3+

Как будто, в подтверждение поговорки «беда не приходит одна» 26 октября 1916 года, то есть, всего через шесть дней после гибели в Севастополе линкора «Императрица Мария», на другом краю Империи произошла аналогичная, но еще более страшная катастрофа. В архангельском порту Бакарица во время разгрузки взлетел на воздух транспортный пароход «Барон Дризен». 17 октября он привез из США 2300 тонн взрывчатки и артиллерийских снарядов, а также 200 тонн ядовитых газов в баллонах.

Разгрузка шла неспешно, поэтому к 26-му успели выгрузить только 700 тонн опасной «начинки», которая была временно складирована на причале, в непосредственной близости от парохода. При взрыве «Барона» все это детонировало, увеличив размеры катастрофы. Чудовищный взрыв мощностью более двух килотонн был слышен за десятки километров, в радиусе нескольких километров в домах вылетели стекла, а люди упали на землю, сбитые с ног ударной волной.

От «Барона Дризена» практически ничего не осталось. Большое судно водоизмещением 7000 тонн и длиной 135 метров — флагман Северного торгового пароходства — буквально разлетелось вдребезги. Кроме него был разрушен и впоследствии затонул стоявший в акватории порта английский пароход «Эрл оф Фарфор», на котором погибло 27 моряков (России пришлось выплачивать его стоимость и компенсации семьям погибших), буксир «Рекорд», почтовая баржа и 100-тонный плавучий кран. Еще два плавкрана и более 40 различных судов получили повреждения разной степени тяжести.

В самом порту взрывной волной смело 27 бревенчатых складских пакгаузов, кирпичные здания электростанции и и пожарного депо, а также пять других построек. Убытки только от потери хранившихся в пакгаузах импортных военных грузов оценивались в 80 миллионов рублей золотом. Почти все люди, находившиеся на территории порта, были убиты, ранены или тяжело контужены. Многие раненые умерли, не дождавшись помощи, потому что медики, пожарные и спасатели добрались до места катастрофы только через полчаса и еще много времени ушло на тушение пожаров и разбор завалов.

С 26 октября по 8 ноября в порту было обнаружено 607 трупов и множество фрагментов тел. Еще 539 работников порта и 312 военнослужащих числились пропавшими без вести. Таким образом, общее количество жертв составляло 1458 человек, что делает бакарицкий взрыв одной из крупнейших катастроф в российском флоте.

Как и в случае с «Императрицей Марией», следствие, длившееся более года, так и не смогло установить причину трагедии. Разумеется, первой и основной была «диверсионно-террористическая» версия. Под подозрение сразу попали капитан «Барона» Фриц Дрейман, его старший помощник Дитер Ахман и третий помощник Николай Казе. Все они, как видно из фамилий, были этнические немцы и все они выжили, поскольку в момент взрыва находились в Архангельске, что было вдвойне подозрительно. Однако доказать, что именно они организовали взрыв, следователям не удалось. 

Незадолго до Февральской революции морской министр адмирал Григорович, ознакомившись с материалами следственного дела, приказал освободить подозреваемых под негласный полицейский надзор. Их дальнейшая судьба неизвестна. При Временном правительстве следствие продолжалось, не дав никаких результатов, а после Октябрьского переворота и начала Гражданской войны оно было прекращено, так как всем стало не до того. В результате, бакарицкая катастрофа пополнила длинный список неразгаданных тайн российской истории.

На первом фото и на заставке — «Барон Дризен». Это бывший германский торговый пароход, который начало Первой мировой войны застало в одном из русских портов, где он был конфискован и включен в состав российского флота. Большинство командного состава судна, включая капитана и его помощников, составляли остзейские немцы. Отправку корабля с таким персоналом во время войны с Германией за чрезвычайно опасным военным грузом вряд ли можно назвать разумным решением.

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник:https://vikond65.livejournal.com
3+

от admin