3+

По официальным немецким данным, в 1944 году население Восточной Пруссии составляло 2,5 миллиона человек. По мере продвижения линии советско-германского фронта на запад подавляющее число гражданских немцев либо самостоятельно сбежала, либо была эвакуирована в Германию. Что стало с теми, кто не смогли покинуть Восточную Пруссию, — сейчас расскажем.

Послевоенная судьба Восточной Пруссии и её столицы Кёнигсберга решилась в ходе Второй мировой войны. Впервые тема передачи СССР незамерзающих немецких портов на Балтике была поднята на Тегеранской конференции в 1943 году.

Окончательно вопрос раздела бывшей немецкой территории между СССР и Польшей решился на конференции в Потсдаме: 2/3 Восточной Пруссии вошли в состав Польши, а на оставшейся части образовался советский анклав, через год получивший наименование Калининградская область.

 

 

Статус немцев, оказавшихся на советской территории, был довольно неопределённым: формально они оставались подданными Германии и не получали советского гражданства.

И если депортация жителей Восточной Пруссии из польских и судетских немцев с чехословацких территорий (названная «упорядоченное переселение немецкого населения») была закреплена в протоколе Берлинской (Потсдамской) конференции, то судьба немцев на советской территории зависела от воли советского руководства.

В планах Сталина подразумевалось заселение столицы Восточной Пруссии советскими переселенцами, но по техническим причинам их массовое прибытие не могло быть осуществлено ранее 1946 года. До этого момента вся хозяйственная деятельность в Калининграде и окрестностях, включая подготовку региона к приезду советских граждан, ложилась на плечи оставшихся там немцев.

В отсутствие гражданских властей на вновь приобретённой территории власть над немецким гражданским населением передавалась наркомату обороны, эта же структура отвечала и за их снабжение.

Помимо гражданских в «Кёнигсбергской области» находилось 11 252 военнопленных и 3160 интернированных немецких граждан, содержавшихся в лагерях № 445 и 553, и 300 немецких технических специалистов, занимавшихся обслуживанием портового оборудования в Балтийске (Пиллау).

Десятого мая 1945 года началась процедура регистрации и прописки немецкого населения, и по её результатам появилась «Справка о наличии местного населения на территории советской Восточной Пруссии на первое сентября 1945 года». Согласно этому документу, численность «германцев», остававшихся на территории СССР, составляла 129 614 человек, бо́льшая часть из которых проживала в Кёнигсберге и ближайших окрестностях. Из этого числа не более 47 000 немцев были признаны трудоспособными: в эту категорию попадали мужчины и женщины в возрасте от 17 до 50 лет. В документе отмечалось, что данные по регистрации не полны, так как некоторые воинские части, использующие немцев в качестве рабочей силы, скрывали их от учёта, а также из-за неконтролируемого перемещения жителей в границах области.

Снабжение гражданского немецкого населения осуществлялось по карточной системе. Рабочая карточка подразумевала 400 г хлеба в сутки, «иждивенческая» — 200 г. До лета 1945 года ситуация с обеспечением питания гражданского немецкого населения была удовлетворительной (оно осуществлялось за счёт трофейных запасов продовольствия), но уже к осени стала ухудшаться.

Докладная записка об оперативной обстановке в Восточной Пруссии от десятого декабря 1945 года, отмечала:

«Вследствие тяжёлых материальных условий, в которых находится немецкое население, недостаточного питания и совершенно неудовлетворительно поставленной медицинской помощи среди населения имеются эпидемиологические заболевания и большая смертность. Только в течение ноября месяца умерло 1258 человек».

Высокая смертность приводила к снижению численности немецкого населения Калининградской области. На первое мая 1946 года в области числилось 118 503 человека, на первое августа 1946 года — 108 547 человек, а на 15 ноября 1946 года — 90 991 человек. К осени 1946 года ежемесячная убыль немецкого населения достигла пяти тысяч человек в месяц.

 

Ситуацию усугубило массовое прибытие советских переселенцев в середине 1946 года.

Работавший в области представитель Госплана Иванченко в апреле 1946 года подготовил доклад, в котором подчёркивал: перевозку людей надо завершить к середине июня, чтобы советские граждане успели обеспечить себя приусадебным хозяйством. В противном случае переселенцы окажутся полностью зависимыми от внешнего снабжения области. Доводы Иванченко проигнорировали — массовая миграция в Калининградскую область началась с августа 1946 года.

