4+

Пехотный танк Matilda, или MKII, как его называли в советских документах, стал одной из самых известных боевых машин иностранного производства, использовавшихся Красной армией. Появившись в СССР осенью 1941 года вместе с Valentine, эти танки успели повоевать под Москвой, после чего участвовали во многих операциях первой половины 1942 года. Весьма своеобразная боевая машина заработала у советских танкистов неоднозначную репутацию. Её любили за надёжную броню, ругая при этом за тихоходность и слабую пушку. Как бы то ни было, в последний раз танки Matilda на советско-германском фронте массово применялись летом 1944 года, а иные машины провоевали до самого конца войны.

Броня тяжёлого, масса среднего, пушка лёгкого

Впервые о существовании Infantry Tank Mk.II советские военные узнали в сентябре 1941 года. В справке по английским танкам от 17 сентября эта машина значилась как «средний танк 1940 года». Её боевая масса оценивалась в 32 тонны, а толщина брони в 70 мм. Мощность двигателя советские специалисты переоценили – 300 лошадиных сил. В качестве вооружения указывались 1 пушка калибра 47 мм и 1 пулемет. Эту машину советское военное руководство посчитало наиболее интересной из английских танков.

Спустя 3 дня стало известно, что эти машины, теперь обозначавшиеся как «английские танки марки 2», направлены Великобританией в СССР. Конвой PQ-1 прибыл в Архангельск 11 октября 1941 года. Первая поставка носила во многом пробный характер, конвой доставил всего 20 Matilda III и Valentine II. Более крупные поставки начались несколько позже.

Более достоверная информация об английских танках тоже поступила в СССР быстро. Уже к 21 сентября Главное автобронетанковое управлений Красной армии (ГАБТУ КА) получило сводные характеристики машины. Правда, и в них были ошибки. Максимальная скорость была указана на уровне 30–35 км/ч – недостижимые для Infantry Tank Mk.II цифры. Зато здесь впервые было указано, что в печати «пехотный танк Mk.IIa» именуется как «Матильда». К слову, это лишний раз подтверждает тот факт, что новая система названий английских танков появилась и использовалась раньше, чем её официально утвердили. Согласно английским документам, индекс Matilda был присвоен танку только 22 сентября 1941 года.

Согласно заявлению, сделанному 5 октября главой Британской военной миссии в СССР генералом Фрэнком Ноэлем Мейсоном-Макфарлейном (в переписке Макфарланом), Великобритания планировала посылать в СССР каждые 10 дней конвои с танками. Это заявление оказалось чересчур оптимистичным. С конвоем PQ-2 ожидалось прибытие уже 140 танков обоих типов. В реальности же к 30 октября с конвоями PQ-1 и PQ-2 прибыло 49 Matilda и 84 Valentine. Следующие 70 Matilda III были отправлены конвоем PQ-3, прибывшим в Архангельск 22 ноября 1941 года. Также предполагалось, что с транспортом Briarwood прибудет 50 тонн запчастей, но это судно по пути получило повреждение и вернулось обратно. Всего же до конца 1941 года конвоями удалось прислать в СССР 145 Matilda и 216 Valentine.

При боевой массе среднего танка по толщине брони этот танк был равнозначен тяжёлому КВ-1, а его вооружение в целом соответствовало вооружению лёгкого танка. В системе вооружения Красной армии «Матильды» приравняли к средним танкам.

Помимо Архангельска, суда с английскими танками прибывали и в Мурманск. В этих городах были организованы пункты военной приемки. Далее танки грузились на эшелоны и направлялись в Горький, где был создан автобронетанковый центр. Там же производился на первых порах и ремонт. Что же касается обучения экипажей, то 15 октября в Казани появился учебный центр на базе Казанских курсов усовершенствования автобронетанковых войск (КУКС). Туда прибыло на обучение 420 экипажей. Для помощи советским преподавателям с конвоем PQ-2 в СССР прибыла бригада из 6 английских инструкторов-танкистов. 29 октября они уже были в Казани, пробыв там до 11 ноября. Поначалу в Казани в первую очередь готовили танкистов для Valentine, поскольку их прибыло гораздо больше, чем Matilda.

