Жирная «пятёрка» с плюсом

1+

История очередной модификации «Шермана» под обозначением M4A4 поначалу была печальной, как рассказ об известном персонаже мультфильма, которому «не везло сначала». Он не пришёлся ко двору на родине, а затем, будучи поставлен на испытания в СССР, не произвёл впечатления и на советских танкистов. Боевые качества танка остались на уровне привычного M4A2, а несуразный 30-цилиндровый бензиновый двигатель сулил много неприятностей. Но в Великобритании танк встретили иначе: он не только стал самым популярным «Шерманом» в армиях Содружества, но и послужил в качестве шасси для знаменитого истребителя танков с 17-фунтовой пушкой.

Не самый пламенный мотор

Можно сказать, что история танка Medium Tank M4A4 началась в 1941 году, когда американская военная промышленность стремительно набирала обороты. Армия нуждалась в огромном количестве танков, а следовательно, под них придётся производить максимально возможное количество танковых двигателей. На заводе «Крайслер» не стали изобретать велосипед и сконструировали двигатель, используя максимальное количество уже существующих узлов. Блоки клапанов и головки цилиндров взяли от шестицилиндрового двигателя Chrysler Royal с рабочим объёмом 4,12 литра. Пять таких двигателей с пониженным передаточным числом сблокировали в единый массивный 30-цилиндровый мотор Chrysler A57 Multibank.

Из-за широкого использования чугуна новый двигатель весил почти 2,5 тонны, он стал самым большим, самым тяжёлым и одним из наиболее слабых двигателей танков семейства «Шерман». Он изначально конструировался для Medium Tank M3 в варианте M3A4, но всего через месяц после начала его выпуска в серию пошёл и «Шерман» с двигателем A57 Multibank, который назвали Medium Tank M4A4.

Максимальная тормозная мощность (измеренная на валу двигателя, до потери мощности в коробке передач) Chrysler A57 Multibank была всего 425 л.с., что на 25 меньше, чем у более лёгкого двигателя Ford GAA. Из-за больших габаритов двигателя пришлось удлинить корпус танка, раздвинув тележки подальше друг от друга. В результате танк оказался тяжелее не только других «Шерманов» в своём классе, но даже некоторых вариантов с 76-мм и 105-мм пушками.

Впрочем, были у большого и неуклюжего двигателя и свои преимущества: считалось, что танк мог продолжать движение даже с 12 перебитыми цилиндрами из 30. M4A4 мог развить скорость в 40 км/ч, а это был отнюдь не самый низкий показатель в семействе. Танк не «худел» за счёт боекомплекта и возил с собой 97 снарядов к 75-мм пушке — столько же, сколько и его собратья. Броню также не стали утончать: M4A4 получил сварной корпус из пяти деталей с толщиной «лба» в 51 мм под углом до 56°.

Новый двигатель впервые установили на танк 15 ноября 1941 года, и катали опытный образец на протяжении всей зимы 1941-1942 гг. — суммарно он прошёл внушительные 6500 км. По результатам испытаний конструкцию двигателя доработали, и в июле 1942 года танк запустили в серию.

Последующие тесты в Форт-Ноксе показали, что двигатель действительно недостаточно надёжен, и все машины сняли с испытаний после 200 часов пробега. Виной тому было обгорание выпускных клапанов и износ поршневых колец. Представители компании «Крайслер» признавали, что «Мультибанк» не является идеальным двигателем, но выбирать на тот момент было не из чего, и его продолжали ставить на танки. Всего на заводе Detroit Arsenal по контракту W-ORD-461 выпустили 7499 танков M4A4, которым присваивали регистрационные номера в диапазонах USA 3056615-3058014, 3016861-3020860, 3029082-3031158, 3031162-3031182. Американским военным танк не понравился, и его не одобрили для боевых действий вне территории США. Все M4A4, оставшиеся на вооружении у американцев, использовали только в учебных целях.

С контрактом W-ORD-461 связан один интересный эпизод. Он включал в себя также 1600 танков Medium Tank M3, но их было построено только 1599: «Крайслер» посчитал прототип частью серии, но детройтский арсенал был не согласен. Когда весной 1943 года ошибку заметили, M3 уже был никому не нужен, да и выпустить его после завершения серии было бы сложно. Вместо недостающего M3 было решено собрать один дополнительный M4A4. «Лишнему» танку присвоили серийный номер 56620 и регистрационный номер 3098786.

