным, именно на триплане он одержал победу 9 ноября. Если это действительно так, то событие стало первым успехом серийных «Фоккеров» Dr.I, первой победой лётчика с момента ранения и первой же не находящей никакого подтверждения в британских документах.

20 ноября британцы начали наступление на Камбре, и эскадру JG I перебросили на это направление. Перебазирование завершилось к вечеру 22 ноября, а на следующий день братья, каждый из которых вёл свою группу, в двух прошедших одновременно воздушных боях сбили по одному самолёту. У старшего это был уже 62-й успех, а у младшего — 26-й и последний в 1917 году.

В начале декабря наземная операция завершилась, и активность действий авиации резко упала. В первой половине января Лотар уехал в отпуск, во время которого слёг с воспалением среднего уха и вернулся в часть только 16 февраля.

За время зимнего затишья 11-я истребительная эскадрилья получила полный комплект обновлённых трипланов и во всеоружии встретила весеннюю кампанию 1918 года. К началу марта союзники определили место грядущего немецкого наступления и начали концентрацию сил в районе Камбре. Активизировалась и авиация, так что лётчикам JG I сразу прибавилось работы.

Во вторую неделю месяца Лотару с ведомыми неоднократно приходилось иметь дело с английскими двухместными истребителями «Бристоль Файтер». После полудня 11 марта в бою с группой 48-й эскадрильи RFC он одержал свою 27-ю победу, которая, впрочем, английскими данными не подтверждается.

На следующее утро младший Рихтгофен участвовал в бою с 62-й эскадрильей RFC и сумел достоверно сбить два «Брисфита». Сутки спустя в ходе крупного воздушного боя он атаковал ещё один аппарат из той же части, не заметив «Кэмела», висящего у него самого на хвосте. Пикируя на выбранную цель, Лотар внезапно услышал громкий треск: это начали разрушаться носки нервюр верхнего крыла, а потом захлопала в набегающем потоке сорванная обшивка центроплана.

На его счастье, элероны не попали в область разрушений, поэтому истребитель сохранил управляемость и пока держался в воздухе. Не меньшей удачей стало и то, что британцы не стали добивать терпящий бедствие «Фоккер», очевидно, посчитав, что тот не просто повреждён, а уже разваливается в воздухе. Победу над трипланом, у которого оторвалось верхнее крыло, тогда независимо друг от друга заявили и получили на свой счёт пилот «Кэмела» из 73-й эскадрильи RFC Огастус Орлебар (Augustus H. Orlebar) и экипаж «Файтера» из 62-й эскадрильи RFC: пилот Джеффри Хьюз (Geoffrey F. Hughes) и наблюдатель Хью Клей (Hugh Claye). У Орлебара это была третья победа из семи за войну, а у экипажа «Бристоля» — шестая из 11.

Благополучно выйдя из боя, Рихтгофен постепенно снижался на малом газу, стараясь не разгоняться и не делать резких движений. Через несколько минут он уже заходил на посадку на подходящем поле, но в последний момент заметил прямо по курсу натянутые провода. Дёрнув ручку на себя, пилот сумел проскочить над препятствием, но затем потерявший скорость «Фоккер» свалился на крыло и врезался в землю.

Очнулся Лотар уже в госпитале. Травмы оказались весьма серьёзными и потребовали многомесячного лечения, во время которого пришло известие о гибели Манфреда. В июле лётчик не выдержал и, по собственным словам, «сбежал из больницы и дезертировал на фронт». Прибыв 19 июля 1918 года под Суассон, где тогда базировалась JG I, уже успевшая получить почётное наименование «Фрайхер фон Рихтгофен», он вновь заступил на пост командира 11-й эскадрильи и в тот же день пошёл в первый бой на самолёте незнакомого ему типа — «Фоккере» D.VII. Четырёхмесячный перерыв в полётах не прошёл даром: барон долго и безрезультатно гонялся за каким-то англичанином, а, когда прекратил это занятие, его противника тут же сбил другой лётчик.

После ряда безрезультатных боёв 25 июля Лотару наконец-то улыбнулась удача. Начало того патрулирования вышло не очень успешным: заметив внизу группу французских «двухместников», Рихтгофен собирался дать сигнал к атаке, но, обернувшись, не увидел ни одного из своих ведомых — все они отстали по дороге к фронту. Лотар был не лучшим ведущим, поэтому подобные инциденты с ним случались неоднократно. Идти одному на строй было слишком опасно, зато выше летела тройка «Кэмелов», пилоты которых, очевидно, не замечали появления одинокого «Фоккера». Барон начал сближение с ними.

Оставаясь незамеченным, он подобрался к противнику и открыл огонь. Первые же пули попали в цель, и английский истребитель начал падать, но, несмотря на всё большее число попаданий, так и не загорелся: поговорив по возвращении с оружейниками, Рихтгофен с удивлением выяснил, что обе пулемётные ленты были снаряжены только обычными пулями, без трассирующих и зажигательных.