Хотя для обучения экипажей были срочно переведены инструкции по эксплуатации, на первых порах изучать танк танкистам приходилось уже после отправки на фронт. Так случилось, например, со 136-м танковым батальоном, который стал первой частью, получившей на вооружение английские танки. 1 декабря батальон отправили на фронт, где часть танков оказалась сломана в ходе обучения. Ничего удивительного в этом нет: с подобными проблемами сталкивались, например, французы весной 1940 года, когда во Франции спешно формировались части из танкистов, не знавших новой техники.

Проблемы с английскими танками начались, впрочем, куда раньше, чем они попали на фронт. В середине ноября появился доклад начальника 1-го отдела БТА КА военинженера 1-го ранга Павлова. Он касался технического состояния прибывших английских танков. Больше всего проблем возникло с Valentine, вероятно, из-за их большей численности. Но и у танков Matilda обнаружилось немало неполадок. Из прибывших к тому моменту 49 танков 6 оказалось разморожено, поскольку в качестве охлаждающей жидкости в системе охлаждения использовалась вода. После начала морозов вода замёрзла, что привело к многочисленным повреждениям. Отмечалась низкая плотность электролита в аккумуляторах, на двух танках, обнаружилась течь масляных баков, у части машин были разморожены радиаторы.

Были вопросы и к укомплектованности танков. 35% машин не имело брезентов, отсутствовали формуляры и спецификации ЗИП. Часть танков вообще не имела инструментов, и все Matilda III не имели буксирных тросов.

 

Ещё больше проблем обнаружилось при приёмке машин в Горьком. Согласно отчету, датированному 2 декабря 1941 год, из прибывших 137 танков обоих типов из строя выбыло 58. Ремонтировать их пришлось с помощью присланных запчастей, при этом запасных аккумуляторов и моторов хватило не на все машины. Поступали жалобы на плохую работу в зимний период компрессора для управления приводами коробки передач Matilda. Неудовлетворительными оказались сцепные свойства траков, появилось предложение приваривать на них шипы.

Наконец, имелась серьезная проблема, связанная с необычной формой лобовой части корпуса танков Matilda. Дело в том, что крепление бортовых секций, в которых размещались дополнительные ящики ЗИП, к носовой части корпуса, было не очень жестким. О том, что лобовая часть «Матильды» не цельная, как у большинства других таков, поначалу знали далеко не все. Между тем, крепления буксирных крюков находились как раз на боковинах. Неудивительно, что отмечались довольно частые случаи отрыва боковых секций при буксировке.

Для организации ремонта иностранных танков, повреждённых в боевых условиях, был выделен БТРЗ №82 в Москве, но первое время он работал не столько с английскими, сколько с немецкими трофейными танками. К тому же для того, чтобы танк доехал до фронта, сначала требовалось танк привести в боевое состояние, и эта задача легла на плечи работников Горьковского автобронетанкового центра.

Большие проблемы были и с обеспечением английских танков боеприпасами. Matilda и Valentine оснащались 2-фунтовыми (40 мм) танковыми пушками. Из-за популярной в межвоенный период концепции использования танковых пушек в первую очередь для борьбы с танками боекомплект 2-фунтового орудия состоял только из бронебойных снарядов. В СССР появилась информация, что у англичан имелись и бронебойные снаряды с донными взрывателями, но в реальности их не существовало(имелось только незначительное количество осколочных трассирующих снарядов Mk II T, содержавших 71 грамм тротила и по поражающему действию соответствовавших, примерно, ручной гранате Ф-1 прим. Редакции). И даже бронебойных снарядов поставлялось всего по 5–6 боекомплектов на танк. Отсутствовали запасные стволы для пушек.

Появилась идея перевооружения танков Matilda 76-мм пушкой ЗИС-5. Дело дошло до изготовления опытного образца, но, несмотря на довольно успешные итоги испытаний, перевооружать английские танки советскими пушками не стали. Во-первых, для этого требовалось загружать заводы, которые и так оказались перегружены другой работой. Во-вторых, ситуация с пушками ЗИС-5 на тот момент выглядела не идеально. Наконец, против перевооружения высказались в ГАБТУ КА.

