3+

16 января 1943 года (по другим данным — 6 января) зенитчики американского крейсера «Хелена» сбили пытавшийся атаковать этот крейсер японский пикирующий бомбардировщик «Вэл». В этом не было бы ничего необычного, если бы не один нюанс: впервые в мире самолет был сбит снарядом с автоматическим дистанционным радиовзрывателем, который взорвался примерно в 10 метрах от него и поразил его осколками.

Как известно, обычные зенитные снаряды взрываются либо при прямом попадании либо при срабатывании самоликвидатора(дистанционной трубки) на определенной высоте. А добиться прямого попадания по малоразмерной и быстро движущейся цели очень сложно, особенно — на больших дистанциях. Поэтом средний расход зенитных боеприпасов на один сбитый самолет во времена Второй мировой войны достигал 20-25 тысяч, то есть, стрельба была крайне неэффективной.

Применение радиовзрывателей позволило повысить результативность зенитного огня в десятки раз, однако, создание такого механизма было исключительно сложной задачей, которая, во время Второй мировой, оказалась под силу только американскому ВПК. Американцы, используя как собственные, так и предоставленные в их распоряжение английские разработки, сумели в 1942 году создать миниатюрный допплеровский радиолокатор на пяти крохотных радиолампах, способный поместиться в корпусе снарядного взрывателя, выдержать колоссальную ударную нагрузку при выстреле и огромную центробежную силу, создаваемую при вращении летящего снаряда.

Для этого в сжатые сроки были разработаны специальные ударопрочные радиолампы, а электропроводка впервые в мире(!) была выполнена в виде печатных плат. Первые образцы радиовзрывателей имели очень высокую себестоимость — 470 долларов за штуку,  но это окупалось их эффективностью. На испытаниях три радиоуправляемых самолета-мишени были сбиты всего четырьмя снарядами!

Поэтому новинку немедленно запустили в массовое производство, подключив к ее производству свыше 100 предприятий. Благодаря этому до конца войны успели выпустить более 22 миллионов радиолокационных взрывателей Mark 32 VT proximity fuze, а себестоимость их производства снизилась до 18 долларов за штуку. Примерно каждый третий произведенный взрыватель был бракованным, но при массовом производстве столь сложных изделий это считалось приемлемым.

Несмотря на такой размах, изделие считалось строго секретным. Снаряды с радиовзрывателями разрешалось применять только над морем или в тыловой ПВО, чтобы исключить возможность попадания неразорвавшихся боеприпасов в руки противника. Только в 1945 году, во время боев в Арденнах, их впервые применили над сушей, понимая, что, даже если немцы получат образец радиовзрывателя, у них уже не будет времени и возможностей, чтобы его скопировать.

От советских союзников новинку тоже скрывали. Радиовзрыватели не только не поставлялись в СССР по ленд-лизу, но об их существовании русским «братьям по оружию» даже не сообщили. Однако уже в 1945 году завербованный советскими агентами шпион Юлиус Розенберг выкрал образец взрывателя и техническую документацию по его производству, передав всё это советскому резиденту в Вашингтоне.

В результате, через несколько лет производство точных копий proximity fuze было налажено в СССР под обозначением АР. Эти взрыватели в нескольких модификациях выпускались в СССР вплоть до 1960-х годов, пополнив длинный список вооружений и военной техники, полученных Советским Союзом благодаря военно-промышленному шпионажу и копированию зарубежных образцов.

Автор: Вячеслав Кондратьев

Источник:https://vikond65.livejournal.com/

3+

от admin