3+

125 лет назад, 27 августа 1896 года началось и закончилось то, что в Книге рекордов Гиннеса значится как самая короткая война в истории. Война между Великобританией и Султанатом Занзибар началась в 9 часов утра и закончилась через 38 (по другим данным — через 45) минут. Но при этом она была отнюдь не бескровной: за те самые 38 или 45 минут от британских снарядов погибло 570 занзибарцев.

Англия в те годы считала Занзибар своим протекторатом. Монархи этого маленького островного государства у африканского побережья с населением 60 тысяч человек во всем подчинялись британским наместникам. Но 25 августа 1896 года очередной султан внезапно умер, а его место на троне занял наследник — двоюродный брат покойного Халид ибн Баргаш, который симпатизировал не Англии, а Германии.

Разумеется, англичанам это не понравилось и они уже на следующий день потребовали отстранения ибн Баргаша от власти и замены его на свою креатуру — Хамуда бин Махмуда, который тоже приходился родственником покойному, но гораздо более дальним.

Однако ибн Баргаш решил проявить упорство. Он отказался освобождать трон и объявил в стране мобилизацию. Конечно, это было наивно, поскольку у столицы Занзибара стояла английская эскадра в составе бронепалубных крейсеров «Сент Джордж» и «Филомел», а также — трех канонерок с «зоологическими» названиями «Воробей», «Дрозд» и «Енот» («Спэрроу», «Траш» и «Рэккун»).

Более чем полусотне современных нарезных орудий этих кораблей занзибарцы могли противопоставить лишь несколько антикварных бронзовых пушек XVII-XVIII веков и два относительно новых, но весьма небольших 12-фунтовых полевых орудия Круппа — подарок предыдущему султану от германского императора Вильгельма.

26 августа командир британской эскадры адмирал Ллойд Мэтьюс предъявил ибн Баргашу ультиматум: до девяти утра следующего дня отказаться от власти, распустить армию и покинуть дворец. Согласие на британские условия должен был символизировать спуск государственного флага Занзибара с флагштока, возвышавшегося над дворцом. В 8.30 ибн Баргаш отверг ультиматум. Судя по всему, он просто не понимал, на что способны тяжелые морские орудия, так как никогда не видел их в действии.

Сразу после истечения установленного срока англичане открыли огонь. От шестидюймовых и девятидюймовых снарядов непрочные здания посыпались как карточные домики, хороня под завалами солдат, придворных и слуг. Занзибарские пушки почти сразу были разбиты. Неизвестно, успели ли они сделать хоть один ответный выстрел, но в любом случае ни в кого не попали.

Экипаж единственного военного корабля занзибарского флота — парусно-винтовой яхты «Глазго», стоявшей на якоре у берега в окружении английских кораблей, отважно попытался вступить в неравный бой, хотя его вооружение состояло всего из семи маленьких девятифунтовых пушечек и нескольких митральез Гатлинга.

«Глазго» успел сделать десяток выстрелов по ближайшей канонерке «Енот», одним из которых был ранен британский матрос — единственная потеря англичан в этом бою. Но уже через две минуты «Енот» накрыл яхту мощным ответным залпом. Получив несколько крупных пробоин ниже ватерлинии, отчаянный кораблик ушел на дно. Выживших членов его экипажа англичане вытащили из воды и взяли в плен.

Тем временем обстрел дворца продолжался. Хотя султан и уцелевшие защитники его уже покинули, флаг Занзибара продолжал развеваться над горящими руинами. Наконец, очередной снаряд срезал флагшток и огонь прекратился. Этот момент принято считать окончанием войны. Англичане успели выпустить более 500 снарядов и 4100 пулеметных патронов.

Морпехи высадились на берег и заняли территорию дворца, но нашли там только трупы. Большое количество жертв объяснялось тем, что здания дворцового комплекса были переполнены солдатами, которых сосредоточили там в ожидании десанта. Но тщательный осмотр тел показал, что ибн Баргаша среди них не было. Султан, чье правление продолжалось чуть более суток, укрылся в германском консульстве. В тот же день посаженный англичанами на трон Хамуд бин Махмуд объявил себя правителем Занзибара.

Интересно, что подобные действия отнюдь не вызвали негодования у тогдашнего мирового сообщества. То, что считалось немыслимым в отношении «цивилизованных» государств, вполне допускалось применительно к «чертям», как Редьярд Киплинг «ласково» называл в своем знаменитом стихотворении африканских и азиатских аборигенов. Только немецкие газеты слегка повозмущались британской жестокостью, поскольку Германия, похоже, действительно делала ставку на ибн Баргаша, но этим дело и кончилось.

А сами англичане восприняли произошедшее с веселой иронией: «Подумать только, какие-то ничтожные полудикари осмелились противиться воле британской короны — владычицы морей и океанов. Естественно, эти обезьяны были примерно наказаны».

И разумеется, англичане не были бы англичанами, если бы они не заставили аборигенов возместить полную стоимость боеприпасов, израсходованных английским флотом при стрельбе по ним. Занзибар вскоре получил из Лондона счет на 30 тысяч фунтов стерлингов, который он был вынужден оплатить. А спустя всего полвека Британская империя сама рассыпалась, как развалился от ее снарядов дворец занзибарского султана.

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник:https://vikond65.livejournal.com
3+

от admin