Гастатори: прокладывая путь пехоте

0

В годы Первой мировой войны в итальянской армии, как и в вооружённых силах большинства других участников этого конфликта, появились специальные штурмовые отряды — Reparti d’assalto. Вооружённые подрывными зарядами, огнемётами, средствами преодоления проволочных заграждений и гранатами, они первыми атаковали вражеские полевые укрепления, прокладывая путь пехоте. Но после окончания Первой мировой опыт штурмовых отрядов остался невостребованным, и через два десятилетия итальянцам пришлось создавать их заново.

К началу Второй мировой войны итальянская армия не располагала специальными инженерными штурмовыми частями — их функции были возложены на пехоту. Интерес к подобным формированиям появился только после немецкого блицкрига на Западе в мае-июне 1940 года. По оценке Джакомо Карбони, возглавлявшего в то время итальянскую военную разведку, именно штурмовые сапёрные части в значительной мере обеспечили высокий темп наступления вермахта.

Идею подхватил полковник Пьетро Стейнер, начальник школы инженерных войск в городе Чивитавеккья, который оформил соответствующее предложение в своём рапорте. Уже 6 июля 1940 года заместитель начальника генштаба генерал Марио Роатта приказал командованию инженерных войск приступить к созданию новых частей, предназначенных для штурма укреплений. Предписывалось немедленно приступить к подготовке личного состава, а также разработке соответствующих инженерных средств. Новое формирование, названное Zappatori d’Assalto («штурмовые сапёры»), получило свою эмблему — серо-зелёную гренаду с красным пламенем и меч-гладиус. Уже 21 сентября формирование переименовали в Guastatori del Genio. Новое название ассоциировалось с батальонами гастаторов, существовавшими в армиях Савойи, а затем Сардинского королевства в XVII–XIХ веках.

Подготовка

15 июля 1940 года командование инженерных войск начало отбор добровольцев, а 1 августа была официально создана школа сапёров в Чивитавеккье (вскоре переименованная в школу гастатори). Школу возглавил полковник Стейнер, её создание велось в молниеносном темпе — уже в середине августа она была готова принять одновременно до 1000 курсантов. Однако существование этого заведения было очень коротким — оно успело произвести лишь два выпуска, позволившие сформировать девять рот гастатори. В частности, с 9 августа до 30 сентября прошли обучение военнослужащие 1-й, 2-й, 7-й и 8-й рот, предназначенных для 2-й и 8-й армий. Ещё пять рот были подготовлены в период с 5 октября по 18 ноября: 3-я и 4-я, образовавшие 32-й батальон гастатори, 6-я и 9-я альпийская, вошедшие в 30-й батальон (предназначенный для Альпийского армейского корпуса), а также отдельная 5-я.

В ноябре 1940 года полковник Стейнер был направлен в Албанию, где началась война против Греции, а школу в Чивитавеккье передали в ведение пехоты — теперь вместо Guastatori del Genio она готовила Guastatori di Fanteria. Обучение и далее велось инструкторами из инженерных войск, но «пехотные гастатори» утратили свой элитарный характер и добровольный принцип комплектования. Программа обучения была существенно урезана — из неё изъяли всё, относившееся к действиям, сковывающим продвижение противника, в том числе установку минных полей и разминирование. Пехотное командование стремилось как можно быстрее сформировать по батальону гастатори для каждого армейского корпуса — и это удалось (всего создали десять таких батальонов, не считая отдельных рот и взводов). Эту ветвь развития гастатори мы «вынесем за скобки», сосредоточившись на Guastatori del Genio.

Подготовка Guastatori del Genio продолжалась в учебной роте 5-го инженерного полка. Она произвела шесть выпусков (около 1000 человек — примерно 40% от общего числа принятых на обучение), позволивших покрыть потери и сформировать новые роты: 10-ю, 11-ю и альпийские 30-ю и 30-ю бис.

Обучение и организация

Система обучения гастатори была разработана полковником Стейнером, ставшим настоящим новатором в деле подготовки элиты инженерных войск. Основной упор он делал на выработку физической выносливости, психологической стойкости и доведение до автоматизма навыков владения оружием. Большое внимание уделялось выработке командного духа и взаимной поддержки — так, отделение, боец которого во время обучения был ранен, повторяло прохождение курса, начиная его с новичками. А риск ранения и даже гибели был вполне реален: обучение проводилось с использованием боевых патронов и настоящих подрывных зарядов.

