5+

В годы Второй мировой войны по обе стороны Западного фронта ночные истребители прошли одинаковый путьЭто была эволюция от лёгких одноместных машин, минимально отличающихся от своих дневных вариантов, к специализированным двухмоторным тяжёлым перехватчикам с радиолокационными станциями и специальными членами экипажа для работы с этой сложной аппаратурой. Но в середине 1943 года немцы неожиданно вновь применили в ночных боях обычные дневные истребители «Фокке-Вульф» Fw 190 и «Мессершмитт» Bf 109, используя так называемую тактику «диких кабанов». В чём она заключалась?

Автором и главным лоббистом этой идеи стал известный пилот-бомбардировщик, ветеран Испании и первых боёв Второй мировой войны майор Ганс-Йоахим «Хайо» Геррман (Hans-Joachim «Hajo» Herrmann). С июля 1942 года он служил в штабе ВВС в отделе, отвечавшем за техническое и тактическое развитие боевой авиации. Сам Геррман специализировался на бомбардировщиках, но имел доступ и к информации по другим темам — таким, как разведывательные сводки о производстве самолётов противником или отчёты и планы немецких авиазаводов.

Поняв, что Союзники одних только тяжёлых и средних бомбардировщиков уже выпускают больше, чем немцы истребителей, Геррман задумался о мерах, способных хотя бы немного компенсировать разницу в объёмах серийного производства. Например, обычные одноместные истребители могли бы достаточно эффективно действовать ночью, проводя атаки бомбардировщиков в прожекторных полях.

В ноябре 1942 года Геррман представил эту идею командованию, но не нашёл понимания. Решив взять всё в свои руки, майор на «низовом» уровне договорился о проведении экспериментов с перехватом освещённого прожекторами «Хейнкеля» He 111, в которых он сам же и был испытателем, летая на «Фокке-Вульфе» Fw 190.

После серии опытов и тренировок настало время проверки на реальном противнике, но предварительно необходимо было разграничить зоны патрулирования и артиллерийского огня. Однако на предложение ограничить зенитчиков высотой 6000 метров изобретатель получил закономерно резкий отказ: ради безопасности нескольких истребителей никто не собирался снижать эффективность всей системы ПВО.

Подходящий случай провести боевые пробы выдался только в апреле 1943 года, когда однажды радиолокационные станции доложили о приближении к столице одиночного неприятельского самолёта. Вылетев на перехват лично, майор Геррман обнаружил противника, идущего под сильным зенитным огнём. Спикировав на цель, он открыл огонь, но был ослеплён вспышками собственных выстрелов. Проморгавшись, он провёл ещё одну атаку с тем же результатом, а после вынужден был прекратить преследование британского «Москито», уже вышедшего из зоны прожекторных полей и растворившегося в темноте.

После посадки в фюзеляже истребителя в метре за кабиной обнаружилась изрядная дыра от крупного осколка зенитного снаряда, но лётчик решил умолчать об этом в рапорте, приказав механикам не распространяться о пробоине. Высшее руководство всё так же скептически относилось к идее Геррмана, но зато его поддержал генерал-инспектор истребительной авиации Адольф Галланд (Adolf Galland). 22 апреля прошло формирование Экспериментальной команды ночных истребителей (Nachtjagd Versuchskommando), также известной как Экспериментальная команда Геррмана (Versuchskommando Hermann). В эту опытно-боевую часть набрали в итоге почти 20 лётчиков с опытом полётов ночью и в сложных метеоусловиях, в т.ч. инструкторов по слепым полётам, которые днём учили курсантов, а по ночам тренировались в перехватах, используя Bf 109G и Fw 190A.

Команда и эскадра «Геррман»

В ночь на 14 мая 1943 года фельдфебель Эберхард Брандт (Eberhard Brandt) на Bf 109 подбил над Берлином «Москито». В ту ночь из рейда на германскую столицу действительно не вернулся один такой бомбардировщик из 139-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, так что, возможно, именно он стал первой жертвой тактики «диких кабанов» (Wilde Sau). Первоначально название «бешеные кабаны», данное одним из противников идеи, имело отрицательный оттенок, но впоследствии стало восприниматься в положительном аспекте, так как кабан — безусловно, очень сильный и опасный зверь.

