5+

Все началось с того, что ещё в годы Первой мировой войны германский оружейник Хуго Шмайссер сконструировал пистолет-пулемет MP/18-I, производство которого на немецком оружейном заводе Теодора Бергмана началось в 1918 году. Это оружие было первым, так сказать, классическим пистолетом-пулеметом. И хотя выпущено их было до окончания войны менее 10 000, он приобрел столь высокую репутацию, что Версальский мирный договор запретил пистолеты-пулеметы в числе оружия новой армии Германии.

Понятно, что с самого начала создать нечто абсолютно совершенное очень трудно. Был серьезный недостаток и у пистолета-пулемета MP/18-I, магазин которого был далек от идеала, ведь применялся в нем сложный и ненадежный «магазин-улитка», изначально разработанный для артиллерийской версии пистолета «Парабеллум».

 

Вскоре после окончания Первой мировой войны Шмайссер разработал усовершенствованную конструкцию пистолета-пулемета непосредственно на основе MP/18-I для производства на заводах «Бергман». Главное улучшение заключалось в том, что в нем использовались обычные коробчатые магазины. Поскольку производить его в Германии было нельзя, Бергман продал лицензию на производство этого улучшенного MP/18-I швейцарскому оружейному заводу S.I.G. (Schweitzerische Industrie-Gesellschaft).

После заключения сделки на S.I.G. началось производство пистолетов-пулеметов нескольких калибров. А затем в период с 1920 по 1927 год их начали экспортировать в разные страны, включая Японию, Китай и Финляндию. Японские и китайские пистолеты-пулеметы производились под патроны калибра 7,63×25 «Маузер». Эстонский пистолет-пулемет «Таллин» образца 1923 года, выпущенный в небольшом количестве, был также сконструирован на основе MP/18-I. Производство пистолетов-пулеметов фирмой S.I.G. прекратилось в 1927 году. Правда, в 1930 фирма представила его улучшенную версию, но большого коммерческого успеха она не имела. Параллельно в Германии дальнейшее усовершенствование MP/18-I привело к появлению пистолета-пулемета MP/28-II.

А тут вышло так, что финский машиностроительный завод Леонарда Линделёфа получил лицензию на производство пистолета-пулемета «Бергман» в 1922 году. Как следует из названия, заводом владел Леонард Линделёф, а пистолеты-пулеметы, которые этот завод должен был производить по лицензии, были точными копиями швейцарского M/20. У Линделёфа были грандиозные планы крупномасштабного массового производства пистолетов-пулеметов, и он вложил в него соответствующие средства. Поначалу перспективы этого завода выглядели оптимистично, так как первый заказ поступил очень быстро: уже в декабре 1922 года Гражданская гвардия Финляндии (Suojeluskunta) заказала 200 пистолетов-пулеметов, идентичных 7,65-мм модели M/20.

Однако заказ исполнялся целых восемь месяцев, так что появились даже обвинения в саботаже. А все дело было в том, что с точки зрения производства пистолет-пулемет Бергмана был типичным пистолетом-пулеметом 1-го поколения – то есть сложным оружием, детали которого вытачивались из стали на металлорежущих станках. Поэтому их изготовление было медленным и требовало большого количества инструментов, оборудования и высококвалифицированной рабочей силы. Затраты времени, необходимого для налаживания производства, Леонард Линделёф, скажем прямо, недооценил, а задержки доставки стали уже прямым нарушением контракта, из-за чего Suojeluskunta свой заказ отменила.

Это был тяжелый удар по репутации компании, тем более что коварные швейцарцы тут же предложили Suojeluskunta свои пистолеты-пулеметы, причем по более выгодной цене. Линделёф потерял своего самого важного клиента, и когда первые пистолеты-пулеметы, произведенные на его заводе, наконец-то были закончены в 1925 году, заводу пришлось буквально навязывать их полиции, таможенникам и береговой охране. Но продали всего 40 штук, а 160 штук так и пылились на складе.

В 1930 году Линделёф снова связался с Suojeluskunta, пытаясь продать ей оставшиеся у него пистолеты-пулеметы. Однако Гражданская гвардия теряла к ним всякий интерес, поскольку новый пистолет-пулемет «Суоми» сделал конструкцию «Бергмана» устаревшей. Вскоре после этого фабрика Линделёфа столкнулась с финансовыми трудностями.

В 1932 году он снова связался с Гражданской гвардией, которая решила помочь заводу, заказав… десять пистолетов-пулеметов, которые завод должен был изготовить из незаконченных деталей. Завод дал ей в залог дюжину уже готовых пистолетов-пулеметов. Но в очередной раз выполнение контракта оказалось для завода невозможным – как и раньше, поставка даже этих 10 пистолетов-пулеметов неоднократно задерживалась. В конце концов, у Гражданской гвардии не осталось другого выбора, кроме как расторгнуть контракт и забрать 12 пистолетов-пулеметов, ранее предоставленных в качестве залога.

