2+

Герхард Баркхорн родился в Кенигсберге, Восточная Пруссия, 20 марта 1919 года. В 1937-м Баркхорн был принят в Люфтваффе как фанен-юнкер (звание кандидата в офицеры) и начал свой летный тренинг в марте 1938 года. После окончания летного обучения он был отобран как лейтенант и в начале 1940 года принят в состав 2-й истребительной эскадры «Рихтгофен», известной старыми боевыми традициями, сформировавшимися в боях еще Первой мировой войны.

Боевой дебют Герхарда Баркхорна в Битве за Англию был малоуспешным. Он не сбил ни одного самолета противника, зато сам дважды покидал горящую машину с парашютом, причем однажды прямо над Ла-Маншем. Лишь в ходе 120-го вылета (!), который состоялся 2 июля 1941 года, Баркхорну удалось открыть счет своим победам. Но после этого его успехи обрели завидную стабильность. Сотая победа пришла к нему 19 декабря 1942 года. В этот же день Баркхорн сбил 6 самолетов, а 20 июля 1942 года — 5. Также 5 самолетов сбито им до этого, 22 июня 1942 года. Затем результативность пилота несколько снизилась — и двухсотой отметки он достиг лишь 30 ноября 1943 года.

Вот как комментирует Баркхорн действия противника:

«Некоторые русские пилоты даже не смотрели по сторонам и редко когда оглядывались.

Я сбил много таких, которые даже не подозревали о моем присутствии. Лишь немногие из них были под стать европейским летчикам, остальные не обладали в воздушном бою необходимой гибкостью».

Хотя явно это не выражено, но из прочитанного можно сделать вывод о том, что Баркхорн был мастером внезапных нападений. Он предпочитал атаки с пикирования со стороны солнца либо заходил снизу сзади в хвост вражескому самолету. В то же самое время он не избегал и классического боя на виражах, особенно когда пилотировал свой любимый Ме-109Ф, даже ту его разновидность, которая была оснащена всего одной 15-мм пушкой. Но не все русские так легко поддавались немецкому асу: «Однажды в 1943 году я выдержал сорокаминутный бой с упорным русским летчиком и не смог добиться никаких результатов. Я был настолько мокрым от пота, словно только что вышел из душевой. Интересно, было ли ему так же трудно, как и мне. Русский летал на ЛаГГ-3, и оба мы выписывали в воздухе все мыслимые и немыслимые фигуры пилотажа. Я не мог достать его, а он — меня. Этот летчик принадлежал к одному из гвардейских авиаполков, в которых были собраны лучшие советские асы».

Следует заметить, что воздушный бой один на один продолжительностью в сорок минут являлся почти рекордом. Обычно поблизости находились и другие истребители, готовые вмешаться в схватку, или в тех редких случаях, когда действительно в небе сходились два вражеских самолета, один из них, как правило, уже обладал преимуществом в позиции. В описанном выше бою оба пилота сражались, избегая невыгодных для себя положений. Баркхорн с осторожностью относился к действиям противника (возможно, здесь сильно сказался опыт боев с истребителями RAF), и причины этого были следующими: во-первых, своих многочисленных побед он добился, совершив больше вылетов, чем многие другие эксперты; во-вторых, за 1104 боевых вылета, при налете в 2000 часов, его самолет сбивали девять раз.

31 мая 1944 года, имея на счету 273 победы, Баркхорн возвращался на свой аэродром после выполнения боевого задания. В этом вылете он попал под удар советской «Аэрокобры», был сбит и ранен в правую ногу. По-видимому, летчиком, сбившим Баркхорна, был выдающийся советский ас капитан Ф. Ф. Архипенко (30 личных и 14 групповых побед), впоследствии Герой Советского Союза, которому в этот день была записана победа над Ме-109 в четвертом боевом вылете. Баркхорну, совершавшему 6-й боевой вылет за день, удалось спастись, но на долгих четыре месяца он выбыл из строя. После возвращения в строй JG 52 он довел счет личных побед до 301, а затем был переведен на Западный фронт и назначен командиром JG 6 «Хорст Вессель». С тех пор успехов в воздушных боях он больше не имел. Зачисленный вскоре в ударную группу Галланда JV 44, Баркхорн обучился полетам на реактивных Me-262. Но уже во втором боевом вылете самолет был подбит, потерял тягу, и Баркхорн получил тяжелые травмы при вынужденной посадке.

Всего во время Второй мировой войны майор Г. Баркхорн совершил 1104 боевых вылета.

Некоторые исследователи отмечают, что Баркхорн был на 5 см выше Хартмана (рост около 177 см) и на 7-10 кг тяжелее.

Своей любимой машиной он называл Ме-109 Г-1 с максимально легким вооружением: два МГ-17 (7,92 мм) и один МГ-151 (15 мм), предпочитая легкость, а следовательно, маневренность своей машины, мощи ее вооружения.

После войны немецкий ас № 2 вернулся к полетам в составе новых западногерманских ВВС. В середине 60-х годов, во время испытаний самолета вертикального взлета и посадки, он «уронил» и разбил свой «Кестрель». Когда раненого Баркхорна с трудом и медленно вытаскивали из разбитой машины, он, несмотря на тяжелейшие травмы, не потерял чувства юмора и через силу пробормотал: «Триста второй…»

В 1975 году Г. Баркхорн вышел в отставку в звании генерал-майора.

Зимой, в метель, под Кельном 6 января 1983 года вместе с женой Герхард Баркхорн попал в тяжелую автомобильную аварию. Жена его погибла сразу, а сам он умер в госпитале два дня спустя — 8 января 1983 года.

Похоронен на Дурнбахском военном кладбище в Тегернзее, Верхняя Бавария.

Майор Люфтваффе Г. Баркхорн был награжден Рыцарским крестом с Дубовыми листьями и Мечами, Железным крестом 1-го и 2-го класса, Немецким крестом в золоте.

Источник:

Величайшие воздушные асы XX века.Бодрихин Николай Георгиевич

2+

от admin