Помимо недостаточной надёжности двигателя, испытания серийных танков выявили проблему с вентиляцией боевого отделения. После отстрела 30 снарядов залпами по пять штук с перерывом в 5 минут между залпами концентрация угарного газа в башне становилась опасной для здоровья. Глаза у тех, кто находился в башне, начинали слезиться настолько, что они не могли видеть цель.

Выпуск Medium Tank M4A4 прекратился 10 сентября 1943 года, но на этом история его производства не закончилась. Уже поздней осенью того же года танки начали модернизировать. Они получали улучшенный поворотный механизм башни марки Oilgear, пушечную установку M34A1, вентилятор в башне, бронированные боеукладки, отверстие для установки 50-мм казнозарядного миномёта, экранирование бортовой и лобовой брони, а также гусеничные траки со стальным протектором взамен резинового. Для повышения надёжности ходовой части на танки поставили новое сцепление, двигатель получил хромированные поршневые кольца и заполнение выпускных клапанов натрием, что улучшило их охлаждение. К 13 июня 1944 года было модернизировано 1188 танков, доработку ещё 350 закончили к августу.

Испытания модернизированных танков показали эффективность принятых мер. Надёжность двигателя заметно выросла: из четырёх танков один сняли с испытаний после 339 часов, остальные проработали по 400 часов. Нельзя сказать, что такой пробег дался танкам легко: на обслуживание каждого танка во время пробега ушло в среднем 608 человеко-часов. Больше всего внимания потребовали трансмиссия (300 часов) и ходовая часть (228 часов). Множество деталей, включая сцепление, шестерни бортовых передач и ограничители карбюраторов заменяли неоднократно. Танки развивали среднюю скорость в 22 км/ч на шоссе, 12 км/ч по песку и 10,5 км/ч по пересечённой местности.

Остальные агрегаты танка не были такими живучими, как мотор. Во время отдельного 2000-мильного (3218 км) испытательного пробега неоднократно расшатывались болты. Через 817 км сломались гармошки обеих выхлопных труб, после 1096 км отказал стартёр. Резиновые бандажи правого ленивца были разрушены через 1189 км, левого — через 2250, болты поддерживающих катков сломались после 1983 км. Также вышли из строя 10 пружин подвески, каждая из которых прошла в среднем 2424 км. Во время испытаний танк расходовал 442 литров топлива на 100 км пути.

«V» — значит «Виктория»

Забракованный собственными военными танк американцы послали союзникам. Как было сказано выше, СССР от таких танков отказался, зато Великобритания с радостью приняла почти все выпущенные M4A4. По британской системе танк назвали Sherman Mk.V — это был пятый полученный англичанами вариант. В переписке также довольно часто использовалось обозначение «M4A4 Chrysler».

Первый «Шерман» Mk.V приняли для испытаний 14 сентября 1942 года. Похоже, что у танков были проблемы с проходимостью, так как на них почти сразу рекомендовали поставить по 80 грунтозацепов. Просьбу отклонили. В целом англичане остались довольны новым танком, и 329 машин было выделено для нужд британской армии уже в сентябре, в январе 1943 года планировали выделить целых 650 танков. Позднее было принято решение отправлять все выпущенные танки M4A4 в Великобританию.

Несмотря на американский скепсис по поводу странного двигателя, британские военные зимой 1942-1943 гг. жаловались только на сцепление при эксплуатации по пыли и песку. По всем другим параметрам танк их абсолютно устраивал. Машина понравилась и по эстетическим причинам. По мнению канадских частей в Сицилии, качество его отделки было намного выше, чем на танках «Шерман» Mk.III.

К весне 1943 года танки прошли тщательные испытания. Было установлено, что механизм поворота башни марки «Вестингауз» ведёт себя хорошо только когда танк стоит ровно. Если же танк стоял на склоне, неуравновешенная башня начинала влиять на работу механизма. Он использовал в 1,6-2,3 раза больше электроэнергии для поворота башни при крене в 16° по сравнению с работой на ровном месте, а при крене в 30° уже не мог повернуть башню. Механизм марки «Вестингауз» понравился британцам больше, чем «Логанспорт», но меньше, чем «Ойлгир». Последний мог плавно следовать за целью на средних дистанциях, а «Вестингауз» заметно дёргал башню при медленном повороте направо и на всех скоростях при повороте налево. У «Вестингауз» было одно превосходство над «Ойлгир» — дублированное управление для командира, который мог сам направить наводчика на замеченную цель.