Добило Линделёфа её решение в том же году закупать только пистолеты-пулеметы «Суоми» M/31 вместо его «Бергманов». Линделёф был вынужден продать все оборудование и инструменты для их производства по цене металлолома. Все же небольшое количество пистолетов-пулеметов «Бергман» производства Линделёфа в Финляндии использовалось, как во время Второй мировой войны, так и после нее. Предполагаемый объем производства этих пистолетов-пулеметов составил всего около 60 или 70 единиц.

 

Интересно, что финская армия в начале 1920-х годов, как и большинство армий того времени, не интересовалась пистолетами-пулеметами. Тогда вообще сомневались, что этот тип оружия будет полезен военным. Однако, когда дело дошло до приобретения новых типов оружия, Гражданская гвардия Финляндии (Suojeluskunta) закупила первую партию из 1 000 пистолетов-пулеметов «Бергман» уже в 1922 году. К июлю 1932 года она приобрела в общей сложности 1 415 пистолетов-пулеметов, из которых 1 410 были калибра 7,65×21 мм и пять пистолетов калибра 9×19 мм.

Но как только финская армия убедилась в превосходных качествах «Суоми» M/31, так и финская гражданская гвардия решила последовать ее примеру и с этого момента стала приобретать пистолеты-пулеметы M/31 вместо прежних «Бергманов».

 

30 сентября 1939 года, всего за два месяца до Зимней войны, на вооружении гражданской гвардии находилось 25 «Суоми» M/26 и только 20 «Суоми» M/31, а также 1 415 пистолетов-пулеметов «Бергман». Примечательно, что особенно в 1920-е годы гражданская гвардия часто передавала свои пистолеты-пулеметы «Бергман» пограничной службе, у которой на тот момент практически не было собственного автоматического оружия.

 

Но… не было бы у финнов «Бергмана», не было бы у них и «Суоми», потому что, по словам самого Аймо Лахти, интерес к разработке собственного пистолета-пулемета родился у него после того, как он подержал в руках пистолет-пулемет Бергмана, и убедился в том, что его можно значительно улучшить. Лахти подумал, что сможет его улучшить и… оказался прав.

1 июня 1921 года его приняли оружейником в полк Кески-Суоми, и уже вскоре после этого он приступил к разработке своей идеи пистолета-пулемета. Первым прототипом, который он заказал, был миниатюрный образец калибра 7,65×17 мм (браунинг, также известный как .32 ACP), длиной всего около 30 см, который для него сделал кузнец из Вияле. Данный прототип не был произведением оружейного искусства, но он доказал, что конструкция, предложенная Лахти, является работоспособной.

В 1922 году он заказал пистолет-пулемет под патрон 7,65×21 мм «Парабеллум» уже в натуральную величину, заручившись вдобавок поддержкой командиров полка Кески-Суоми подполковников В. Хэгглунда и Э. Хайнрикса Тем не менее получить государственное финансирование для этой опытно-конструкторской работы им не удалось. Весной 1923 года этот образец был отправлен в Министерство обороны, но интереса не вызвал. Видимо, M/22 был все-таки не очень хорошо сделан, зато у него был большой скрытый потенциал.

В октябре 1923 года Аймо Лахти и лейтенант Юрьё Коскинен, офицер полка Кески-Суоми, получили патент на пистолет-пулемет «Суоми». В июне 1924 года было создано акционерное общество «Пистолет-пулемет ООО» (Konepistooliosakeyhtiö) ещё с двумя офицерами-пайщиками, служившими в том же полку. Другими акционерами этого нового коммерческого предприятия были капитан В. Корпела и лейтенант Л. Бойер-Шуф (позже сменивший фамилию на Пойярви). Всего компания выпустила 150 акций. Из них Лахти получил 45, Корпела 45, Коскинен 30 и Бойер-Шуф 30 акций. Поскольку стоимость одной акции составляла 500 финских марок, то, по крайней мере, на бумаге общий капитал компании был по тому времени достаточно велик и составлял 75 000 финских марок.

В 1930 году компания продала свой патент на пистолет-пулемет Suomi компании Tikkakosken Rauta ja Puuteollisuusyhtiö (Tikkakoski Iron and Wood Industry Ltd) за 65 000 финских марок и 5 % роялти со всех пистолетов-пулеметов «Суоми», произведенных этим предприятием.

