9+

Наш рассказ, об абсурдном случае, произошедшем в Военно-морском флоте СССР на завершающем этапе Второй мировой войны.

Подводная лодка Щ-402 была спущена на воду в 1935 г. Спустя два года переведена на Северный флот, где и встретила начало войны. В свой первый боевой поход отправилась в июле 1941 года.

В течение трех лет осуществляла патрулирование и охотилась на вражеские корабли у берегов Норвегии. Среди подтвержденных побед – потопленные норвежский пароход и немецкий сторожевой катер. Еще несколько кораблей повреждены в результате торпедных атак.

Не густо скажем, но для советского подводного флота результаты неплохие. Лодка получила гвардейское звание, была награждена Орденом Красного Знамени.

14 августа 1942 чудом избежала потопления, когда из-за нарушений правил эксплуатации прямо в одном из отсеков взорвалась аккумуляторная батарея. Нелепо ушли из жизни 19 подводников во главе с командиром.

В свой последний 16-й боевой поход Щ-402 вышла 17 сентября 1944 года. На связь лодка больше не выходила. 45 подводников во главе с капитаном 3 ранга Александром Каутским домой не вернутся. Место потопления субмарины и ее обломки не найдены по сей день.

 

Судьба лодки установлена

21 сентября 1944 года советский самолет-торпедоносец американского производства А-20 «Бостон» 36-го минно-торпедного авиаполка 5-й минно-торпедной авиационной дивизии Северного флота осуществлял рейдовый полет у северного побережья Норвегии. В районе мыса Гатвик, где до сих пор располагается самый северный в мире маяк, экипаж, состоящий из 4-х человек во главе с капитаном Михаилом Протасом, обнаружил неизвестную подводную лодку, находящуюся в надводном положении.

Протас, конечно же, не мог знать, что данный район был выбран местом патрулирования для Щ-402. Но советским торпедоносцам такая информация была не нужна. Военно-морской авиации Северного флота в приказном порядке было запрещено атаковать любые (!) подводные лодки.

В штабе флота осознавали вероятность ошибки пилотов с определением принадлежности субмарин. Торпедоносцы могли наносить удары только по надводным кораблям.

Экипаж «Бостона» вначале пролетел над неизвестной подводной лодкой, а затем по необъяснимой причине развернулся. К сожалению, в протоколах разбора данного инцидента нет объяснения Протаса, почему он и его экипаж нарушили прямой приказ. Что их подвигло атаковать, сейчас уже не скажет никто.

Советский самолет пошел в атаку и, снизившись над водой, с расстояния 600 метров выпустил торпеду. Промахнуться на такой дальности практически невозможно, а никакая подлодка погрузиться и уйти от торпеды не сможет.

Во время второго захода экипаж «Бостона» обнаружил на поверхности воды дым и огромное масляное пятно. Сомнений в уничтожении субмарины не осталось. Вернувшиеся на базу торпедоносцы отчитались об очередной победе. В штабе ВВС Северного флота были совсем другого мнения.

Не оставалось никакого сомнения, что именно советские летчики потопили Щ-402.

Во-первых, лодка бесследно исчезла. Да, конечно она могла подорваться на минах или быть атакована противником. Но были и другие факторы.

Во-вторых, находящаяся в надводном положении субмарина не делала никаких попыток скрыться под водой, когда над ней барражировал советский торпедоносец. «Бостон» был легко узнаваем в небе и советские подводники прекрасно знали, что он не имел права атаковать и должен пролететь мимо.

И лишь когда самолет вышел в атаку, лодка попыталась погрузиться, но поздно.

В-третьих, и это самое главное, экипаж торпедоносца сделал фотоснимки поверженной цели, чтобы подтвердить победу. В штабе флота изучив снимки, безапелляционно заявили – на них легко узнаваемая рубка «щуки».

К сожалению, данные фотографии впоследствии оказались утраченными. Что дало основание некоторым историкам, не желающим поверить, что советский самолет мог потопить советскую подводную лодку, оспорить выводы штаба ВВС Северного флота.

Так появилась версия, что Щ-402 якобы столкнулась с миной. А Протас атаковал не субмарину, а небольшое судно (скорее всего норвежское), так как потерь больших кораблей в этом районе и в это время ни у кого не было.

Версия не выдерживает никакой критики. Получается, что штаб ВВС сам себе выписал повестку в трибунал. За потопление своей подводной лодки придется отвечать не только летчикам, но и их командирам.

Впрочем, никакого трибунала не случилось. Успели лишь снять в должности начальника штаба 36-го полка. Пока шло разбирательство, 27 сентября 1944 «Бостон» капитана Протаса вылетел в очередной рейд. Назад самолет не вернулся.

Данное обстоятельство породило две фантастические версии о судьбе летчика, возникшие еще во времена СССР. По одной из них, Протас застрелился, когда осознал, что потопил своих, по другой, стремясь искупить вину, совершил смертельный таран корабля противника.

На самом деле всё гораздо прозаичнее. Советский торпедоносец был сбит немцами над территорией Норвегии, командир экипажа попал в плен.

Интересно, что 23 октября 1944 года Протаса, уже находившегося в плену, наградили медалью «За боевые заслуги» за ранее совершенные подвиги. Иногда невезучего летчика пытаются изобразить чуть ли не добровольно сдавшимся и сотрудничавшего в плену с нацистами, но никаких данных об этом нет.

Наоборот, после освобождения из плена и прохождения обязательной проверки, капитан Протас Михаил Иванович, 1911 года рождения был восстановлен на службе в конце мая 1945 года. Правда, его исключили из партии. Уволен из ВВС в январе 1948 г.

Его имя не фигурирует в списках осужденных бывших советских военнопленных, а значит репрессиям он не подвергался. Скорее всего, тихо жил, где-то в провинции.

Источник:https://zen.yandex.ru/onestory

9+

от admin