Курс начинался с физической подготовки, призванной отсеять тех, кто не способен справиться с нагрузками. Затем проводилась стрелковая подготовка (стрельба из карабинов с разных положений) и обучение бою гранатами. Последнее организовывалось как дуэль — два отделения забрасывали друг друга учебными гранатами. Упор делался на выработку рефлекса: заметив, что противник замахивается для броска, боец должен был немедленно бросить свою гранату, и лишь затем пытаться укрыться. Часть бойцов обучалась использованию группового оружия — ручных пулемётов «Бреда» и 45-мм миномётов «Бриксия».

Наиболее трудной частью курса являлось обучение тактике штурма укреплений с применением взрывчатки. Проверив на себе поражающее воздействие различных подрывных зарядов, полковник Стейнер сократил до минимума безопасную дистанцию во время учебных штурмов. Кроме того, гастатори обучались установке и снятию минных заграждений, проделыванию проходов в невзрывных заграждениях, инженерной разведке местности, ориентированию и скрытому выдвижению к объекту атаки, в том числе ночью и при ограниченной видимости (дымовые завесы). «Выпускным экзаменом» служила атака отделением гастатори дота с применением подрывных зарядов.

Самой крупной частью гастатори являлся двухротный батальон. Рота состояла из взвода управления (отделения управления, связи и снабжения), насчитывавшего 40 человек (один офицер, два сержанта и 37 рядовых), и четырёх взводов гастатори (в каждом два отделения по 18 человек и управление — командир взвода, ординарец и шофёр).

Основной тактической единицей являлось отделение, подразделявшееся на две группы — штурмовую и поддержки. Штурмовая насчитывала 11 человек и включала две секции подрывников по четыре человека, расчёт огнемёта (два человека) и командира секции (сержанта). Одна из секций подрывников имела удлинённые заряды (так называемые «бангалорские торпеды»). Использовались изделия немецкой фирмы «Маннесманн» — трёхметровые, состоявшие из трёх секций. Каждый подрывник переносил один комплект заряда в брезентовом чехле. Задачей этой секции было проделывание прохода в проволочном заграждении. Вторая секция подрывников имела трёхкилограммовые заряды взрывчатки в жестяных контейнерах. Через проход, проделанный первой секцией, эти бойцы должны были прорваться к доту и просунуть заряды внутрь через амбразуры, используя длинные деревянные шесты. С ними взаимодействовал расчёт огнемёта.

Группа поддержки состояла из семи человек, включая командира (сержанта), расчёт ручного пулемёта «Бреда» (три человека) и расчёт миномёта «Бриксия» (три человека). Их задачей являлась поддержка действий ударной группы и постановка дымовой завесы.

Рота гастатори согласно штату насчитывала шесть офицеров, 18 сержантов и 173 рядовых. На вооружении находилось по восемь ручных пулемётов «Бреда» mod. 30, 45-мм миномётов «Бриксия» mod. 35 и огнемётов mod. 35 (позже появились более совершенные огнемёты mod. 40 и mod. 41), 108 карабинов «Каркано» mod. 38, 83 пистолета «Беретта» mod. 34, 27 сигнальных пистолетов и 24 пары ножниц для резки колючей проволоки. Штатный парк транспортных средств роты был скромен — шесть лёгких грузовиков и один мотоцикл.

Опыт боёв показал, что части гастатори располагают недостаточной огневой мощью. Особенно остро ощущалось отсутствие противотанковых средств и личного автоматического оружия (пистолетов-пулемётов). На фронте эту ситуацию старались исправить, придавая ротам не положенные по штату 20-мм противотанковые ружья, 47-мм противотанковые пушки и 81-мм миномёты.

Балканы и Восточный фронт

Боевой дебют гастатори состоялся во время Балканской кампании 1940–1941 годов. В ней приняли участие три роты — 5-я, 6-я и 9-я альпийская. Последняя была придана 19-й пехотной дивизии «Венеция», а затем — 6-й пехотной дивизии «Кунео». В войне против Греции она использовалась по назначению, штурмуя укреплённые позиции. Потери 9-й роты составили 13 погибших и 17 раненых. 6-ю роту придали 36-й пехотной дивизии «Форли», действовавшей в районе реки Шкумбин. 5-я рота гастатори участвовала в войне против Югославии, будучи приданной 131-й танковой дивизии «Чентауро». Гастатори совместно с берсальерами этой дивизии участвовали во взятии Дубровника. В июне 1941 года все три роты вернулись в Италию.