Английская сторона в сложившейся ситуации не сидела сложа руки. 3 декабря от генерала Мейсона-Макфарлейна поступила информация о том, что с конвоем PQ-5 были отправлены 10 Matilda III CS с 76-мм гаубицами. Еще 20 таких танков отправлялись с конвоем PQ-7. Вместе с партией танков прибывало 2500 патронов с осколочно-фугасными снарядами и 5000 с дымовыми. Такое странное соотношение видов боеприпасов легко объясняется тактикой применения гаубичных танков в английской армии. Бронебойных снарядов для 76-мм гаубицы не выпускалось, Matilda CS применялись как танки поддержки. В дальнейшем по требованию советской стороны поставляемый боекомплект на каждый танк англичане изменили на 750 осколочно-фугасных снарядов и 250 дымовых.

Что же касается «обычных» танков Matilda, то требуемый советской стороной запас снарядов для них вырос до 1200 штук на машину. 7 декабря состоялась встреча представителей ГАБТУ КА и генерала Мейсона-Макфарлейна. Претензии и предложения советской стороны были приняты. По просьбе главы Британской военной мисси советскими специалистами был подготовлен доклад об эксплуатации английских танков в Красной армии. В нём обоим танкам была дана положительная оценка, при этом в лучшую сторону отмечался Valentine. Также в документе упоминались проблемы, связанные с зимней эксплуатацией. После получения жалоб о массовом размораживании двигателей в систему охлаждения стали заливать этиленгликоль, а в систему смазки – морозоустойчивые сорта масел.

Matilda III CS немного задержались и прибыли в СССР 20 декабря 1941 года с конвоем PQ-6. Этот же конвой стал первым, в котором прибыли танки модификации Matilda IV. Matilda III в СССР было отправлено всего 113 штук. Столь небольшое число отправленных танков объясняется тем, что их перестали выпускать осенью 1941 года. По английским данным, в СССР направили 915 Matilda IV и Matilda IV CS. Эти цифры требуют корректировки. Под наименованием Matilda IV CS здесь явно учтено и некоторое число Matilda III CS. Кроме того, вместе с Matilda IV англичане посчитали и Matilda V. Эти танки, внешне идентичные Matilda IV, отличались наличием сервопривода фирмы Westinghouse.

Крепкий тихоход

Осенью 1941 года НИБТ Полигон был эвакуирован из Кубинки в Казань. В том числе и с этим связана задержка испытаний танков Matilda III в СССР. Они начались в январе 1942 года, когда танки не только уже попали в войска, но и успели повоевать. Для испытаний была выбрана Matilda III с регистрационным номером T.6886. Это был танк производства фирмы Vulcan, построенный во второй половине 1941 года в рамках серии из 40 машин. Он поступил в СССР в числе первых 49 Matilda III, прибывших в октябре-ноябре 1941 года.

Незадолго до начала испытаний Matilda III в Казани начались испытания другого английского танка – Valentine II. Поскольку вооружение и радиостанция у обеих машины были идентичными, из испытаний Matilda III их исключили. В сокращенной программе осталось изучение конструкции танка, а также пробег на 1000 км, из которых 300 машина должна была пройти по шоссе. На основе технического описания, составленного по итогам изучения танка, была подготовлена инструкция по эксплуатации.

Помимо широкого применения литья и соединения гужонами в конструкции английского танка, советские специалисты обратили внимание на то, что количество всевозможных лючков английские конструкторы свели к минимуму. Это положительно сказалось на стойкости брони. Не было обойдено вниманием и использование экранов для защиты ходовой части.

Позже конструкцию и химический состав брони изучали специалисты НИИ-48. Здесь ничего особенно интересного они для себя не обнаружили.

Стрельба не вошла в программу испытаний, но само вооружение советские специалисты изучили. Орудийную установку с плечевым упором признали простой и надежной, отметив при этом, что ничего нового из себя она не представляет. Гораздо больший интерес вызвала обзорность танка. Дело в том, что при небольшом количестве смотровых приборов обзорность у английского танка оказалась намного лучше, чем у советских Т-34 и КВ-1. Объяснялось это тем, что на танке стояли перископические смотровые приборы MK-IV с большими секторами обзора. Правда, в тот момент советские специалисты только отметили хорошую обзорность, сами же приборы были скопированы после изучения танка Churchill.