Стабилизатор британским танкистам не понравился, так как наводчик при работе с ним быстро уставал. Опрос американского атташе в британских частях показал, что это мнение почти универсально. Из нескольких опрошенных частей стабилизатор одобрили только в одной.

Танки в армиях Британского Содружества не жалели. Например, группа «Е» Канадского Резервного Соединения (CRU) «добила» 17 танков из 48 до списания. Их притащили на стрельбище, где использовали в качестве неподвижных мишеней для стрельбы.

В начале 1944 года танкисты Содружества начали заменять командирские башенки американского образца на отечественную конструкцию, так называемую Commander’s All Round Vision Cupola (командирская башенка кругового обзора). Башенки разрабатывались для британских танков, но с помощью переходника их можно было поставить и на «Шерман». Образцы башенок из неброневой стали были готовы ещё в январе. Британцы хотели установить такие башенки на все американские танки, но не смогли. Большинство танков «Шерман» Mk.V уехали на материк без этой модификации.

В феврале 1945 года название башенок упростили. Теперь они стали называться Vision Cupola №1. К тому времени уже было два варианта башенок: Mk.I (створки люка без пружин) и Mk.II (створки люка с пружинами). На Mk.II также изменились положения эпископов: вместо одного подвижного в вертикальной плоскости и семи неподвижных эпископов №4 на ней стояло семь неподвижных эпископов №5 и один подвижный №6. В обоих случаях подвижный эпископ смотрел назад.

В отличие от американцев, выпускавших танки M4A4 в одной модификации, британцы переделывали полученные танки во множество вариантов. Самым знаменитым из них является «Шерман» Mk.VC, известный под неофициальным именем «Файрфлай» (Firefly). Его 76-мм 17-фунтовая пушка стала грозным аргументом против немецких «Тигров» и «Пантер», но об этом танке стоит рассказать в отдельной статье.

Из «Шерманов» Mk.V также делали танки для командиров (Command или Control Tanks) и артиллерийских наблюдателей (Sherman OP). Командирские танки снабжались двумя комплектами радиоаппаратуры Wireless Set №19. Танки для артиллеристов получали дополнительный передатчик №18, а также два переносных передатчика №38. Пушку заменили муляжом, а вместо затвора поставили столик для карт. Артиллеристам такой расклад не понравился, поскольку танк оставался беззащитным против целей, неуязвимых для пулемётов. Были выданы инструкции для создания «промежуточного» варианта, который всё ещё мог стрелять. Из танка вынималась правая передняя боеукладка на 17 снарядов, а также 8 снарядов из укладки на полу боевого отделения, 18 ящиков патронов калибра .30 и правая лампа боевого отделения. Взамен в танк ставили второй передатчик №19, четыре аккумулятора, дополнительную антенну, столик для радиста и ящики для стереотрубы. Командир танка получал два переключателя для радиоаппаратуры, а стрелок-радист — один. Таким образом, первый Wireless Set №19 использовался как прежде, а у второго блок «А» использовался как передатчик и как приёмник. Блок «B» у второго Wireless Set №19 не использовался.

На шасси «Шермана» Mk.V также построили огнемётный танк «Шерман Аддер» (Adder — «гадюка»). Прототип был готов к испытаниям только к апрелю 1945 года. Огнемёт «Аддера» позволял сделать до 30 выстрелов продолжительностью в одну секунду каждый на расстояние до 80-90 ярдов (73-82 м). Огнемёт можно было повернуть на 75° влево или вправо, поднять на 45° или опустить на 10°. Огнемёт наводился через прицел №65, который заменял перископ помощника водителя. Сам огнемёт ставился на его люк.

Танк получился не очень удачным. Огнемёт работал удовлетворительно, но 2,5 тонны дополнительного веса отрицательно сказались на надёжности ходовой части. Во время 500-мильного (805 км) испытательного пробега у танка лопнуло 11 бандажей катков. Средняя служба одного бандажа составила всего 286 км. У самого огнемёта также было найдено три дефекта, один из которых посчитали серьёзным. Маховики наводки были очень тугими, из-за чего наводить огнемёт было сложно, когда танк стоял на месте, и почти невозможно в движении. «Располневший» танк больше не поднимался универсальным 30-тонным подъёмным оборудованием 30-ton Universal Sling. Огнемётное приспособление на корме танка выходило за допустимые габариты и затрудняло доступ к механизму натяжения гусениц. В отличие от перископа M6, перителескоп №65 было очень сложно поворачивать. Стрелку приходилось вертеть прицел одной рукой и стрелять из пулемёта другой, что не добавляло эффективности.