В тот период столичная ПВО по большей части бездействовала, поэтому с конца мая лётчики команды Геррмана начали привлекаться к обороне городов Рейнланда, подвергавшимся регулярным ночным бомбардировкам. В ночь на 30 мая фельдфебель Брандт и обер-фельдфебель Отто Хофер (Otto Hofer) отчитались в уничтожении над Вупперталем первых двух бомбардировщиков противника, но эти победы, как и следующие две, на которые в ночь на 12 июня над Дюссельдорфом претендовал обер-фельдфебель Хайнц Лённеккер (Heinz Lönnecker) были отклонены вышестоящим командованием. В ночь на 26 мая тот же Лённеккер стал первым сбитым «кабаном» — он попал под огонь воздушного стрелка бомбардировщика и вынужден был прыгать с парашютом из падающего Fw 190A-5.

В ночь на 1 июля унтер-офицер Вернер Динст (Werner Dienst) над Мангеймом сумел одержать первую подтверждённую победу команды, но его заявка достаточно долго ходила по инстанциям и была зачтена с изрядным опозданием, так что лавры первых победителей достались другим пилотам, через три дня участвовавшим в отражении очередного налёта. Первоначально поток бомбардировщиков направлялся к Эссену, но в последний момент самолёты свернули на Кёльн, лежавший в зоне ответственности другой зенитно-артиллерийской дивизии, с которой у Геррмана не было договорённости о разделении высот. Однако бомбы уже начали падать на город, поэтому лётчикам пришлось идти в атаку, несмотря на серьёзную опасность стать жертвой собственного зенитного огня.

Один из Fw 190A-5 был сбит, а его пилот обер-фельдфебель Отто Хофер погиб, но остальные летчики благополучно вернулись на базу, доложив о 12 сбитых бомбардировщиках. Зенитчики, не знавшие о присутствии в небе истребителей, посчитали все эти сбитые своей заслугой. После длительных переговоров стороны согласились разделить победы поровну. Если верить данным, вошедшим потом в официальный отчёт, первым успеха добился обер-лейтенант Фридрих-Карл Мюллер (Friedrich-Karl Müller). Вслед за ним победу одержал сам Ганс-Йоахим Геррман, а потом четыре других пилота, включая Лённеккера и погибшего Хофера.

Тем же утром весть об успехе команды Геррмана дошла до рейхсмаршала Германа Геринга, и тот приказал развернуть её в полноценную истребительную эскадру, которая сначала называлась по имени командира (Jagdgeschwader Herrmann), а 20 августа получила номер 300 в общей нумерации дневных истребительных частей (JG 300).

В течение двух недель были полностью укомплектованы штаб эскадры (восемь Fw 190A-6) и первая группа (44 Bf 109G-6). Второй же группе досталось лишь восемь Fw 190, а остальные машины ей пришлось «одалживать» у соседей из группы II./JG 1. Третья группа за полным отсутствием собственных самолётов летала на «Мессершмиттах» из III./JG 11.

В первых боях лётчики JG 300 успехов не добились, потеряв в катастрофе двух летчиков, включая одного командира группы, а в ночь на 26 июля JG 300 одержала первые четыре победы, потеряв при этом пять своих самолётов (трое лётчиков погибло, один был ранен). Боевой счёт побед соединения довелось открыть командиру группы II./JG 300 майору Курту Кеттнеру (Kurt Kettner).

Сутками ранее в ходе налёта на Гамбург англичане впервые применили систему «виндоу» — облака дипольных отражателей из фольги, дававших многочисленные ложные засветки на индикаторах как наземных радаров «Вюрцбург», так и на бортовых «Лихтенштейнах» перехватчиков, а потому внёсших всеобщий хаос в работу немецкой системы ПВО. Через несколько дней командование люфтваффе поняло, с чем имеет дело, и «дикие кабаны» из спорной идеи превратились в важную часть обороны — просто потому, что на перехватчиков, действующих «по-зрячему», средства радиоэлектронной борьбы прямого влияния не оказывали.

