«Киллер», мятежник и бутлегер: история самого результативного австралийского летчика-истребителя

4+

Самым результативным австралийским летчиком-истребителем Второй мировой войны был Клайв Колдуэлл по прозвищу «Киллер». Во время своего первого «боевого тура» в 1941–1942 годах он стал лучшим асом союзников в Северной Африке, а во втором, в 1943 году, еще раз стал асом, сражаясь против японцев на Тихом океане. В то же время, его отношения с авиацией складывались довольно необычно — он пришел в нее как бы нехотя, и расстался с самолетами раз и навсегда. Как складывалась карьера «Киллера» и на чем он летал?

Клайв Робертсон Колдуэлл (Clive Robertson Caldwell) родился 28 июля 1910 года в пригороде Сиднея. В 1929 году он отслужил срочную службу в кавалерийском полку, затем был последовательно сотрудником банка, совладельцем гаража и страховым агентом, а в 1938 году с подачи друга-летчика записался в сиднейский аэроклуб и прошел обучение пилотированию. При этом страстью к полетам Колдуэлл так и не воспылал, набрав к концу лета 1939 года только 11 часов самостоятельного налета.

После начала Второй мировой он, тем не менее, решил податься в военную авиацию и, подправив свидетельство о рождении, чтобы не выходить за предельный для приема возраст в 28 лет, в октябре 1939 года записался добровольцем в резерв австралийских ВВС (RAAF – Royal Australian Air Force).

В феврале следующего года началось обучение в офицерской летной школе, но вскоре стало известно, что весь курс после выпуска пойдет не в строевые части, а будет оставлен инструкторами для курсантов следующих наборов. Решив, что такая карьера ему не нужна, Колдуэлл тут же забрал документы, благо на службу тогда набирали строго на добровольной основе. Затем он заново записался в RAAF, но уже по программе подготовки летчиков для пополнения частей ВВС Великобритании (RAF – Royal Air Force), которую как раз тогда разворачивали в доминионах. С 27 мая 1940 года эркрафтмен (рядовой) 2-го класса Клайв Колдуэлл числился курсантом первого австралийского набора BCATP (British Commonwealth Air Training Plan – «План авиационной подготовки Британского Содружества»), завербовавшись на срок «на время войны плюс 12 месяцев после неё».

В ноябре после шести месяцев летной подготовки Колдуэлл успешно сдал лётный экзамен, и 12 января ему было присвоено звание «пайлот-офицер». В последний день месяца он был включен в список летчиков, ожидающих отправки на Средний Восток, а три дня спустя получил командировочное предписание, прибыв в Египет в конце марта.

Австралиец в африканской пустыне

В середине апреля новичок был прикомандирован к 73-й эскадрилье RAF на ливийском фронте и в короткий срок освоил истребитель «Харрикейн» Mk.I. В этой части Колдуэлл прослужил совсем недолго, успев выполнить лишь пару полетов на штурмовку в районе Тобрука, вернувшись в конце месяце в Египет ожидать постоянного назначения. 7 мая таковым стала недавно сформированная 250-я эскадрилья, получившая на вооружение американские истребители Кёртисс «Томахоук» Mk.IIB.

Эти самолеты несли заводскую окраску в цветах английского европейского камуфляжа: зеленый Dark Green и коричневый Dark Earth на верхних поверхностях и светло-серый с зеленоватым отливом Sky на нижних, но сами краски были не английскими, а немного отличающимися от них по оттенкам американскими фирмы «Дюпон». На бортах истребителей вскоре были нанесены стандартные коды светло-серого цвета Medium Sea Grey. За 250-й эскадрильей были закреплены литеры LD.

После освоения новой техники летчики приступили к патрульным полетам, а затем эскадрилью разделили. Одни пилоты были переведены в Египет на прикрытие Александрии, а другие, в число которых попал и Колдуэлл, были задействованы в начальной стадии операции против французского Леванта. После нескольких боевых вылетов в конце мая их также перебросили в Александрию.

Защищая этот порт от налетов итальянских бомбардировщиков, «Томахоуки» приняли участие в первых воздушных боях, и 6 июня Колдуэлл в паре с ведущим своего звена одержал первую воздушную победу эскадрильи. Впрочем, официально ее не засчитали, хотя и записали как подтвержденную в летные книжки пилотов.