Израсходовав весь боекомплект на одного противника, Лотар вынужден был взять курс на базу, но тут же сам попал под удар британского истребителя. Не имея возможности отстреливаться, он лишь уворачивался и в итоге сумел оторваться от преследования. Чуть позже появился ещё один «томми», и всё повторилось вновь, но, в конце концов, Рихтгофен благополучно добрался до своего аэродрома и заявил о победе, которая после получения подтверждения от наземных войск стала 30-й для него лично и юбилейной 500-й для всей эскадры. Этот вылет ас провёл фактически в одиночку, но район был более чем оживлённый — всего немцы одержали семь побед, на которые приходятся шесть потерянных англичанами «Кэмелов».

На следующий день командир эскадры гауптман Герман Геринг уехал в отпуск, назначив Лотара исполняющим обязанности командира эскадры. На этом посту барон добавил на свой счёт ещё 10 подтверждённых побед.

Первую и вторую из этого десятка он одержал в двух боевых вылетах 1 августа, и это были его единственные успехи в боях с французами. Первая победа, в принципе, подтверждается данными противника, хотя на этот сбитый «Спад» может быть ещё один претендент, а вот второго соперника Рихтгофен разве что повредил.

Ранним утром 8 августа началось Амьенская операция союзников. В тот же день JG I начала действовать в этом районе, и в течение пяти дней её временный командир одержал последние восемь побед. Пять из них безусловно подтверждаются данными противника, а из остальных в одном случае на три немецкие победы приходится два действительно сбитых самолёта, а ещё в двух — по одному сбитому на две победы.

Чёртовы янки

Свои 39-ю и 40-ю победы барон одержал утром 12 августа. На следующий день, вскоре после полудня, во время очередного патрулирования он встретил и атаковал одиночного разведчика. Очередь пришлась по фюзеляжу неприятельского самолёта, и было видно, что наблюдатель упал в своей кабине. Прежде чем нанести «удар милосердия», Рихтгофен огляделся, чтобы посмотреть, где его ведомые… и не обнаружил поблизости никого из них.

Зато позади маячила шестёрка британских истребителей. Если быть точнее, в кабинах сидели американцы из 148-й эскадрильи, которые летали на английских самолётах с английскими опознавательными знаками и тактическими обозначениями, поэтому противником воспринимались как англичане.

Продолжение атаки подбитого разведчика граничило с самоубийством, так что Рихтгофену пришлось бросать недобитую жертву и уносить ноги. Тогда один из «Кэмелов» отделился от группы и устремился в погоню за уходящим «Фоккером». Один на один — прекрасное соотношение сил, поэтому Лотар решил воспользоваться горячностью противника и выманить его подальше от остальных англичан, а потом принять бой. Расстояние между самолётами он оценил как слишком большое для прицельного огня, а потому сохранял прямолинейный полёт, будто и не замечая преследователя.

Однако у его противника было иное мнение о дистанции эффективного огня, и он не только начал стрелять, но и попал в цель. Внезапно Лотар почувствовал сильную боль в ноге и на некоторое время отключился, придя в себя и восстановив контроль над машиной лишь на высоте 500 метров.

Сознание плыло, поэтому полёт требовалось срочно завершать. Имелась возможность воспользоваться парашютом, но после недавней гибели при прыжке с парашютом Эриха Лёвенхардта (Erich Löwenhardt), одного из лучших асов с 54 победами, Рихтгофен закономерно не доверял этому устройству и предпочёл приземлиться на ближайшем поле.

Кто именно стал его победителем, точно не известно до сих пор. Всего в том вылете лётчики 148-й американской эскадрильи одержали четыре победы, в том числе две над «Фоккерами» D.VII: у Джорджа Сейболда (George V. Seibold) это была первая победа из трёх за войну, а у Джорджа Уайтинга (George C. Whiting) единственная. Кроме того, заявка на некий «разведчик, похожий на «Фоккер», стала четвёртой из 12 побед Филда Кайндли (Field E. Kindley).

Третье тяжёлое ранение опять пришлось на 13-е число — впору было задуматься о магии «чёртовой дюжины». Лечение вновь заняло четыре месяца, и в начале 1919 года Лотар фон Рихтгофен, с осени 1918 года носивший звание обер-лейтенанта резерва, был комиссован по состоянию здоровья и уволен в запас.

В том же году отставной ас женился и занялся земледелием в своём поместье, но вскоре выяснилось, что сельская жизнь не для него. Тогда в 1921 году Лотар устроился пилотом в авиакомпанию DLR (Deutsche Luft-Reederei — «Германское воздушное пароходство») и работал на линии Гамбург — Берлин, перевозя почту и пассажиров на разоружённых двухместных разведчиках времён войны.