Широкого распространения этот вариант не получил: из первоначального заказа на 300 «Гадюк» построили всего 200 (150 на шасси «Шермана» Mk.V и 50 на шасси «Шермана» Mk.III). Почти все «Аддеры» отправили в Индию.

Гастроли по Европе

Выступая в роли самого популярного танка армий Британского Содружества, «Шерман» Mk.V массово применялся в Италии. Тут у танка обнаружились новые проблемы. Резиновые бандажи катков и до того показали себя не лучшим образом, а жара и камни, типичные для южной Европы, снашивали их ещё быстрее, особенно при использовании цельнометаллических траков Т62. Разрушение бандажей смогли уменьшить, приказав экипажам не ездить со скоростью выше 32 км/ч и натягивать гусеничные ленты максимально туго. Уже известные проблемы с выхлопной системой и сцеплением дали о себе знать. В боевых условиях двигатели оказались далеко не такими надёжными, какими они себя показали в «стерильных» испытаниях. Полевые испытания показали, что поломки подвески происходят не чаще, чем на других «Шерманах», несмотря на излишний вес.

Выявились и недочёты в плане удобства для экипажа. Оказалось, что, в отличие от «Шермана» Mk.III, водителю некуда девать левую ногу, и её приходилось держать на весу над педалью сцепления, что было недопустимо. Также англичанам пришлось приваривать планку к педали, чтобы нога водителя с неё не соскальзывала.

Кроме своей обычной роли, танки применялись в качестве самоходных орудий, стреляя с закрытых позиций. Корму танков довольно часто вкапывали в землю, чтобы увеличить угол возвышения пушки. 75-мм пушка подходила на роль средства огневой поддержки. Зная, что стрелять придётся много, а снаряды в горах подвозить затруднительно, танкисты грузили боекомплект куда попало, возя с собой до 200 снарядов. Такое решение резко повышало опасность детонации при пробитии брони, но танкисты считали, что игра стоит свеч. Кроме штатных снарядов, танкисты возили с собой холостые патроны для 75-мм гаубицы, чтобы выбивать застрявшие снаряды из ствола.

Тем временем жалобы с фронта продолжались. Так, мортирки для выпуска дымовых гранат, которые британцы любили ставить на свои танки, оказались весьма уязвимыми — их сносило ветками при езде по лесу. Впрочем, танкисты об этом не очень беспокоились, поскольку двухдюймовый миномёт в башне был удовлетворительной заменой. Так и не получившие All Round Vision Cupola командиры жаловались на то, что американская башенка слишком тяжёлая и крутить сколь-нибудь длительное время — занятие весьма изнурительное.

В итоге мнение британских танкистов всё же совпало с мнением советских: «Шерман» Mk.III (M4A2) всё-таки лучше, чем «Шерман» Mk.V. В британских руках двигатели A57 не были такими надёжными, как дизели GMC. Многие танкисты, которых пересаживали с «троек» на «пятёрки», протестовали, но со временем жалобы утихли.

Помимо официальных модификаций, танки обрастали множеством полевых импровизаций. Например, по мнению британских танкистов, заправка танков «Шерман» Mk.V топливом занимала слишком много времени. Изменение горловины и фильтра горючего позволило уменьшить время заправки почти вдвое. Один командир танковой бригады приказал приварить к своим «Шерманам» ступеньку, чтобы пехоте было легче залезать на танк и разговаривать с экипажем.

По результатам службы в Италии британское командование решило, что «Шерманы» по сравнению с «Черчиллями» более уязвимы в бою и не могут быть использованы таким же образом. С момента высадки в Нормандии разница в эффективности между бронетанковыми бригадами (Armoured Brigade) с «Шерманами» и танковыми бригадами (Tank Brigade) с «Черчиллями» обозначилась вполне чётко. При этом отличия в штатах между формированиями были не столь существенны, и командиры бригад самостоятельно разрабатывали свою тактику боя.

Каждая бригада состояла из трёх танковых (бронетанковых) полков и одного батальона мотопехоты. Каждый полк состоял из трёх эскадронов, в каждом эскадроне было по четыре отряда. Один отряд состоял из четырёх «Шерманов» или трёх «Кромвелей» соответственно. В отрядах с «Шерманами» один танк был вооружён 17-фунтовой пушкой, кроме штабного отряда, у которого было три «Шермана» с 75-мм пушками. В отряде штаба полка было четыре 75-мм танка. У каждого полка также был разведывательный отряд лёгких танков и отряд зенитных, связных и административных машин.