13 июня эскадрилью перебросили на полевой аэродром в Западной Пустыне, а утром 18 июня она понесла первые потери. Восьмерка истребителей выполняла задание по штурмовке, и один из них был сбит зенитным огнем. На обратном пути на оставшиеся семь сверху свалилась четверка Bf 109 и сбила еще три самолета. Пайлот-офицер Дональд Манро (Donald A.R. Munro), с которым Колдуэлл учился в летной школе, выпрыгнул с парашютом, но опустился на землю уже мертвым. Никто не видел, чтобы немцы обстреливали его при спуске, но именно так этот эпизод был воспринят британцами. Колдуэлл вознамерился отомстить за товарища и в дальнейшем всегда старался причинить максимальный ущерб противнику, хотя, по его собственным словам, никогда не добивал тех, кто явно должен был попасть в плен.

26 июня пайлот-офицер Колдуэлл совершил свой 30-й боевой вылет. Задачей его группы было сопровождение бомбардировщиков, и, отражая нападение Bf 109 на своих подопечных, он сумел открыть официальный боевой счет. Четыре дня спустя, прикрывая конвой судов, идущих в осажденный Тобрук, австралиец уже сам участвовал в атаках на немецкие бомбардировщики, одержав две победы над Ju 87 и сбив совместно с напарником один Bf 110.

7 июля 250-я эскадрилья вместе с другими истребительными частями провела массовую свободную охоту в глубине территории противника. В целом этот вылет прошел безрезультатно и без особых приключений, но Колдуэлл, отставший от своей группы, наткнулся на пару итальянских «Фиатов» G.50. По возвращении на базу он отчитался об уничтожении одного из них, и, несмотря на отсутствие независимых подтверждений, победу засчитали.

Асом летчик стал 16 августа, одержав вдвоем с напарником еще одну победу над G.50 во время прикрытия конвоя транспортных судов. Если считать только личные успехи, то пятую победу ему засчитали 29 августа при не самых тривиальных обстоятельствах. Это тоже был вылет на прикрытие кораблей, но на этот раз британцы проспали приближение противника. Колдуэлл внезапно оказался под огнем пары Bf 109 из 1./JG 27. Сам он был ранен в руку, ногу и в лицо осколками плексигласа, а его изрешеченный самолет загорелся. Немцы, посчитавшие, что дело сделано, вышли из боя, а пожар на «Томахоуке» сам собой потух, когда австралиец уже приготовился покинуть обреченную машину. Тогда он снова пристегнул привязные ремни и, заметив поблизости самолеты противника, сам пошел в атаку, добившись победы.

В течение августа месяца самолеты 250-й эскадрильи прошли перекраску в пустынные цвета: поверх зеленых полей механики нанесли желто-песочный Middle Stone, а нижние поверхности покрасили насыщенно-голубой краской Azure Blue. Первые два истребителя получили новую окраску 2 августа, а к концу месяца работа была завершена. После смены камуфляжа изменился на белый цвет бортовых кодов, а коки винтов начали красить в красный.

В мирное время для присвоения звания флаинг-офицера требовались год-полтора выслуги без учета испытательного срока, но во время войны производство в чины шло значительно быстрее. Колдуэлл получил это звание 12 июля, ровно через полгода службы. Это было только началом его возвышения. В середине сентября он был поставлен исполнять обязанности командира флайта, и 25 числа был произведен в действующие (т.е., только на время исполнения обязанностей) флайт-лейтенанты.

В последних числах месяца австралиец записал на свой счет еще две победы. После этого начался полуторамесячный период относительного затишья, под конец которого должность закрепили за Колдуэллом уже на постоянной основе.

За первые четыре месяца в эскадрилье Колдуэллу довелось летать как минимум на дюжине разных истребителей, а вместе с должностью командира подразделения он получил и персональный самолет. Сначала это был борт AK324, а в октябре его сменил AK498 с бортовым кодом LD-C – безусловно, самый известный из «Томахоуков» аса в период его службы в 250-й эскадрилье. На этом самолете он прошел тяжелые бои во время операции «Крестоносец». Всего за месяц с небольшим с конца ноября по конец декабря 1941 года он одержал 9 подтвержденных и четыре предположительных воздушных победы, еще два самолета за ним числились уничтоженными на земле.

