2+

Одним из самых удачных образцов артиллерии французского происхождения, принятых на вооружение американской армии во время Первой мировой войны, была 155-мм пушка GPF, спроектированная в 1917 году капитаном Филуа. Орудие отличалось простотой конструкции, лёгкостью в обслуживании, надежным и эффективным противооткатным механизмом, значительным углом горизонтальной наводки и большой дальностью стрельбы. Вместе с тем, GPF была довольно тяжёлой – неслучайно именно она стала одним из первых кандидатов на создание самоходного варианта.

Уже в 1918 году было изготовлено десять самоходок Gun Motor Carriage Mk.II, представлявших собой артиллерийскую часть пушки М1917 (так обозначались в армии США орудия GPF французского производства), наложенную на небронированное шасси гусеничного трактора «Хольт». В боях эти САУ не участвовали, но в первые послевоенные годы их усовершенствование продолжалось – в 1925 году был испытан модернизированный вариант Gun Motor Carriage Mk.IХ. Однако в последующие полтора десятилетия работы в области самоходной артиллерии в США были практически свёрнуты. Причина тому – консерватизм высших чинов Командования артиллерии, противившихся любым мероприятиям в этой области. Аргументы приводились самые разные – как экономические (высокая цена САУ), так и тактические. В частности, отмечалось, что буксируемые орудия имеют меньшие габариты по сравнению с самоходными, а, значит, их проще маскировать на местности. Кроме того, самоходка в случае поломки шасси полностью теряла боеспособность, тогда как у буксируемой артсистемы достаточно было сменить тягач.

Лишь начало войны в Европе и опыт «блицкрига» в Польше и Франции убедили консерваторов в возросшем значении подвижности войск. Когда во второй половине 1940 года был создан довольно удачный средний танк (будущий М3), его шасси решили использовать для повышения мобильности 155-мм пушек. Проект самоходки получил обозначение Gun Motor Carriage Т6. В июне 1941 года Департамент вооружений Министерства обороны заказал прототип Т6 в Рок-Айлендском арсенале. Постройка прототипа была завершена в феврале следующего года, после чего машину отправили для испытаний на Абердинский полигон.

Особенности конструкции

Самоходка Т6 сохранила нижнюю часть корпуса танка М3 и его ходовую часть. Остался прежним и двигатель – 9-цилиндровый звездообразный мотор воздушного охлаждения «Райт-Континентал» R975C1, но в компоновку машины внесли изменения. Для размещения крупногабаритного орудия в кормовой части самоходки двигатель пришлось перенести в среднюю часть корпуса. Изменили и расположение топливных баков – у М3 они находились в кормовых спонсонах, а у Т6 их перенесли в среднюю часть корпуса.

Вооружением САУ являлась 155-мм пушка М1918М1 – выпускавшийся в США вариант GPF, отличавшийся от оригинала некоторыми деталями (в том числе, конструкцией затвора). Примерно полтора десятка САУ (среди них и прототип Т6) получили более старые М1917А1 (GPF французского производства, доработанные до стандарта М1918М1). Углы горизонтального наведения составляли по 14º вправо и влево, вертикального – от −5º до +30º. Приводы наведения – ручные; прицельные приспособления размещались слева от орудия (в их состав входили телескопический прицел М53 для стрельбы прямой наводкой, панорамный прицел М6 и артиллерийский квадрант М1918А1).

Орудие располагалось в кормовой части машины в открытом боевом отделении. Из-за большой длины пушки не удалось организовать боевое отделение таких размеров, чтобы расчёт мог свободно работать, поэтому орудие обслуживалось с грунта. Кормовая стенка боевого отделения представляла собой опускаемый сошник с гидроприводом. Кроме того, в комплект САУ входили опорные башмаки, подкладываемые на огневой позиции под передние участки гусениц. Башмаки и сошник стабилизировали артустановку и воспринимали часть отдачи при стрельбе.

Именно сошник (точнее, его гидропривод) оказался слабым местом Т6. После нескольких выстрелов гидроцилиндры, не выдержав ударных нагрузок, деформировались и вышли из строя. Самоходка оказалась обездвиженной – сошник, который нельзя было поднять, превратился в якорь. Пришлось срочно менять конструкцию гидропривода и самого сошника. После внесённых изменений Т6 успешно завершила цикл испытаний в Абердине, а затем в Форт-Брэгге. САУ продемонстрировала полное преимущество над буксируемыми артсистемами в отношении быстроты марша, маневренности, тактической подвижности и времени первого выстрела после занятия огневой позиции.