4 июля 1922 года Рихтгофен выполнял очередной рейс из Берлина. Уже на подходе к гамбургскому аэродрому Фульсбюттель на его «Эльфауге» отказал двигатель. Подходящая для посадки площадка оказалась совсем близко, но не хватило буквально пары метров высоты: самолёт разбился, зацепив колёсами телеграфные провода. Пилот от полученных травм скончался через несколько часов, а двое его пассажиров: звезда немого кино Ферн Андра (Fern Andra) и её продюсер Георг Блюн (Georg Blün) — выжили, но лечились в течение года.

В качестве лётчика-истребителя Лотар фон Рихтгофен пребывал на фронте в общей сложности семь месяцев, включая период зимнего затишья, и одержал за это время 40 воздушных побед — ровно в два раза меньше, чем его знаменитый брат. На момент последнего боевого вылета он занимал шестую строку в списке немецких асов, а по итогам войны оказался на 10-м месте.

Двоюродный брат Манфреда и Лотара, Вольфрам фон Рихтгофен (Wolfram von Richthofen), стал третьим асом из семейства. Он воевал в JG I с апреля по ноябрь 1918 года, одержав за это время восемь подтверждённых побед, а во время Второй мировой стал одним из самых известных командиров люфтваффе.

Ниже приведён список побед Лотара фон Рихтгофена.

01 28.03.17 17:20 F.E.2b из 25 Sqn RFC подтверждается
02 11.04.17 09:15 F2A из 48 Sqn RFC подтверждается
03 11.04.17 12:35 вероятно, R.E.8 из 59 Sqn RFC подтверждается
04 13.04.17 08:55 R.E.8 из 59 Sqn RFC подтверждается
05 13.04.17 08:56 R.E.8 из 59 Sqn RFC подтверждается
06 14.04.17 09:20 Nieuport 23 из 60 Sqn RFC подтверждается
07 14.04.17 18:23 Spad 7 из 19 Sqn RFC вероятно
08 16.04.17 10:30 Nieuport 23 из 60 Sqn RFC подтверждается
09 21.04.17 17:28 B.E.2g из 16 Sqn RFC подтверждается
09 21.04.17 17:45 Nieuport 17 или 23 из 29 Sqn RFC подтверждается
10 23.04.17 12:10 B.E.2g из 16 Sqn RFC подтверждается
11 26.04.17 18:40 B.E.2e или 2g из 16 Sqn RFC подтверждается
12 27.04.17 20:15 F.E.2b из 11 Sqn RFC подтверждается
13 29.04.17 12:15 Spad 7 из 19 Sqn RFC подтверждается
14 29.04.17 19:25 B.E.2e из 12 Sqn RFC подтверждается
15 30.04.17 07:15 B.E.2g из 16 Sqn RFC подтверждается
16 30.04.17 07:55 F.E.2d из 57 Sqn RFC подтверждается
17 01.05.17 19:00 F.E.2b из 25 Sqn RFC подтверждается
18 06.05.17 10:50 R.E.8 из 16 Sqn RFC подтверждается
19 07.05.17 18:30 Nieuport 17 из 29 Sqn RFC подтверждается
20 07.05.17 20:30 S.E.5 из 56 Sqn RFC подтверждается
21 09.05.17 18:30 F2B из 48 Sqn RFC подтверждается
22 10.05.17 07:50 Pup из 66 Sqn RFC подтверждается
23 11.05.17 17:10 F2B из 48 Sqn RFC подтверждается
24 13.05.17 11:35 B.E.2e из 13 Sqn RFC подтверждается
25 09.11.17 10:30 «Бристоль» не подтверждается
26 23.11.17 14:00 F2B из 11 Sqn RFC подтверждается
27 11.03.18 13:10 F2B из 48 Sqn RFC не подтверждается
28 12.03.18 11:00 F2B из 62 Sqn RFC подтверждается
29 12.03.18 11:10 F2B из 62 Sqn RFC подтверждается
30 25.07.18 19:50 Camel из 43 или 73 Sqn RAF возможно
31 01.08.18 13:10 Spad 7 или 13 из Spa.73 возможно
32 01.08.18 20:25 «одноместный Спад» не подтверждается
33 08.08.18 17:30 DH9 из 49 Sqn RAF подтверждается
34 08.08.18 17:45 S.E.5a из 60 Sqn RAF возможно
35 08.08.18 18:50 Camel из 3 Sqn RAF возможно
36 09.08.18 07:30 DH.9 из 98 Sqn RAF подтверждается
37 09.08.18 18:40 DH.9 из 107 Sqn RAF подтверждается
38 11.08.18 09:30 DH.9 из 98 Sqn RAF подтверждается
39 12.08.18 09:35 Camel из 209 Sqn RAF возможно
40 12.08.18 09:50 Camel из 209 Sqn RAF подтверждается

Источник:https://warspot.ru/users/80-yuriy-sergievich

1+

от admin