 

Про ходовую часть Matilda в советской/российской военно-исторической литературе обычно принято писать исключительно в негативных тонах. А вот оценка испытателей НИБТ Полигона оказалась несколько иной. Справедливо отмечая отрицательные стороны, они нашли в подвеске «Матильды» и положительные стороны. Например, наличие фальшбортов не только усложняло монтаж ходовой и утяжеляло танк, но и одновременно облегчало преодоление надолбов и противотанковых ежей. Кроме того, экраны предохраняли ходовую часть от поражения снарядами. Похвалили испытатели и конструкцию ведущих колес, венцы которых имели больший срок службы.

Неоднозначной оказалась оценка конструкции траков и опорных катков. Испытатели верно подметили тот факт, что траки явно разрабатывались для использования на местности без обледенелых и скользких участков. В целом ходовая часть Matilda была признана не плохой, а, скорее, специфичной.

Специфичной была признана и конструкция моторно-трансмиссионной группы. На танке использовалась спаренная установка двигателей, которые советских специалистов совершенно не удивили, скорее даже разочаровали. Мало того, что их суммарная мощность составляла всего 180 лошадиных сил, так ещё и общая масса составила 1000 кг, что оказалось больше, чем у советского танкового мотора В-2 (750 кг), развивавшего мощность 500 лошадиных сил. Впрочем, имелись у такой конструкции и положительные стороны. В случае выхода из строя одного двигателя танк мог двигаться на другом, что в боевых условиях могло оказаться важным преимуществом.

Советских специалистов сильно заинтересовала планетарная коробка передач Wilson. Она в значительной степени компенсировала недостатки силовой установки. В ходе испытаний планетарная коробка передач настолько хорошо себя показала, что возникла идея разработки аналогичной трансмиссии для советских танков. В апреле 1942 года было представлено два варианта проекта планетарной коробки передач для тяжелого танка КВ-1, у которого как раз наблюдались серьезные проблемы с работой трансмиссии. Оба варианта так и не были реализованы, но работы в данном направлении продолжились.

Ходовые испытания танка проходили в январе и феврале 1942 года. Они сильно отличались от того, что планировалось в программе. По бездорожью танк прошел всего 95 километров. Расстояние, которое танк преодолел по булыжно-щебеночному шоссе, покрытому снегом, оказалось значительно большим – 813 километров. Шоссе это было далеко не лучшего качества, что сказалось, в том числе, и на достигнутой максимальной скорости. По результатам пробега на четырех участках, покрытых снегом, она составила 21,1 км/ч. Разгон до максимальной скорости занимал в среднем 24,7 секунды. То, что танк не смог разогнаться до заявленных 24,7 км/ч, испытатели объяснили плохими дорожными условиями.

Большое расстояние, которое танк прошел по шоссе, отчасти можно объяснить донесениями из частей. Дело в том, что в войсках отмечались частые случаи потери управления и вылета в кювет, а иногда и переворота танков. Плохое сцепление с заснеженной дорогой отмечали и испытатели. Для решения проблемы были предложены шпоры, представлявшие собой наварки на рабочие поверхности траков. После их установки управляемость резко выросла. Радиус поворота танка уменьшился с 10–13 до 4–5 метров. Правда, имелась одна существенная проблема: на чистой дороге шпоры быстро истирались. К таким же результатам более чем за год до того пришли англичане, когда переходили на траки Ford.

Средняя скорость движения по ухабистой и покрытой снегом дороге составила 14,5 км/ч, танк при этом расходовал 169 литров топлива на 100 километров. На бездорожье скорость резко падала – до 7,7 км/ч. Значительно увеличивался и расход топлива, составлявший 396 литров на 100 километров. В таких условиях запаса топлива танку хватало всего на 55 километров. Неудивительно, что на модификации Matilda IV дополнительный топливный бак стал штатным. Отмечалось, что система охлаждения и вентиляции явно рассчитана на условия работы при высоких температурах воздуха, что создавало проблемы при зимней эксплуатации.

