3+

Даже среди больших любителей авиации, наверное, мало кто сейчас вспомнит авиаконструктора по имени Луи-Эмиль Трайн. Между тем, на заре авиации этот человек сумел прославиться на весь мир, но не своими достижениями в области авиастроения, а тем, что он ненароком едва не обезглавил (причем — в самом прямом смысле слова) Французскую республику, а заодно — стал косвенным виновником гибели и ранений десятков тысяч французских солдат на фронтах Первой мировой войны.

Ровно 110 лет назад, 21 мая 1911 года, на парижском аэродроме Исси-ле-Мулине торжественно стартовало международное авиаралли Париж — Мадрид, в котором лучшие авиаторы того времени боролись за главный приз в 100 тысяч франков, назначенный французским миллионером и меценатом Анри Дойч-де-ла-Мертом. Чтобы посмотреть на это небывалое зрелище, собралась огромная толпа в 300 тысяч человек, среди которых были и представители высшего руководства Франции.

В гонке принимали участие восемь машин, взлетавшие последовательно, с интервалом в пять минут. Первым стартовал летчик Андре Бомон на моноплане «Блерио-XI», за ним — Пьер Диветан на триплане Амбруаз «Гупи», потом — Андре Фрей на моноплане «Моран-Солнье»,  следом — Ролан Гарро, Луи Жильбер и Жильбер ле Лассье на  «Блерио-XI».

Предпоследним на стартовую позицию вышел Луи-Эмиль Трайн, выступавший, в отличие от всех прочих участников, на аэроплане собственной конструкции «Трайн-III». Ранее он совершил на нем ряд успешных полетов и считал свое детище вполне надежным. Однако в этот раз обстоятельства сложились иначе. Оторвавшись от земли и начав набор высоты, Трайн вдруг услышал, что двигатель начал давать перебои и почувствовал что его мощность резко упала. Аэроплан стал терять скорость, а это грозило падением.

Между тем взлетная полоса уже закончилась, а впереди возвышались городские постройки. Трайн решил прервать взлет, развернуться на 180 градусов и приземлиться для устранения неполадки. Однако, развернувшись, он с ужасом увидел, что по аэродрому лихо гарцует эскадрон кирасир. При посадке он неизбежно врезался бы в него. Пилот снова вывернул штурвал, чтобы описать полный вираж, но тут мотор заглох. На развороте самолет окончательно потерял скорость и уже не мог планировать. Он опустил нос и с высоты примерно 20 метров плюхнулся на землю, подломив шасси.

Продолжая двигаться по инерции на брюхе, машина въехала в стоявшую на краю полосы толпу зрителей. И надо же было такому случиться, что она попала, как раз, в то место, где находились члены правительства и другие представители французской элиты! В результате несколько человек получили тяжелые травмы, в том числе — премьер-министр страны Эрнест Монис и его сын, а также Дойч-де-ла-Мерт, который, в этот момент, наверное, сильно пожалел о том, что организовал и профинансировал данное мероприятие.

Но больше всего не повезло военному министру Морису Берто. Вращавшимся винтом ему отрубило руку и размозжило голову. От полученных ран Берто скончался на месте. При этом пилот почти не пострадал, отделавшись ушибами. Проведенное расследование оправдало его, объявив, что в создавшейся ситуации Трайн ничего не мог сделать, чтобы избежать катастрофы, а в отказе двигателя он не виноват. Однако случившееся произвело на него столь сильное впечатление, что он забросил авиацию и больше самолетов не проектировал, переключившись на разработку мотоциклов.

Однако при чем же тут французские солдаты и Первая мировая война — спросите вы? А вот при чем. Морис Берто активно выступал за введение в армии новой униформы серо-зеленого защитного цвета, взамен архаичных ярких мундиров, которые французские солдаты и офицеры носили со времен Луи Бонапарта.

Министр понимал, что в условиях массированного применения дальнобойного нарезного оружия эти мундиры, резко контрастирующие по цветам с любой земной поверхностью, представляют собой отличные мишени. Форма, предложенная Берто, обладала гораздо более высоким маскирующим эффектом.

Кроме того, жесткие фетровые каскетки, входившие в комплект новой формы, лучше защищали солдат от ударов по голове, чем традиционные , в то время, для французской армии матерчатые кепи. Незадолго до гибели Берто добился изготовления пробной партии защитного обмундирования и отправки ее в войска для проведения полевых испытаний. Однако с его смертью дело заглохло. Нового министра, пришедшего на смену Берто, этот вопрос не заинтересовал и он закрыл вопрос реформы обмундирования.

В результате французская армия вступила в мировую войну в «карнавальных» мундирах из предыдущего столетия с синими длиннополыми сюртуками, ярко-красными штанами и шапочками того же цвета. Неизвестно, скольким солдатам это стоило жизни, прежде чем французы в 1915 году все-же сподобились перейти на голубовато-серую защитную униформу с металлическими касками. Но это уже другая история.

 

Автор:Вячеслав Кондратьев

Источник:https://vikond65.livejournal.com

3+

от admin