 

Теперь уже Лахти заказал целую сотню образцов своего пистолета-пулемета, и в августе 1924 года им, наконец-то, заинтересовалось и Министерство обороны Финляндии. В феврале 1925 года первая партия из 13 пистолетов-пулеметов была осмотрена Управлением артиллерийского вооружения финских вооруженных сил. Оружие работало хорошо, но магазины требовали индивидуальной подгонки, а стволы некоторых пистолетов-пулемётов успели слегка проржаветь. Тем не менее, они прошли проверку, и армия заказала ещё десять пистолетов-пулеметов в октябре 1925 года, 39 – в марте 1926 года и даже более того – закупила все ранее изготовленные прототипы. Это оказалось очень полезным, потому что к этому времени Konepistooliosakeyhtiö и её акционеры были почти что совсем разорены, и любые деньги им были очень кстати. Из этой серии примерно в 100 единиц большая часть (более 60) попала в финскую армию, но и гражданской гвардии, и пограничной службе некоторое их количество тоже досталось, а пять пистолетов-пулеметов продали в Эстонию.

Позднее пистолеты-пулеметы этой производственной серии получили обозначение M/26, чтобы их можно было отличить от M/31. Интересно, что «свой» M/26 стоил всего лишь около 2 200 финских марок за пистолет-пулемет, в то время как «Бергман» в то время обходился дороже вдвое: 4 500 финских марок. Секторный магазин на 36 патронов, использовавшийся в M/26, был уникален в том смысле, что не использовался больше ни в каком другом оружии. Вес полного магазина составлял около 800 грамм. Как и более поздний M/31, M/26 имел устройство быстрой замены ствола, которое позволяло менять его за считанные секунды. Обычно пистолет-пулемет выдавался вместе с запасным стволом и сумкой для инструментов.

 

На фото сверху изображен пистолет-пулемет «Суоми» M/26 с довольно эксцентричным магазином на 36 патронов. Обратите внимание на трехпозиционный переключатель огня сбоку оружия и рукоятку защелки кожуха ствола перед магазином. Сам магазин можно было извлечь, прижав к нему рычажок, расположенный сзади. Затворная коробка заканчивается навинчивающейся муфтой с четырьмя отверстиями воздушного клапана позади рукоятки затвора. Для замедления темпа стрельбы в нем была использована система с оригинальным вакуумным торможением затвора: и ствольная коробка, и её крышка и затвор были так плотно подогнаны друг к другу, так что затвор двигался внутри, как поршень в цилиндре, а прорыв воздуха между стенками ствольной коробки и затвором практически отсутствовал. В ствольной коробке был клапан, пропускавший воздух только наружу, но не внутрь. При движении затвора назад (после выстрела) воздух из задней части ствольной коробки выходил через клапан (при этом избыточное давление замедляло откат затвора). При движении затвора вперёд клапан закрывался, за затвором возникало разрежение, и оно замедляло затвор. За счёт этого удалось несколько снизить и массу затвора, и улучшить точность стрельбы, в особенности при ведении огня одиночными выстрелами.

ТТХ «Суоми» М/26

Калибр: 7,65×21 мм «Парабеллум» (.30 Люгер)
Длина: 930 мм
Длина ствола: 350 мм
Масса: 4,18 кг
Скорострельность: 600/мин или 750/мин
Магазин: 36 патронов
Производство: около 100 произведено в период с 1925 по 1926 год.

M/26 так и не нашли реального боевого применения во время Второй мировой войны, но они использовались в войсках, несущих караульную службу в тылу. Во время войны они, по-видимому, выпускались, но только с двумя магазинами на один пистолет-пулемет. Дожили они до послевоенного времени, но в 1959 году оставшиеся 57 M/26 были проданы компании Interarmco и в 1960 году отправлены за границу. Это был один из самых мрачных моментов в истории финского оружия, поскольку наряду с обычным M/26 были проданы и все его единственные в своем роде прототипы. Люди просто не понимали их исторической ценности. К счастью, их хотя бы не сдали в металлолом, и они попали в иностранные музеи и к коллекционерам оружия.

 

Сам Аймо Лахти не был до конца доволен пистолетом-пулеметом M/26, считая, что подача патронов в нём была не такой надежной, как должна была быть, а приклад – достаточно прочным для первоклассного боевого оружия. Но уже при разработке пистолета-пулемета M/31 он убрал лишнее пространство перед затвором (которое позволяло патрону смещаться в стороны, что заклинивало оружие), и проблемы с подачей исчезли. Он также получил наклонный срез на кожухе, что несколько уменьшило склонность к задиранию оружия при стрельбе.

Кожух ствола стал более простым и прочным. Приклад тоже стал большего размера. Но самым важным изменением, которое произошло с пистолетом-пулеметом M/31, было изменение его калибра на 9×19 мм «Парабеллум», так что «узкое горлышко» для патронов 7,65×21 на старом образце пришлось несколько расширить. Лахти разработал все эти усовершенствования, а также новый коробчатый магазин на 20 патронов и барабанный на 40 патронов в период с 1930 по 1931 год, вот только завода по производству этого нового пистолета-пулемета в Финляндии ещё не было…

 

Автор: Вячеслав Шпаковский

5+

от admin