Боекомплект состоял из выстрелов раздельного заряжания с тремя типами снарядов: осколочно-фугасным НЕ М101 массой 42,96 кг, бронебойным с баллистическим колпачком и дополнительным фугасным зарядом АР М112В1 массой 45,36 кг и дымовым WP М104 весом 44,53 кг. Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом достигала 18 400 м. Бронепробиваемость бронебойным снарядом гомогенной брони при угле встречи 60º составляла 127 мм на дистанции 500 ярдов (457 м) и 119 мм на дистанции 1000 ярдов (914 м).

На марше в боевом отделении находились четыре члена расчёта. Места двух из них располагались у левого борта отделения, довольно высоко. Во время модернизации эти места получили дополнительную бронезащиту из 19-мм листов. Ещё два номера расчёта располагались на кронштейнах сошника по бокам казённой части орудия. Все места снабжались ремнями безопасности.

М12 не оборудовались радиостанцией – имелся лишь телефон, служивший для связи на огневой позиции, и комплект сигнальных флажков. Не было и танкового переговорного устройства, так что на марше общение между механиком-водителем и его помощником, находившимися в отделении управления, и остальной частью расчёта, находившейся в боевом отделении, было весьма затруднённым.

Производство и модернизация

В июле 1942 года САУ была рекомендована к принятию на вооружение, а в конце августа стандартизована как 155 mm Gun Motor Carriage M12. Одновременно Комиссия полевой артиллерии рекомендовала разработать машину сопровождения для М12, которая должна была перевозить боекомплект и расчёт. Первый заказ, предусматривавший производство пятидесяти САУ, компания «Прессед Стил Кар» получила ещё до официальной стандартизации М12. В августе 1942 года заказали ещё полсотни САУ. Самоходки первой партии были готовы уже к ноябрю, изготовление второй партии завершили в марте 1943 года.

Первый серийный экземпляр М12 использовали для дополнительных испытаний, ещё несколько САУ применялись для подготовки личного состава, остальные же со сборочной линии отправились прямиком на… склад. Командование мотивировало своё решение необходимостью надлежащим образом подготовить личный состав, прежде чем внедрять самоходки в войска. Позиция генералитета может показаться странной, ведь в самом орудии не было ничего нового – оно применялось американцами ещё в Первую мировую, да и шасси танка М3 было хорошо известно в армии. Тем не менее, лишь во второй половине 1943 года, под влиянием сообщений об успешном применении крупнокалиберных САУ вермахтом и Красной армией, американские военные «вспомнили» о находящихся на складах М12. Самоходки было решено применить в готовящейся высадке в Нормандии.

Оказалось, что за время нахождения на складе М12 успели устареть. Как уже отмечалось, шасси САУ базировалось на конструкции танка М3, в армии же стандартным становился знаменитый «Шерман» М4. Применение М3 в боях в Европе не планировалось, могли возникнуть трудности в снабжении М12 запчастям, поэтому было решено перед поставкой в части доработать самоходки, достигнув максимальной совместимости по узлам ходовой части с танком М4, попутно устранив и некоторые недостатки, вскрытые при эксплуатации САУ в учебных частях.

В декабре 1943 года американцы решили доработать 75 САУ для комплектования шести артдивизионов (в каждом по три четырёхорудийные батареи; оставшиеся три САУ должны были составлять резерв). Работы с февраля по май 1944 года проводил завод «Болдуин Локомотив Уоркс». По невыясненным причинам модернизации подверглись не 75 САУ, а только 74. Комплекс доработок включал:

  • замену тележек опорных катков на аналогичные агрегаты от танка М4 с усиленными пружинными амортизаторами;
  • установку нового сошника на жёстких кронштейнах с приводом от ручной лебедки. Такая конструкция была гораздо примитивнее применявшегося ранее гидропривода и требовала значительных усилий при обслуживании, но была более надёжной и позволяла поднять сошник выше, облегчая преодоление препятствий. Пространство между кронштейнами сошника было зашито металлическими листами, образовывавшими при опущенном сошнике ступенчатую площадку – это делало работу расчёта более удобной;
  • перемещение аккумуляторного отсека в переднюю часть правого надгусеничного спонсона, который был удлинён, а входная дверка помощника механика-водителя – ликвидирована;
  • установку небольшого щита толщиной 19 мм для защиты прицельных приспособлений орудия;
  • создание боеукладки на десять выстрелов в боевом отделении (ранее на М12 не предусматривалось размещение возимого боекомплекта);
  • установку тента, закрывавшего боевое отделение на марше и обеспечивавшего защиту орудия и расчёта от пыли и осадков. На практике штатный тент применялся очень редко, поскольку, будучи установленным по всем правилам, при неисправности выхлопного устройства двигателя он рисковал превратиться в «газовую камеру» для расчёта. Артиллеристы чаще применяли различные импровизированные тенты, более безопасные в эксплуатации.