6-я и 9-я роты, сведённые в 30-й батальон, придали Альпийскому армейскому корпусу, который планировалось использовать в боях на Кавказе. 31 июля 1942 года батальон прибыл в Горловку. Здесь гастатори прошли курс обучения обращению с немецкими средствами инженерного вооружения, в том числе магнитными кумулятивными зарядами. Тем временем концепция поменялась — было принято решение сосредоточить всю итальянскую 8-ю армию на Дону, где она прикрывала бы фланг немецких войск, наступавших на Кавказ. 25 сентября 1942 года 30-й батальон прибыл на позиции в районе станицы Архангельская. Здесь гастатори занимались задачами обычных сапёров — укреплением позиций, постановкой и снятием минных полей.

Советская наступательная операция на Среднем Дону (известная как «Малый Сатурн»), проведённая во второй половине декабря 1942 года, привела к разгрому основных сил 8-й армии. Однако Альпийский корпус, занимавший позиции на её левом фланге, почти не пострадал — основной удар советских войск пришёлся южнее. Очередь до «альпини» дошла в январе 1943 года.

В течение нескольких недель основным противником 30-го батальона были партизаны, но 15 января 1943 года часть срочно перебросили в Россошь, где находился штаб корпуса и куда приближались советские танки. На следующий день 9-я рота гастатори попыталась занять позицию в предместье, но попала в засаду и понесла значительные потери, сумев уничтожить несколько танков. В попытках удержать Россошь 30-й батальон потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 160 человек (в том числе своего командира Маццучелли ди Мораццоне). Отступив из города, около 200 гастатори сосредоточились в посёлке Подгородное. Началось мучительное отступление через морозную степь. 25 января остатки батальона достигли Николаевки, где Альпийский корпус сумел прорвать окружение. В Италию вернулись лишь 65 человек (6 офицеров, 7 сержантов и 52 рядовых) — примерно седьмая часть первоначального состава 30-го батальона.

Тобрук

14 января 1941 года 3-я и 4-я роты гастатори прибыли в Северную Африку, образовав временный батальон под командованием капитана Джузеппе Каппуччио. В его подчинении находилось 15 офицеров, 28 сержантов, 276 рядовых гастатори и 73 солдата инженерных войск (не прошедших курс подготовки гастатори). Поначалу батальон занимался возведением полевых укреплений, но начавшееся в апреле контрнаступление в Киренаике дало гастатори шанс в полной мере продемонстрировать свои навыки.

27 апреля 1941 года обе роты прибыли в район крепости Тобрук. Гастатори предстояло поддерживать подразделения танковой дивизии «Ариете», моторизованной «Тренто» и пехотной «Брешиа». В качестве типичного примера тактики гастатори можно рассмотреть бой 30 апреля за опорный пункт Рас-эль-Медауар (на первой линии фортификаций Тобрука), который обороняли австралийцы. Два взвода 3-й роты гастатори действовали в составе боевой группы майора Гагетти (5-й батальон берсальеров, две роты танкеток L3, три танка М11, 11-й артдивизион). На рассвете гастатори сняли мины, форсировали противотанковый ров и проделали проходы в проволочном заграждении. Под пулемётным и артиллерийским обстрелом они при помощи огнемётов, подрывных зарядов и гранат атаковали позиции противника. Часть австралийцев была взята в плен, остальные бежали, бросив своих раненых. 3-й роте пришлось удерживать занятые позиции до 9 мая, когда ей на смену пришли берсальеры. Потери оказались весьма ощутимыми: 11 погибших (в том числе командир роты лейтенант Тучи), 31 раненый и 4 пропавших без вести. Всего же обе роты за две недели боёв потеряли 95 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Окончательного перелома достичь не удалось, но успешные действия гастатори не остались незамеченными — 11 мая их расположение посетил генерал Эрвин Роммель.

Обе роты вывели на отдых и переформирование. Из Италии прибыло 50 человек пополнения, но это не компенсировало всех потерь. 15 августа временный батальон получил постоянный статус и номер 32. Ровно месяц спустя, в ночь с 14 на 15 сентября, 32-й батальон гастатори вместе с немецким 900-м сапёрным батальоном участвовал в штурме высоты 146 (Марса-эль-Зейтун), находившейся внутри оборонного периметра Тобрука. Первым в дело вступил немецкий батальон, сумевший в ходе упорного штурма овладеть высотой. Но австралийцы контратаковали и начали теснить немцев. На выручку союзникам по собственной инициативе пришли гастатори. Хотя 900-й батальон, потеряв около 100 человек убитыми, был вынужден отступить, итальянцы удержали позиции. 15 сентября батальон вновь посетил Роммель, вручивший четырём особо отличившимся гастатори Железные кресты 2-го класса.