Звёздный час эскадры Геррмана наступил в ночь на 30 июля, когда над Гамбургом лётчики JG 300 одержали 16 воздушных побед, а ещё 12 их заявок либо не нашли подтверждения, либо были засчитаны другим претендентам. Всего за два месяца, с 25 июля по 24 сентября, одноместные ночные истребители одержали 138 побед с «пиковым» результатом в 18 подтверждённых заявок в ночь на 23 сентября.

Дивизия «диких кабанов»

26 сентября пришёл приказ о формировании двух новых эскадр «диких кабанов» и сведении их в 30-ю истребительную дивизию под командованием уже оберст-лейтенанта Хайо Геррмана. Официальными датами формирования эскадр JG 301 и JG 302 стали 1 октября и 1 ноября, но первые отобранные для них пилоты вступили в бой ещё в конце сентября.

Формально число групп увеличилось до девяти, но полностью развёрнуты они были только в мае 1944 года. Считая укомплектованные хотя бы до размеров усиленной эскадрильи подразделения, «кабаны» на начало октября 1943 года располагали четырьмя авиагруппами, лишь одна из которых летала на собственных самолётах. Вторая добавилась к концу месяца, третья — в ноябре. К концу года фактически воевали шесть групп, поровну на штатных и «одолженных» истребителях.

Всего с 27 сентября по 31 января одноместные ночные истребители одержали 124 воздушные победы. Наиболее результативными для них стали ночи на 29 сентября (17 побед) и на 23 октября (15 побед), в остальных вылетах результаты были более скромными, особенно с началом периода зимней непогоды.

Поздней осенью и зимой число засчитанных побед часто оказывалось меньше числа потерянных своих самолётов, а иногда даже меньше числа погибших лётчиков. Классические двухмоторные ночные истребители были менее чувствительны к погодным условиям, а с внедрением в конце года новой версии бортового локатора «Лихтенштейн» стали менее подвержены и воздействию «виндоу».

Двухмоторные перехватчики и в самые худшие для них дни составляли основу ночной ПВО, а теперь им уже не было столь важно подспорье от «диких кабанов», и тех начали привлекать к отражению дневных налётов американской авиации. Первую дневную победу JG 300 одержала ещё 10 октября, но это был единственный случай в 1943 году. На регулярной основе лётчики эскадры начали участвовать в дневных перехватах только с 16 декабря. 5 января 1944 года к ним в этом присоединились и остальные две эскадры.

Всего с января по май 1944 года все группы, кроме III./JG 300, воевавшей только ночью, одержали не менее 120 дневных побед, половина из которых приходится на долю группы I./JG 302, в мае полностью переключившейся на дневные операции. В статистику не включены ещё 12 побед отдельной эскадрильи 10./JG 301, потому что она действовала только днём и к ночной авиации не относилась.

Таким образом, в первые пять месяцев 1944 года самолёты «трёхсотых» эскадр использовались как универсальные перехватчики. В этот период англичане сделали три перерыва в ночных налётах на Германию: две недели в начале февраля, три недели в начале апреля и три недели в начале мая. В оставшееся время «кабанам» пришлось регулярно подниматься на перехват, и с 15 февраля по 25 мая они добавили на свой счёт ещё 69 ночных побед. Наиболее успешной стала ночь на 25 марта, когда пилотам засчитали 18 сбитых бомбардировщиков.

В январе 1944 года 30-я дивизия располагала шестью более-менее укомплектованными группами: четыре летали на своих машинах, а две — на «одолженных» самолётах. В феврале число «полноценных» авиагрупп сократилось до пяти, но зато все они были вооружены штатной техникой.

В марте новые пополнения позволили довести число полноценно сражающихся авиагрупп «кабанов» до восьми, но потери следующего месяца снова сократили их до семи, а все девять групп укомплектовали лишь к концу мая, да и то полной штатной численности добиться не удалось.

В качестве ночных истребителей использовались как «Мессершмитты», так и «Фокке-Вульфы». Основными были «Мессершмитты» Bf 109G, подавляющее число которых относилось к «канонеркам» модификации G-6/R6 с двумя дополнительными 20-мм пушками в подкрыльевых контейнерах. Кроме них, встречались G-5 (максимум полтора десятка единовременно) и G-6/U4 (несколько экземпляров весной 1944 года).