С другой стороны, английский танк показал очень хорошую проходимость по снегу. Предельной глубиной снежного покрова для него были 600 мм, такие сугробы преодолевал далеко не каждый средний танк. Проблемы возникали при подъеме на заснеженных участках: из-за плохого сцепления с грунтом танк не мог преодолеть подъем крутизной в 12 градусов.

В ходе испытаний на преодоление трех снежных валов Matilda III смогла преодолеть препятствие за 21 минуту. Valentine II проделал то же самое за 14 минут, Pz.Kpfw.III Ausf.H за 16 минут, а Т-34 за 10 секунд.

Общее заключение по английскому пехотному танку было следующим:

«Танк MKIIa обладает, сравнительно со средними танками СССР, США и Германии тем преимуществом, что в нем сочетаются мощная круговая броневая защита со сравнительно небольшими габаритами и боевым весом.

Положительным качеством является также примерная равноценность броневой защиты лобовой части, бортов и кормы танка.

Вооружение танка МК-IIа (40 мм танковая пушка) обеспечивает возможность поражения большинства танков противника – танки TITII в любую часть корпуса и башни; T-3, T-4 и «Прага-38-Т» — за исключением экранированных лобовых листов.

Танк обладает вполне удовлетворительной обзорностью.

Боевой вес танка является вполне приемлемым с точки зрения железнодорожных перевозок и проходимости по дорожным мостам и переправам.

К недостаткам танка MKIIa следует отнести:

а) неудовлетворительную динамику танка, обусловленную малой удельной мощностью. Этот недостаток ограничивает возможность динамического преодоления препятствий.

б) ограниченную маневренность танка. Танк является в полном смысле этого слова Infantry (пехотным), так как низкие скорости движения и малый запас хода по топливу затрудняют его использование в отрыве от баз и других родов оружия».

Проведенные испытания дали вполне исчерпывающую информацию о характеристиках английского пехотного танка. Не удивительно, что эта машина не участвовала летом 1942 года в сравнительных испытаниях иностранных танков. Особого смысла в этом не было, для руководства ГАБТУ и так было понятно, что Matilda является самым медленным танком в Красной армии. Несмотря на это, плохим английский танк не считался. Более того, он сильно задержался на фронте.

3,5 года на фронте

Первые части, получившие на вооружение Matilda III, попали на передовую примерно 10 декабря 1941 года. В переписке эти танки называли либо «Матильда», либо MK-II, либо MK-2. Первое время бороться приходилось не столько с противником, сколько с самим танком. Серьезной проблемой стало забивание грязи и снега под фальшборты. Если такая мешанина замерзала, танк вставал колом. Нередко дело и вовсе кончалось обрывом гусеничной ленты. Ещё одной проблемой, о которой уже упоминалось, было плохое сцепление траков с дорогой. Случаи, когда танки улетали в кювет, были довольно частыми.

Одной из первых частей, которая отчиталась об особенностях применения английского пехотного танка, стала 23-я танковая бригада. В этом соединении «Матильду» оценили по достоинству. Танк спокойно прокладывал дорогу в снежном покрове глубиной 40–45 см, двигаясь при этом на 3-ей передаче. Помимо «Матильд», в составе бригады имелись Valentine II, проходимость которых тоже удостоилась хороших отзывов. А вот Т-60, напротив, ругали за то, что снег глубиной больше 25 см для него не проходим.

На Северо-Западном фронте, где действовали 170-й и 171-й отдельные танковые батальоны, получившие 12 и 13 танков соответственно, отношение к английской машине оказалось иным. Как раз в 170-м ОТБ отмечались случаи потери управления на заснеженной дороге.

Но в боях зимой 1942 года танки данного типа показали себя с весьма положительной стороны. Толстая броня, сравнимая с бронёй КВ-1, отчасти компенсировала далеко не лучшую согласованность с действиями пехоты, которая часто не поддерживала атаку танков. Нередко машины 170-го ОТБ оказывались один на один с противником. Тут и помогала толстая броня, которая часто оказывалась не по зубам немецким 50-мм противотанковым пушкам Pak 38. За 2 месяца боёв батальон потерял всего 8 танков данного типа. С учетом условий, в которых приходилось сражались, это очень небольшая цифра(потери тридцатьчетверок были во много раз больше).