Вскоре 32-й батальон вновь отвели на отдых. Гастатори прошли дополнительный курс обучения борьбе с танками. В ходе операции «Крусейдер» (успешной попытки британского командования деблокировать Тобрук, предпринятой в ноябре-декабре 1941 года), 32-й батальон понёс большие потери — около 17% личного состава. Там же сражался и прибывший из Италии 31-й батальон (1-я, 2-я, 7-я и 8-я роты), который взаимодействовал с дивизиями «Павия» и «Болонья», уничтожая британские танки подрывными зарядами. Наибольшие потери 31-й батальон понёс в ходе отступления, начавшегося 18 декабря, — уже на следующий день его колонна была атакована британскими бронеавтомобилями, в результате чего потеряла (в основном пленными) восемь офицеров, 19 сержантов и 171 рядового. К январю 1942 года общее число потерь 31-го батальона достигло 362 человек, часть отвели в Триполи на отдых и переформирование. Наиболее потрёпанную 2-ю роту пришлось расформировать, влив её остатки в 1-ю.

В мае 1942 года 31-й и 32-й батальоны вновь вернулись на фронт — Роммель начал новое наступление под Газалой, направляясь к Тобруку. 20 июня оба батальона (32-й к тому времени насчитывал лишь около 260 человек, в его ротах вместо четырёх взводов оставалось лишь по два) обеспечивали атаку укреплений Тобрука. 7-я рота проделала проходы в минных полях для танковой дивизии «Ариете», 8-я — для моторизованной «Триесте». 32-й батальон решал аналогичные задачи в интересах моторизованной дивизии «Тренто», а 1-я рота оставалась в резерве.

Эль-Аламейн

Летом 1942 года оба североафриканских батальона гастатори удалось моторизовать, использовав для этого трофейные автомобили. Вместе с остальными итало-немецкими силами они преследовали противника до Эль-Аламейна. 3 июля 32-й батальон, насчитывавший к тому времени всего 120 человек, участвовал в первой атаке на позиции под Эль-Аламейном, но был остановлен сильным артогнём. В ночь с 5 на 6 июля в расположении батальона разбился британский бомбардировщик — бомбы на его борту сдетонировали, что привело к новым потерям. Комбат майор Франческини получил серьёзное ранение в голову, его сменил капитан Марио Ди Луцио. Остатки батальона заняли позиции вместе с 7-м полком берсальеров. 16 августа 32-й батальон, в котором оставалось всего 72 человека (главным образом, из взводов управления) был расформирован, а его остатки влились в 31-й батальон.

31-й батальон поначалу держали в резерве — на линии фронта он появился только в середине августа. Вместе с частями дивизий «Болонья» и «Тренто» и немецкой парашютной бригады «Рамке» он участвовал в битве под Алам-эль-Хальфой. В начале сентября 31-й батальон, в котором оставалось 317 человек, вывели в тыл, а несколько дней спустя придали парашютной дивизии «Фольгоре». В октябре были получены пополнения из Италии, благодаря чему численность 31-го батальона возросла до 610 человек. До начала Второго сражения под Эль-Аламейном гастатори занимались установкой минных полей (в том числе с применением трофейных британских мин) и возведением полевых укреплений.

23–29 октября 31-й батальон плечом к плечу с парашютистами сражался с главной ударной группировкой южного крыла британских войск — это стоило ему примерно 100 человек. Когда 2 ноября началось отступление, автомобилей хватило лишь для трети 31-го батальона, остальная его часть отходила пешим порядком. 5 ноября батальон был атакован британскими бронеавтомобилями, потеряв 30% своего состава (в том числе была полностью уничтожена 8-я рота). Когда 8 ноября остатки 31-го батальона добрались до Тобрука, в нём оставался всего 321 человек. К концу месяца их вывели в Триполи.

В начале 1943 года 31-й батальон (в составе 1-й и 7-й рот) действовал в Тунисе, поддерживая дивизии «Пистойя» и «Ла Специя». Сначала гастатори сражались на «линии Марет», а затем на «линии Вади-Акарит». 13 мая 1943 года 31-й батальон капитулировал вместе с другими итало-немецкими силами в Тунисе.