Самым успешным днем в карьере австралийца стало 5 декабря 1941 года, когда он повел дюжину истребителей в атаку на 40 бомбардировщиков Ju 87. По итогам боя ему засчитали пять сбитых «юнкерсов», что ввело его в немногочисленный «клуб асов одного дня». Кроме того, с 17 подтвержденными победами на счету он закончил год наиболее результативным летчиком союзников в Северной Африке.

6 января 1942 года Колдуэлла назначили командиром 112-й эскадрильи с одновременным присвоением соответствующего этой должности звания сквадрон-лидер, которое, как и предыдущее, было только временным. Эскадрилья осваивала только что полученные «Киттихауки» Mk.I, возобновив боевые вылеты 9 января. Её новому командиру, однако, днем ранее был записан один поврежденный Bf 109 – это или опечатка в дате, или же случайная встреча с противником во время тренировочного полета.

«Киттихауки» прибывали в Африку в заводской зелено-коричневой окраске и сразу по прибытии перекрашивались в пустынные цвета. При этом характерной особенностью первой партии истребителей, полученных 112-й эскадрильей, было «обгрызанное» желтое кольцо фюзеляжной кокарды. Очевидно, занимавшиеся покраской «маляры» считали эту часть опознавательного знака не слишком важной, да еще и теряющейся на желто-песочном фоне, и при закрашивании зеленых пятен камуфляжа озаботились только сохранностью синего кольца кокарды.

Уже после поступления в часть на носах всех истребителей были аккуратно прорисованы знаменитые акульи пасти, благодаря которым (и иллюстрированному газетному репортажу) 112-я эскадрилья прославилась на весь мир. На бортах машин были написаны традиционные для английской авиации кодовые обозначения (эскадрильные литеры GA).

Как такового, персонального самолета у Колдуэлла не было, но, похоже, летать он предпочитал на машинах с индивидуальной кодовой буквой в начале или конце алфавита: AK658 GA-X в январе-феврале 1942-го, AK900 GA-A в начале марта, AK772 GA-Y с собственным именем «London Pride» в середине марта, AK766 GA-X с собственным именем «The Grim Jester» в марте-апреле.

Командная должность подразумевала увеличение объема административных обязанностей, что не могло не сказаться на заметном падении интенсивности полетов. Всего за четыре месяца боевых действий на счет Колдуэлла записали три самолета, уничтоженных лично, и еще один в группе.

С учетом прошлых успехов это дало ему 20½ подтвержденных воздушных побед. Этот северо-африканский рекорд продержался еще долго, пока не был побит в апреле 1943 года.

В боях в Западной Пустыне Колдуэлл заработал от других летчиков прозвище Killer («Убийца»), которое c готовностью подхватили газетчики. Тогда он если и не гордился им, то, по крайней мере, относился с юмором, о чем говорят его фотографии в амплуа стрелка. Однако после войны Клайв им уже откровенно тяготился и пытался всеми силами отделаться, постоянно прося берущих интервью журналистов не называть его убийцей.

В начале мая 1942 года, после 12-месячного пребывания на фронте, ас закончил свой «боевой тур» и вскоре убыл в США, а оттуда в Англию. В июне он был прикомандирован к штабу авиакрыла Кенли (Kenley Wing). Там австралиец ознакомился с особенностями применения истребительной авиации на западном фронте и прошел переучивание на «Спитфайр» Mk.VB, налетав на самолетах этого типа в общей сложности 33 часа. Кроме тренировочных полетов, он отметился и в нескольких боевых вылетах, в одном из которых ему довелось исполнять обязанности винг-лидера.

В конце июля его стажировка в Кенли закончилась, и в первых числах августа он опять убыл в Америку, где посетил заводы фирмы «Кёртисс» и облетал несколько самолетов, в том числе новый «Киттихаук» P-40F с двигателем «Мерлин».