Транспортёр боеприпасов

Слабым местом М12 был весьма ограниченный возимый боекомплект (в исходном проекте размещение боекомплекта на САУ не предусматривалось вовсе). Уже в марте 1942 года было решено создать транспортёр боеприпасов с теми же характеристиками подвижности и проходимости, что и у самоходки. Основой для транспортёра боеприпасов, получившего обозначение Т14, стала конструкция САУ, а прототип был переоборудован из прототипа самоходки Т6. В сентябре 1942 года прототип успешно прошел испытания на полигоне Эри, а уже в октябре компания фирма «Прессед Стил Кар» начала производство первой партии из 50 транспортёров. Касательно общего количества выпущенных транспортёров точных данных нет. Предполагается, что их могло быть 100 (из расчёта по одному транспортёру на каждую самоходку) и никак не меньше 81, поскольку именно такое количество транспортёров было модернизировано в 1944 году при подготовке к высадке в Нормандии. В официальных документах транспортёр именовался Cargo Carrier М30.

М30 весьма походил на САУ М12 – с тем исключением, что вместо боевого отделения он имел грузовое, где находился стеллаж на 40 снарядов. Заряды перевозились в отсеке правого спонсона за топливным баком (5 единиц), в двух контейнерах на полу грузового отделения за стеллажом со снарядами (по 5) и в левом спонсоне (21). В отдельных ящиках перевозились взрыватели. Общий вес перевозимых боеприпасов составлял 2,5 т.

Вместо сошника транспортное отделение закрывалось опускаемой ступенчатой рампой, облегчавшей подачу снарядов и зарядов к орудию. Подъём/опускание рампы осуществлялись силами расчёта. В опущенном положении рампа фиксировалась двумя цепями. В поднятом положении она служила сиденьем для трёх членов экипажа, четвёртый размещался в конце левого спонсона боком по направлению движения.

М30 вооружался 12,7-мм пулемётом «Браунинг» М2НВ, установленным на кольцевой турели. Боекомплект пулемёта составлял 1000 патронов.

Боевое применение

Самоходками М12 вооружили шесть отдельных артдивизионов – 557-й, 558-й, 981-й, 987-й, 989-й и 991-й. Все они приняли участие в боях в Западной Европе, причем 557-й и 558-й воевали буквально с первых дней высадки в Нормандии (остальные прибыли позже). Дивизионы придавались корпусам и служили для качественного усиления артиллерии дивизий (как в наступлении, так и в обороне). К типовым огневым задачам относилось участие в артиллерийской подготовке наступления, а также контрбатарейная борьба. С момента, когда бои во Франции обрели маневренный характер, дивизионы САУ М12 стали играть важную роль в организации преследования отступающего противника. Перемещаясь со средней скоростью 30–40 км/ч, они могли без особых проблем преодолеть до 200 километров в день. На хороших дорогах М12 разгонялись до 56 км/ч, а рекордный показатель дневного марша для дивизиона М12 составил 320 км. При подготовке расчётов М12 особое внимание уделялось отработке частой и быстрой смены огневых позиций, а также ведению огня прямой наводкой. Оба этих навыка очень пригодились американским артиллеристам в реальных боях.

Наиболее интересным документом, дающим представление о характере боевого применения частей, вооружённых самоходками М12, является статья лейтенанта Льюиса Р. Соффера из 991-го дивизиона полевой артиллерии, опубликованная в январе 1945 года в журнале «Филд Артиллери Джорнэл». В этой статье Соффер подробно рассматривает более чем трёхмесячный период боёв – с конца июня до осени 1944 года. Он условно делится на четыре фазы, каждая из которых отличалась характером боёв. Первая фаза охватывает бои в Нормандии, когда М12 применялись так же, как и вся артиллерия 7-го корпуса 1-й американской армии (которому и был придан 991-й дивизион). Главными задачами в этот период являлись обстрел целей в рамках общего плана ведения огня, артиллерийская подготовка на участках прорыва (в частности, при штурме Шербура 26 июня), подавление целей типа артиллерийских батарей и скоплений пехоты по данным передовых артиллерийских наблюдателей. Боевые действия разворачивались на довольно ограниченном пространстве и велись с низким темпом, поэтому батареи М12 редко меняли огневые позиции. Это позволяло хорошо оборудовать их в инженерном отношении: на позициях имелись окопы для САУ и укрытия для личного состава.