Количество прибывающих Matilda росло несмотря на, не совсем понятное, желание советской стороны получать больше Valentine. С января по март 1942 года именно «Матильды» были самыми массовыми среди прибывающих северными конвоями. Пик поставок пришёлся на март, когда в СССР прибыло 170 машин. В дальнейшем цифра резко снизилась, а в июле из-за разгрома конвоя PQ-17, прибыло всего 6 танков. В дальнейшем «Матильды» прибывали в сентябре (84) и ноябре (56). Всего за 1942 год поступил 771 такой танк. В начале 1943 года произошло увеличение объёмов поставок, но в марте, на который пришёлся их пик, поставки как раз и прекратились. Всего в СССР попало 916 танков Matilda, все они были доставлены северными конвоями.

Больше всего танков Matilda IV попало в СССР в первой половине 1942 года, что отразилось и на массовости их использования в сражениях этого периода. Например, в печально известном наступлении под Харьковом в мае 1942 года приняло участие 117 танков данного типа. Много таких танков участвовало и в летних боях 1942 года. Например, в 201-й танковой бригаде, которая в июле 1942 года воевала под Болховом, имелось 23 танка данного типа, а в 10-м танковом корпусе, действовавшем по соседству, имелось 44 танка этого типа. 36 танков Matilda IV имелось в составе 196-й танковой бригады, сражавшейся в августе 1942 года подо Ржевом.

Далеко не лучший для Красной армии ход операций весны и лета 1942 года привел к тому, что количество английских танков в строю неуклонно снижалось. Весной 1942 года на вооружение немецкой армии стали массово поступать 75-мм противотанковые пушки Pak 40. Для них броня Matilda не представляла никаких проблем. В свою очередь, 2-фунтовая пушка английского танка стремительно устаревала.

Но, несмотря на это, английские пехотные танки продолжали воевать. Например, по состоянию на июль 1943 года в уже упомянутой 201-й танковой бригаде всё ещё числилось 7 машин данного типа. К 1 января 1944 года в РККА все еще имелось танков 315 Matilda, то есть чуть больше трети от поставленного англичанами числа. Это было вполне обычное соотношении для зарубежной техники, использовавшейся Красной армией.

Из имевшихся на 1 июня 1944 года в СССР 262 «Матильд» 201 находилась на ремзаводах, в а действующей армии их имелось всего 48. Впрочем, как раз в июне 1944 года БТРЗ №82, предприятие, на котором в основном ремонтировались «Матильды», выдал большую партию отремонтированных боевых машин. Долго без дела они не стояли. Часть тихоходных английских танков оказалась в танковых полках при кавалерийских дивизиях. Например, в 61-м отдельном танковом полку по состоянию на 1 июля 1944 года имелось 4 МК-2. Они действовали совместно с 1-й гвардейской кавалерийской дивизией. 4 июля 1944 года 5 «Матильд» было зачислено в состав 87-го отдельного танкового полка, который действовал совместно с 7-й гвардейской кавалерийской дивизией. Оба полка приняли самое активное участие во Львовско-Сандомирской операции.

Но и на этом боевая карьера «Матильд» не закончилась. По состоянию на 1 января 1945 года в РККА всё еще числилось 218 таких танков. До конца войны 10 машин из их числа погибло в боях.

До наших дней дожил всего один танк «Матильда», который использовался в Красной армии. Это Matilda IV CS с WD-номером T.29908, построенный в 1942 году на заводе Vulcan. Он прибыл в СССР в апреле 1942 года. Боевой путь этого танка в 1942 году неизвестен, но осенью машина «всплывает» в Казанском танковом училище, где её отремонтировали и попросили оставить для учебных целей. Судя по всему, танк там и осел, попав на НИБТ Полигон в Кубинку уже после войны. Ныне машина находится в парке «Патриот».

Автор:Юрий Пашолок

Источники:

  1. https://warspot.ru/
  2. Материалы ЦАМО РФ
  3. МатериалыРГАКФД
  4. Фотоархив автора
4+

от admin