К лету 1944 года огневой мощи 75-мм пушки уже не хватало. Бронебойный снаряд не был эффективным против тяжёлых немецких танков и даже не всегда пробивал поздние варианты Pz.Kpfw.IV. Осколочно-фугасный снаряд оставался мощным оружием танка, но стрельба по хорошо замаскированным противотанковым пушкам была делом сложным. С 2000 ярдов (1829 м) танкам приходилось выпускать порядка 15 снарядов для поражения цели. К слову, стрельба по очень близким целям тоже была затруднена, и британские инструкции советовали наводить пушку через открытый затвор. Просверлив отверстие в дне гильзы, можно было создать простейший прицел.

Броня «Шерманов» не позволяла безопасно приближаться к вражеским пушкам, и виновата была толщина не только лба, но и бортов. Обследование подбитых танков показало, что усиление брони до толщины, способной отразить 50% попаданий, снизило бы количество общих пробитий всего лишь на 15%. Таким образом, «протаранить» вражескую противотанковую оборону «Шерманами» было невозможно, и британцам приходилось тесно сотрудничать с артиллерией. Атака на не подавленный противотанковый рубеж могла закончиться весьма плачевно.

Отсечение пехоты от атакующих танков тоже создавало смертельную опасность, так как танки были уязвимы для фаустников. Импровизированные экраны давали некоторую защиту от ранних образцов фаустпатронов, но крупнокалиберные поздние варианты были способны пробить и такую броню. В итоге, живучесть «Шерманов» в бою была пропорциональна уровню взаимодействия с другими видами войск, а оно всегда оставляло желать лучшего. Пехоте и танкам, чтобы понять, чего они хотят друг от друга, надо было повоевать бок о бок несколько дней, что не всегда было возможно из-за постоянной передачи танковых соединений от одной пехотной бригады к другой. Тем не менее танкисты и пехотинцы часто всё же находили общий язык.

Танки, сделавшие так много для приближения победы, долго в британских войсках не продержались: «Шерман» Mk.V так и не получил 76-мм пушки, а крейсерские танки с 75-мм орудиями британцы ещё в 1942 году видели лишь как временную меру. К концу войны британская танковая промышленность уже была готова заменить их более совершенными «Кометами» и «Центурионами», а потому английские и канадские «Шерманы» были распроданы по всему миру. Машины, оставшиеся в Англии, были проданы в утиль. Двигатель «Мультибанк» можно было купить за 19 фунтов стерлингов, а сами танки распродавались по цене всего лишь 4 фунта за тонну. На родине, в США, M4A4 также признали устаревшим уже осенью 1945 года.

Не все танки сохранили свой вид. Например, «Шерманы» Mk.V, проданные в Индию, снабдили 76-мм пушками от советских танков ПТ-76. В Израиле на танки даже поставили новые башни с мощными французскими 75-мм пушками CN-75-50. Похоже, что крайслеровский двигатель израильтянам тоже не понравился, и они заменили его на более надёжные бензиновые «Райт» или дизельные GM. Такие танки называли «Супер Шерман», или «Шерман» M50. Дополнительная нагрузка на подвеску дала о себе знать, и после выпуска всего 50 машин «Супер Шерманы» в производстве сменил более мощный танк «Шерман» М51, созданный уже на базе более совершенного M4A3.

 


 

Автор:Пётр Самсонов

Источники и литература:

  1. P. Ware. M4 Sherman Tank 1941 onwards (all variants). Owner’s Workshop Manual
  2. R.P. Hunnicut. Sherman: A History of the American Medium Tank
  3. J. Buckley. British Armour in the Normandy Campaign 1944
  4. Фотоархив Dept. of National Defence / Library and Archives Canada
  5. Архив Canadian Military Headquarters, London (1939–1947) RG 24 C 2
  6. TM 9-754 Medium Tank M4A4
  7. http://www.theshermantank.com
  8. https://warspot.ru/
1+

Помощь проекту

Уважаемые читатели! Мы работаем для вас — стараемся подбирать и публиковать самые интересные и познавательные статьи. Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете помочь развитию нашего журнала.
Заранее благодарим вас за вашу поддержку!
https://www.privat24.ua
Карта Приватбанк 5168745300344147