«Фокке-Вульфами» Fw 190 полностью была вооружена только группа II./JG 300, плюс небольшое их число получили II и III./JG 302. Встречались разные модификации: истребители от A-5 до A-8, истребители-бомбардировщики G-2 и G-3, но до марта 1944 года преобладали A-6, а затем первенство перешло к A-7.

В самом конце 1943 года на некоторых Fw 190 стали устанавливать радиолокатор «Нептун», но такие истребители были немногочисленны (всего полсотни установок до конца войны) и на практике оказались не слишком удачными в плане боевого применения.

Всего за 12 месяцев, с июня 1943 по май 1944 гг., «дикие кабаны» одержали 338 ночных побед и более 120 дневных при собственных боевых потерях в 219 истребителей, принадлежавших непосредственно частям «кабанов», и порядка 50–70, «одолженных» у соседей по аэродромам.

Лучшими асами (ночными и «вообще») за этот период стали гауптман Фридрих-Карл Мюллер с 19 победами на Fw 190 в NJVK, Stab/JG 300 и I./JG 300, обер-фельдфебель Курт Вельтер (Kurt Welter) с 17 победами на Bf 109 и Fw 190 в II./JG 301 и II./JG 302, обер-фельдфебель Герман Вишневски (Hermann Wischnewski) с 18 победами на Bf 109 в I./JG 300 и лейтенант Клаус Бретшнайдер (Klaus Bretschneider) с 14 победами на Fw 190 в II./JG 300.

В мае 1944 года из-за возрастающей угрозы дневных бомбардировок командование приняло решение изменить специализацию бывших «диких кабанов»: I./JG 301 была возвращена в разряд «чистых» ночников, а остальные группы окончательно стали дневными, причём три из них пришлось расформировать для пополнения до штатной численности оставшихся.

«Дикие кабаны» Восточного фронта

Все подразделения «трёхсотых» эскадр предназначались для прикрытия городов Германии и, максимум, защиты румынской нефти, но 13 февраля 1944 года  в Финляндию была отправлена сводная эскадрилья I./JG 302 обозначенная как Боевая команда «Хельсинки» (Einsatzkommando Helsinki). В неё включили лётчиков из первых двух штаффелей и штаба группы и вооружили 12 «Мессершмиттами» Bf 109G-6/R6.

В ночь на 17 февраля лётчики команды заявили две воздушные победы, а 10 дней спустя им засчитали уничтожение четырёх советских самолётов: двух Пе-8 (в действительности тогда советские ВВС потеряли один), Ли-2 и машины, записанной как Ил-2 (возможно, имеет место опечатка, и подразумевался Ил-4). Это были единственные заметные боевые эпизоды с участием «диких кабанов», и 15 мая эскадрилья вернулась в Германию, не добившись больше успехов, но и не понеся никаких боевых потерь.

Французские «вепри»

В ночь на 13 мая, во время перерыва в ночных налётах англичан и американцев на Германию, группа пилотов II./JG 300 пыталась поохотиться на бомбардировщики, работавшие по целям на территории Голландии, но никому из них не удалось обнаружить противника, а на посадке разбилось несколько истребителей.

Насколько известно, это был единственный боевой вылет оригинальных «диких кабанов» за западную границу Германии, а 12 июня во Францию была переброшена единственная оставшаяся ночной группа, располагавшая на тот момент 25 «Мессершмиттами» Bf 109G-6.

Задачей I./JG 301 стала борьба с ночными бомбардировщиками Союзников в прифронтовом тылу и перехваты их на обратном пути в Англию. В бою немецким лётчикам также приходилось встречаться с ночными истребителями «Москито», и не всегда с удачным результатом.

Уже в ночь на 15 июня группа понесла первую потерю: в воздушном бою был сбит один истребитель, раненый пилот спасся на парашюте. 13 дней спустя инцидент повторился, а первых побед немцы добились только в ночь на 5 июля — тогда им засчитали 12 сбитых бомбардировщиков. Достоверность заявок на Западном фронте была ниже, чем в ПВО Рейха, но оверклайм обычно составлял всё же меньше, чем 1:2.