Здесь же окончился и боевой путь 5-й роты гастатори. Она довольно долго находилась в Италии, будучи приданной 80-й пехотной дивизии «Ла Специя», которая готовилась к десанту на Мальту. После окончательного отказа от этой операции 5-я рота 10 ноября 1942 года прибыла в Киренаику, где занималась установкой минных полей и возведением противотанковых заграждений. В Тунисе она сражалась на «линии Вади-Акарит» вместе со 125-м пехотным полком дивизии «Ла Специя». Рота капитулировала 11 мая 1943 года.

Другие подразделения гастатори

К середине 1943 года все батальоны гастатори были разгромлены, но несколько отдельных рот продолжали существовать. 10-я рота, сформированная 1 июня 1942 года, проходила специальную подготовку для применения в составе морского десанта на острове Эльба и в Ливорно. Позже её включили в состав сил, выделенных для захвата Корсики, но до момента капитуляции Италии 10-я рота так и не успела поучаствовать в боях.

30-я альпийская рота гастатори была сформирована в августе 1942 года. Предполагалось отправить её на Восточный фронт для усиления 30-го батальона, но вместо донских степей гастатори оказались в горах Югославии, где занимались охотой на партизан. Капитуляция застала 30-ю роту в Италии, куда она была отведена на отдых и переформирование. Её «сестра-близнец» 30-я бис альпийская рота появилась в списках итальянской армии в апреле 1943 года. Поначалу она участвовала в антипартизанских операциях в верхнем течении реки Изонцо, а в конце июля сменила номер на 1-й и вошла в состав вновь сформированного 31-го батальона.

В апреле 1943 года сформировали 11-ю роту гастатори, предназначенную для усиления войск в Тунисе. Она не успела попасть в Северную Африку до капитуляции войск Оси на этом театре военных действий, а вместо этого сражалась на Сицилии, где и была уничтожена.

Незадолго до капитуляции Италии была предпринята попытка восстановить 31-й батальон гастатори, получивший статус альпийского. Штат части существенно пересмотрели с учётом опыта войны. Батальон должен был иметь в своём составе штаб, роту поддержки (два взвода 81-мм миномётов и два — 47-мм противотанковых пушек) и четыре роты гастатори. Каждая из рот включала в себя управление, отделение снабжения, отделение разминирования и четыре взвода гастатори, в каждом из которых имелось две штурмовые группы и одна группа поддержки. Помимо пистолетов и карабинов, батальон должен был получить 128 пистолетов-пулемётов, 32 ручных пулемёта, 48 45-мм и 4 81-мм миномёта, 4 47-мм противотанковые пушки, 64 огнемёта и значительный автопарк (четыре тяжёлых и 34 лёгких грузовика, 1 легковой автомобиль, 11 мотоциклов).

31-й альпийский батальон гастатори был сформирован в Банне 1 августа 1943 года. В его состав вошла 30-я бис рота (ставшая 1-й); до капитуляции успели сформировать также 3-ю и 4-ю роты гастатори. Костяк батальона составили ветераны Восточного фронта и Северной Африки — 54 офицера и 99 сержантов. Но среди примерно 1000 рядовых большинство были новобранцами, требовавшими основательного обучения. До капитуляции Италии 8 сентября 1943 года они успели пройти лишь начальную подготовку. В последующие несколько дней батальон не получал никаких приказов и 13 сентября был распущен голосованием личного состава.

За время боёв итальянские гастатори зарекомендовали себя хорошо подготовленными и мотивированными бойцами, однако во многих случаях их подразделениям не хватало огневой мощи. В общей сложности подготовку по программе гастатори инженерных войск прошли около 4000 человек — 18% из них погибли, а 40% получили ранения или увечья.

Автор:Андрей Харук


Источники:

  1. https://warspot.ru/
  2. Crociani P., Battistelli P.P. Italian Army Elite Units & Special Forces 1940-43. – Oxford: Osprey Publ., 2011
  3. Sobski M. Guastatori – saperze szturmowi armii włoskiej // Militaria. – 2017. – №5
  4. guastatori.it
0

Помощь проекту

Уважаемые читатели! Мы работаем для вас — стараемся подбирать и публиковать самые интересные и познавательные статьи. Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете помочь развитию нашего журнала.
Заранее благодарим вас за вашу поддержку!
https://www.privat24.ua
Карта Приватбанк 5168745300344147