Во время подготовки к прорыву у Сен-Ло (операция «Кобра», начавшаяся 25 июля 1944 года) к стандартным задачам корпусной артиллерии прибавилось обеспечение действий авиации. 991-й дивизион подавлял батареи немецких зениток, сковывавших действия союзнической бомбардировочной авиации.

После прорыва немецких позиций у Сен-Ло и выхода американских войск на оперативный простор началась вторая фаза боёв 991-го дивизиона, характеризовавшаяся манёвренными действиями. В августе союзники пытались завершить окружение немецких войск в Нормандии в районе Фалез – Аржентан. В это время 991-й дивизион был придан 3-й танковой дивизии из состава 7-го корпуса. Лейтенант Соффер писал:

«Сразу же стало очевидно, что орудия [М12] являются намного более полезными в новых условиях, чем прежде, когда действовали в качестве общего средства поддержки корпуса. Дивизион оказался способным выдерживать темп наступления танковой дивизии и вовремя выполнял все смены огневых позиций. В кратчайший срок после занятия новой позиции орудия приводились в боевое положение. В итоге начальник артиллерии дивизии мог рассчитывать на огневую поддержку дивизиона в почти весь период боев. Дивизии были приданы и другие дивизионы средней и тяжелой артиллерии [корпусного звена, но не самоходные, а на мехтяге], но только самоходный дивизион вовремя менял позиции и шагал в ногу с дивизией».

Будучи значительно более подвижным, чем остальная артиллерия, дивизион М12 решал, в основном, задачи, типичные для корпусной артиллерии. Очень редко приходилось вести огонь лишь по данным карты – в большинстве случаев он корректировался передовыми артиллерийскими наблюдателями, в том числе, с самолётов-корректировщиков. Поскольку появление таких самолётов немедленно вызывало огонь немецких зениток, дивизион большое внимание обращал на подавление таких батарей. Классическая контрбатарейная борьба была редкостью – немецкая полевая артиллерия, в отличие от зенитной, не проявляла излишней активности, стараясь не демаскировать своих позиций. Также выполнялись огневые задачи по изоляции района боевых действий, связанные с ведением огня на предельных дистанциях.

После завершения боёв в районе Фалез – Аржентан для 991-го дивизиона началась третья фаза боевых действий. 7-й корпус в составе 3-й танковой, 1-й и 9-й пехотных дивизий вместе с остальными соединениями американской 1-й армии начал преследование отступающих немцев через территорию Франции и Бельгии. 991-й дивизион, как и ранее, был придан 3-й ТД, являясь единственной в подчинении дивизии артчастью, располагавшей орудиями калибра более 105 мм. Корпусные дивизионы средней и тяжелой артиллерии на мехтяге ввиду высокого темпа наступления, как правило, отставали от танкистов в среднем на дневной переход. Только самоходки М12 могли эффективно поддерживать дивизию контрбатарейным огнем и вести обстрел целей на средних и больших дистанциях, пока штатные дивизионы 105-мм самоходных гаубиц М7, обладавшие значительно меньшей дальностью стрельбы, подтягивались вслед за наступающими танками. Во время маневренных боевых действий дивизион самоходок М12 не ощущал никаких трудностей в следовании за танками и мотопехотой. Единственной проблемой были перебои в снабжении топливом и боеприпасами.

10 сентября 1944 года 991-й дивизион удостоился чести стать первой артиллерийской частью на Западном фронте, которая открыла огонь по территории Германии. Целью был перекрёсток дорог у городка Бильдхен. Как и во многих других случаях, этот артобстрел корректировался с воздуха.

Достижение границы Германии отразилось на характере боевых действий – маневренная война сменилась позиционной. Для 991-го дивизиона началась четвёртая фаза боевых действий, в которой к типовым огневым задачам прибавилось уничтожение дотов и других укреплений «Линии Зигфрида». Батарея «В» была придана 9-й пехотной дивизии, а две другие оставались в подчинении 3-й ТД. За период с 15 по 24 сентября дивизион выполнил 35 огневых заданий, связанных со стрельбой прямой наводкой. В 28 случаях целями были доты (некоторые из них пришлось подвергать обстрелу два или три раза), в остальных случаях – укреплённые дома либо наблюдательные пункты артиллерии. 16 заданий увенчались полным успехом – сооружения либо были разрушены, либо их гарнизоны капитулировали. В среднем для поражения одной цели требовалось 10 выстрелов.