Прибытие десятков тысяч людей, не обеспеченных продуктами питания, вылилось в голод, от которого страдало как немецкое, так и советское население.

В связи с нехваткой ресурсов было прекращено снабжение немецкого населения по линии наркомата обороны; продовольственные карточки для советских граждан отоваривались частично.

В первой половине 1947 года продовольственные лимиты на март, апрель, май были урезаны более чем на треть, план снабжения по отдельным видам продовольствия выполнялся менее чем наполовину.

Власти области докладывали о повсеместном голоде среди гражданского населения, о прогрессирующей дистрофии, многочисленных случаях опухания и смерти от голода, инфекционных болезнях, о падении дисциплины, распространении панических настроений, массовом «обратничестве» (заявлениях о возвращении на родину или попросту самовольном бегстве) переселенцев. Общий коэффициент смертности в области увеличился в 1947 году более чем в два раза, до 20,9% (по России — 14,8%). Ситуация улучшилась лишь в мае 1947 года, когда в область была выделена экстренная помощь — «сталинская ссуда» по 30 кг зерна на человека.

В условиях массового голода наиболее пострадала наименее защищённая часть населения:

«Неработающее немецкое население (…) продовольственного снабжения не получает, вследствие чего находится в крайне истощённом состоянии. В результате такого положения среди немецкого населения за последнее время отмечается резкое повышение уголовной преступности (кражи продуктов, грабежи и даже убийства), а также в первом квартале 1947 года появились случаи людоедства, которых по области зарегистрировано 12. Занимаясь людоедством, отдельные немцы не только употребляют в пищу мясо трупов, но и убивают своих детей и родственников. Случаев убийства с целью людоедства имеется 4».

В апреле 1947 года калининградским немцам, имевшим родственников в Германии, разрешили выезд из области. Это мероприятие вызвало «массовый поток заявлений немцев с просьбами о разрешении выезда в Германию, обоснованными причинами как соединения семей, так и тяжёлыми материальными условиями жизни». Власти Калининградской области поставили вопрос об организованном переселении немцев в советскую зону оккупации Германии.

11 октября 1947 года Совет министров СССР принял постановление № 3547-1169с «О переселении немцев из Калининградской области РСФСР в советскую зону оккупации Германии».

Согласно приказу Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова № 001067 от 14 октября 1947 года переселению в первую очередь подлежали немцы, проживающие в гор. Балтийске (Пиллау) и в районе побережья Балтийского моря, нетрудоспособные семьи немцев, не занятые общественно-полезным трудом, немецкие дети, находящиеся в детских домах, и престарелые немцы, содержащиеся в домах инвалидов. Переселяемым немцам разрешалось взять с собой личное имущество до 300 кг на семью, за исключением предметов и ценностей, запрещенных к вывозу таможенными правилами. Оставшееся на месте имущество переселяемых немцев учитывалось и принималось представителями Калининградского Облисполкома.

Депортацией немцев руководили первый заместитель Министра внутренних дел СССР генерал-полковник И. А. Серов, начальник УМВД по Калининградской области генерал-майор В. И. Демин и прибывший из Москвы генерал-лейтенант МВД Н. П. Стаханов. Согласно докладной записки Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова И. В. Сталину, В. М. Молотову и Л. П. Берии о завершении переселения немцев из Калининградской области в Советскую зону оккупации Германии от 30.11.1948 года с октября 1947 по октябрь 1948 года было переселено 102 125 немцев, из них: мужчин — 17 521, женщин — 50 982 и детей — 33 622. Из города Калининграда и районов области переселено 96 747 человек, из детских приемников и детских домов — 4536 человек, престарелых немцев, содержавшихся в домах инвалидов, — 797 человек, из больниц — 45 человек. За весь период переселения немцев из 102 125 человек умерло 48 человек, из них в 1947 году — 33 человека и в 1948 году — 15 человек.

В соответствии с приказом Министра внутренних дел СССР № 600 от 20. 09. 1949 года «О переселении в Советскую зону оккупации Германии немцев, находящихся в лагерях МВД Калининградской области, а также прибывших из Литовской ССР» в 1949 году в Германию было переселено последнее ещё оставшееся в Калининградской области немецкое население.

Автор:Алексей Котов

Источники:

https://warhead.su/2020/09/17/chto-stalo-s-nemtsami-kyonigsberga-posle-voyny

Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009

3+

от admin