Всего с 12 июня по 27 августа лётчики I./JG 301 одержали 42 воздушные победы, все ночью. Самым результативным эпизодом стало отражение последовательно сначала английского, а потом американского налётов в ночь 8 июля, когда были одержаны 24 победы — рекордный результат для немецких одноместных ночных истребителей за всю войну. Собственные боевые потери за тот же период составили 9 или 10 сбитых самолётов, плюс два приземлилось в Англии из-за потери ориентировки.

27 августа группа эвакуировалась в Германию и была переквалифицирована в дневную.

Охотники за «Москито»

В середине августа лётчики группы III./JG 300 выполнили несколько ночных боевых вылетов, участвуя в перехватах «Москито» над Берлином и добившись двух подтверждённых побед в ночь на 16 августа. Одну из них засчитали пилоту 8./JG 300, и именно это подразделение затем решили специализировать на круглосуточной (но преимущественно всё же ночной) охоте за высокоскоростными двухмоторными разведчиками и бомбардировщиками Союзников.

Примерно тогда же в связи с переходом эскадры на новый четырёхэскадрильный штат групп нумерация части штаффелей была изменена, и 8./JG 300 превратилась в 10.(N)/JG 300.

«Противомоскитным» оружием стали истребители Bf 109G-6/AS, к которым в сентябре прибавились самолёты модификации Bf 109G-14/AS (по состоянию на конец ноября в эскадрилье было 25 истребителей обоих типов). В период с 21 августа по 29 октября они одержали 16 ночных и пять дневных побед над «Москито», в основном над Берлином и его окрестностями. Оверклайм в данном случае был в несколько раз выше обычного для ПВО, но подобная недостаточная достоверность вообще была характерна трудным победам над «Москито».

Изредка эскадрилья участвовала и в обычных ночных перехватах, и в ночь на 30 августа её лучшему пилоту (13 ночных и 1 дневная победы в составе этого подразделения) лейтенанту Вельтеру засчитали четыре сбитых «Ланкастера».

30 ноября 1944 года 10.(N)/JG 300 вывели из подчинения JG 300 и преобразовали в группу II./NJG 11. На этом история ночных истребителей из «трёхсотых» эскадр окончательно завершилась.

Наследники «диких кабанов»

«Трёхсотые» эскадры были самыми известными, но всё же не единственными частями, использовавшими одноместные ночные истребители. Рассказ обо всех лежит за рамками данной работы, но упомянуть подразделения, прямо связанные с «кабанами» всё же стоит.

NJGr 10 — исследовательско-боевая часть смешанного состава, сформированная 1 января 1944 года. Её первая эскадрилья была вооружена одноместными истребителями, преимущественно «радарными» Fw 190, и укомплектована ветеранами I./JG 300 под командованием гауптмана Мюллера. Они одержали 11 побед, пять из которых было на счету командира.

NJG 11 — эскадра одноместных истребителей, состоявшая из отдельных групп без общего штаба.

I./NJG 11 во главе с гауптманом (позже майором) Мюллером была сформирована 28 августа 1944 года из персонала 6./JG 300 и 1./NJGr 10 и до конца войны одержала 23 победы, шесть из которых засчитали командиру.

II./NJG 11 была преобразована из 10.(N)/JG 300 30 ноября 1944 года и до конца войны одержала ещё две победы.

III./NJG 11 была сформирована 4 января 1945 года из подразделений I./NJG 11 и остатков 1./NJGr 10 и также одержала две победы.

Была ещё воевавшая на реактивной технике 10./NJG 11 под командованием обер-лейтенанта Вельтера, но она прямого отношения к «кабанам» не имела.

По итогам войны самым результативным пилотом немецких одноместных ночных истребителей стал Курт Вельтер, одержавший не менее 42 побед (точное число не ясно из-за плохой сохранности документов весны 1945 года). На втором месте Фридрих-Карл Мюллер с 30 победами, на третьем — Герман Вишневски с 18 победами, а на четвёртом оказался не «дикий кабан», а командир группы III./JG 54 майор Райнхард Зайлер (Reinhard Seiler), светлыми летними ночами 1942 года одержавший 16 побед под Ленинградом.

Авторы: Михаил Быков /Юрий Сергиевич

Рисунки Михаила Быкова

Источник:https://warspot.ru/

5+

от admin