Над родным континентом

В середине сентября ас прибыл в Австралию и вскоре был назначен инструктором во 2-ю OTU (Operational Training Unit – «часть боевой подготовки», примерный аналог советского запасного авиаполка) RAAF, занимавшуюся введением в строй летчиков-истребителей. В том же месяце он с несколькими другими ветеранами участвовал в испытаниях недавно запущенного в серию австралийского истребителя «Бумеранг».

23 ноября Колдуэлл получил должность винг-лидера (заместителя командира) недавно сформированного 1-го истребительного крыла RAAF, а в первый день 1943 года – соответствующий ей временный чин винг-коммандера. Авиакрыло в составе трех эскадрилий «Спитфайров» Mk.VC предназначалось для прикрытия Дарвина и Северной территории от японских налетов. Полученные им истребители исходно предназначались для Северной Африки и несли стандартный для того театра камуфляж RAF, но с более светлой голубой краской Sky Blue на нижних поверхностях.

Австралийский стандарт окраски 1940–1944 годов был основан на предвоенном английском и состоял из красок Dark Green, Dark Earth и Sky Blue, незначительно отличавшихся оттенками от одноименных британских, поэтому на пустынных «Спитфайрах» потребовалось только перекрасить в зеленый цвет песочные поля камуфляжа, что и было проделано.

За Колдуэллом в конце ноября 1942 года закрепили BS295 (A58–20) из состава 452-й эскадрильи, а в начале 1943 года к нему добавился BS234 (A58–95) из 457-й эскадрильи. Оба истребителя несли белые бортовые коды CR-C (инициалы владельца), треугольный вымпел винг-коммандера под козырьком кабины и дополнительные неуставные обозначения в виде тонкой черной полосы на белом коке.

В конце января 1943 года летчики крыла приступили к боевому дежурству, и в период с марта по июль участвовали в отражении семи японских бомбардировочных рейдов на Дарвин и его окрестности. Как минимум в пяти случаях перехватчики вел Колдуэлл. Сам он тогда одержал семь подтвержденных и две предположительные победы.

В июле 1943 года 1-е крыло получило давно ожидаемое пополнение матчасти, и Колдуэлл получил новенький истребитель с номером JL394 (A58–210), несший обозначения, аналогичные предшественникам.

В августе-сентябре японцы перешли на ночные действия, и ни в одном из трех налетов пилоты «Спитфайров» так и не смогли обнаружить противника. Кроме бомбардировщиков и эскортирующих их истребителей, постоянным объектом охоты для 1-го крыла были самолеты-разведчики, которые поодиночке и мелкими группами регулярно появлялись в районе ответственности соединения. Винг-коммандер тоже участвовал в их перехватах, и в августе сумел сбить одну «Дину», ставшую его восьмой официальной победой на Тихом океане. С таким счетом он стал лучшим асом на «Спитфайрах» на Тихом океане.

Второй «боевой тур» Колдуэлла закончился 26 сентября 1943 года, и три последних месяца он исполнял обязанности командира крыла. В течение следующих семи месяцев ас работал старшим инструктором 2-й OTU.

В начале 1944 года Колдуэлл запросил перевод в Европу, но вместо это в марте ему сообщили о грядущем назначении в штаб истребительного авиакрыла, которое командование планировало сформировать специально для участия в наступлении на островах Танимбар (Голландская Ост-Индия). 7 мая он был назначен винг-лидером и одновременно исполняющим обязанности командира пока еще не существующего 80-го крыла RAAF, а 15 числа был утвержден в командной должности и приступил к формированию соединения. Положенное по должности звание «груп-кэптен» ему присвоили только 1 августа.

Под его начало должны были передать две эскадрильи из 1-го крыла, но фактически это произошло только 1 июля. 452-я эскадрилья к тому времени уже была перевооружена на «Спитфайры» Mk.VIII, а 457-я начала перевооружение буквально на следующий день после перевода. Один из Mk.VC с номером A58–259 (бывший MH646) с бортовым кодом RC-C, на котором прежде летал винг-лидер 1-го крыла, взял себе Колдуэлл, но уже 1 августа его сдали в депо вместе с остальными «пятерками», и вплоть до декабря командир обходился без персональных самолетов.