Результативность огня сильно зависела от качества укреплений. Например, ни разу не удалось пробить бронеколпаки толщиной 355 мм. Неуязвимыми для 155-мм снарядов были и сооружения из качественного бетона. Но если материал имел худшее качество, то результаты могли быть совсем иными – зафиксированы случаи пробития бетонных стен толщиной 2,5 м! В некоторых случаях для «выкуривания» гарнизонов дотов пытались применять дымовые снаряды – правда, без особого успеха.

В подавляющем большинстве случаев для поражения укреплённых объектов выделялись одиночные самоходки М12. По мнению лейтенанта Соффера, оптимальной дистанцией для ведения огня по дотам является 1000–2000 ярдов (914–1828 м). На таком расстоянии потери в начальной скорости снаряда и точности огня относительно невелики, а сама САУ и её расчет находятся вне зоны поражения стрелкового оружия гарнизона дота. Особо подчеркивалась необходимость тесного взаимодействия самоходки со штурмующими дот пехотой и танками – они должны были вести «нейтрализующий» огонь, в то время как САУ вела огонь на поражение укрепления.

В течение последней военной зимы, а также весны 1945 года дивизионы САУ М12 действовали в соответствии с вышеописанными положениями, как правило, придаваясь в качестве средства усиления танковым и пехотным дивизиям. Лишь в отдельных случаях они привлекались для решения задач на корпусном уровне (например, при форсировании Рейна в марте 1945 года).

Самоходное орудие М12 в целом неплохо зарекомендовало себя на завершающем этапе Второй мировой войны. Оно представляло собой мощное средство качественного усиления дивизионной артиллерии, позволявшее решать весьма широкий круг боевых задач – от изоляции района боевых действий до уничтожения укреплённых сооружений. Но ввиду того, что в М12 была применена устаревшая артсистема, её карьера оказалась короткой. Уже в мае 1945 года машину отнесли к ограниченно боеспособным, а в августе – к устаревшим. Однако идеи, заложенные при создании М12, нашли продолжение – в феврале 1945 года появился прототип самоходной пушки Т83. В общих чертах повторяя компоновочные решения М12, он использовал шасси танка М4 и артиллерийскую часть новой пушки М2 «Лонг Том». После успешных испытаний САУ приняли на вооружение и стандартизировали как М40. На том же шасси была создана и 203-мм самоходная гаубица Т89 (после принятия на вооружение – М43).

Тактико-технические характеристики САУ 155 mm Gun Motor Carriage M12

 
МАССА В ПОХОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ, Т 26,8
ЭКИПАЖ, ЧЕЛ 6
ДЛИНА САУ С ПОДНЯТЫМ СОШНИКОМ, ММ 6770
ШИРИНА, ММ 2685
ВЫСОТА В ПОХОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ, ММ 2880
КЛИРЕНС, ММ 430
ТОЛЩИНА БРОНИ, ММ 13–25 (нижняя лобовая деталь корпуса – 51)
УГОЛ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ НАВОДКИ, ГРАД. 28
УГОЛ ВЕРТИКАЛЬНОЙ НАВОДКИ, ГРАД. от −5 до +30
МАКСИМАЛЬНАЯ ДАЛЬНОСТЬ СТРЕЛЬБЫ, М 18 400
МОЩНОСТЬ ДВИГАТЕЛЯ, Л. С. 400
СКОРОСТЬ, КМ/Ч 40
ЗАПАС ХОДА, КМ 225
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ:

ПОДЪЕМ, ГРАД.

ШИРИНА РВА, СМ

ВЫСОТА СТЕНКИ, СМ

ГЛУБИНА РВА, СМ

30

230

60

100


Автор:Андрей Харук

Источники:

  1. https://warspot.ru/
  2. Харук А. «Кинг-Конг» (самоходная артиллерийская установка М12) // Арсенал-коллекция. – 2012. – №2
  3. Pejčoch I. M12 King Kong // HPM. – 2004. – №12
  4. The M12 155 mm Gun Motor Carriage // Allied-Axis. – №18
2+

от admin