Десантная операция на Селару, отложенная еще в июне, была окончательно отменена в конце августа, и для крыла подобрали новое место действия – остров Моротай (Молуккский архипелаг), на котором в сентябре начались бои. Приказ на перебазирование крыла «как можно скорее» пришел 8 ноября, но его исполнение сильно задержалось, и 452-я эскадрилья прибыла на место в середине декабря, а 457-я присоединилась к ней только в начале февраля 1945 года. В конце того же месяца в состав крыла ввели 79-ю эскадрилью RAAF, приступившую к выполнению боевых заданий в конце марта.

Первые прибывшие на фронт летчики сразу же включились в отражение ночных налетов на остров, но это были последние рейды японской авиации в этом районе, и после наступления нового 1945 года самолеты противника больше не появлялись. Единственной задачей крыла стало нанесение штурмовых ударов.

29 мая 1944 года в австралийской авиации был введен новый стандарт, по которому все самолеты-истребители должны быть неокрашенными, но решением командующего сектором самолеты 80-го крыла сохранили зелено-коричнево-голубую окраску более раннего периода. В отличие от 1943 года двухцветные кокарды приобрели более органичные пропорции.

Показанный выше самолет был основным аппаратом аса, но у него было еще два запасных (оба из 452-й эскадрильи): LF.Mk.VIII A58–518 (MT618) и HF.Mk.VIII A58–528 (MT675). Первый отличался одинарной полосой на коке и отсутствием полосы на фюзеляже (бортовые коды, к сожалению, на фото не видны), а у второго отсутствовала черная «прожилка» на фюзеляжной полосе, а все три буквы кода располагались позади фюзеляжной кокарды и были белыми. Кроме того, борт A58–528 нес нестандартную зелено-голубую окраску, с которой экспериментировали в 452-й эскадрилье. К сожалению, качество фотографий не позволяет определить, были ли верхние и боковые поверхности полностью покрашены предназначавшейся для самолетов непосредственной поддержки краской Foliage Green, или же ей закрасили только коричневые поля прежнего камуфляжа.

Полное отсутствие воздушного противника и постоянные вылеты на штурмовку совсем не нравились летчикам, однозначно предпочитавшим воздушные бои, победы и славу победителей. Они были сильно недовольны американским командованием, задвинувшим их в «медвежий угол», и серьезно сомневались, что использование «Спитфайров» в качестве ударных машин может быть оправдано по соотношению потерь и причинённого противнику ущерба. В итоге в апреле 1945 года произошло то, что потом газетчики назвали «моротайским мятежом». Восемь старших офицеров двух истребительных крыльев, в числе которых был и Колдуэлл, уже закончивший свой «боевой тур», но пока еще остававшийся на Моротае, в знак протеста против неправильного использования их соединений подали в отставку.

После этого командование отстранило от должности несколько человек, в том числе и Колдуэлла с заместителем, но в их случае причиной стало заведенное дело по обвинению в контрабанде спиртного на борту самолетов ВВС и нескольких фактах его продажи американцам. Винг-лидер признал себя виновным и был понижен в звании на один ранг, а Колдуэлл отверг обвинение и был отдан под трибунал. Суд состоялся в январе 1946 года. Ас его проиграл, и в феврале был разжалован из временного сквадрон-лидера (и действующего груп-кэптена) во временные флайт-лейтенанты. Его постоянное звание «флаинг-офицер» оставалось неизменным с 1941 года!

В марте 1946 года Колдуэлл вышел в отставку, и с тех пор больше ни разу не пилотировал самолет, хотя совершил несколько полетов в качестве пассажира. Успешно занимаясь бизнесом, он прожил всю жизнь в Сиднее и скончался в 1994 году в возрасте 84 лет.

Авторы: Михаил Быков /Юрий Сергиевич

Источник:https://warspot.ru/

4+

Помощь проекту

Уважаемые читатели! Мы работаем для вас — стараемся подбирать и публиковать самые интересные и познавательные статьи. Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете помочь развитию нашего журнала.
Заранее благодарим вас за вашу поддержку!
https://www.privat24.ua
Карта Приватбанк 5168745300344147