5+

Победа над нацистской Германией дорого обошлась советскому народу, по официальным(!) данным Советский Союз заплатил за «Победу», которую многие справедливо считают «Пирровой победой», 27-ю миллионами жизней своих граждан.  Военные потери составили, убитыми и пленными(так же, по официальным данным) около 16 622 000 солдат и офицеров. Поэтому, даже сложно представить себе радость тех, кто выжил в этой «мясорубке». Многим солдатам просто не верилось, что наконец-то все «это» закончилось и они могут вернуться к мирной жизни и своим семьям. Но были среди военнослужащих РККА и те, кто не хотел снова оказаться в Стране Советов. Эти люди воспользовались неразберихой праздничных дней и дезертировали, не желая возвращаться в «Страну победившего социализма» с её ГУЛАГами, крепостными колхозниками, регулярными голодоморами и бараками вместо нормального человеческого жилья.

Они увидели другую жизнь

Случаи, когда «русские»(написано в кавычках потому как имеется в виду не национальность, а собирательное название граждан Российской империи) служивые люди предпочитают остаться в стране, в которую пришли с оружием в руках, не так уж редки. Например, после Заграничных походов Русской армии (1813-1814 годы) тысячи солдат и офицеров, одолевших армию Наполеона, не пожелали возвращаться в реалии крепостного права и прочих «прелестей» Российской империи.

Научный сотрудник Центрального архива Минобороны РФ Елена Концова написала статью «Работа политорганов и морально-психологическое состояние личного состава Красной армии на завершающих этапах «Великой Отечественной войны»: исторические реалии и современные представления». Эта работа была опубликована в сборнике «Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность» (ИРИ РАН, 2015).

Автор отметила, что многих красноармейцев поразило европейское благосостояние. Солдаты впервые увидели «буржуазный» образ жизни. «У отдельных военнослужащих появились неправильные и вредные, с точки зрения советской морали, настроения, которые в той или иной форме высказывались в беседах с товарищами. Так, военфельдшер Массный в разговоре со старшим сержантом Липовиным говорил: «Вот как живут румыны, всего вдоволь, культура, а у меня в Пензе семья живёт впроголодь».

Как свидетельствовала военная цензура, некоторые военнослужащие в письмах на родину выражали желание остаться после войны в Румынии или Венгрии, мотивируя это тем, что якобы здесь легче прожить, здесь больше культуры и лучше народ», – написала Е. Н. Концова. Красноармейцев удивила развитая инфраструктура Германии, Австрии и других стран Европы, роскошные магазины, рестораны и гостиницы. Прекрасные асфальтированные дороги, выложенные кафелем туалеты(причем туалеты не на улице, а прямо в доме), богатая домашняя утварь(назначение которой даже многие советские офицеры не могли понять) аккуратных сельских(кирпичных) домиков, велосипеды, личные автомобили, телевизоры, стиральные машины и патефоны – всё это впечатлило людей, никогда не видевших такого благосостояния.

Разглядев совсем другую жизнь, некоторые солдаты и офицеры задумались: стоит ли возвращаться в Страну Советов, где еще до войны царила настоящая разруха и где многие люди голодали. По словам Е. Н. Концовой, политработники активно боролись с подобными настроениями среди военнослужащих, старались объяснить, что «богатство европейцев нажито через эксплуатацию трудового народа». Но некоторые красноармейцы ничего не имели против капитализма.

Дезертиров было немало

Известно, что в Европе воевало почти 7 миллионов советских солдат, в Польше, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Австрии и Германии остались сотни тысяч их могил. Но и дезертиров тоже оказалось немало. Согласно данным архива Минобороны РФ, за все годы Второй мировой войны около 1 700 000 солдат и офицеров сбежали из воинских частей.

В сентябре 1944 года заместитель начальника отделения Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом Л. Забоев подготовил для руководства справку о численности дезертировавших из Красной армии за три года войны. На тот момент их насчитали 1 210 224 человека. Если учесть, что Красная армия подошла к границе СССР ещё в марте 1944 года, и принять на веру официальные данные МО РФ, то получается, что более 500 тысяч солдат и офицеров РККА дезертировали на территории Европы в конце войны.

Вероятно, многие из этих людей хотели остаться на западе, иначе сложно объяснить такое массовое бегство из рядов побеждающей армии. Например, 24 апреля 1945 года, во время битвы за Берлин, советский военный лётчик на своём самолёте перемахнул на территорию, контролируемую вермахтом. Это был последний перебежчик из Красной армии, официально зарегистрированный нацистами, позже им стало уже не до канцелярских формальностей.

Причины для бегства у каждого человека были свои: кто-то не мог простить советской власти репрессированных родственников, кто-то ненавидел коммунистов ещё со времён насильственной коллективизации, кого-то по возвращении в СССР ожидало заключение за совершённые на войне преступления, кто-то стремился к свободе и материальному достатку.

Праздничная неразбериха

Побег из расположения воинской части – дело опасное и непростое, тем более что за настроениями красноармейцев бдительно следили политруки, сотрудники НКВД. Но в условиях праздничной неразберихи, когда практически все военнослужащие опьянели от долгожданной победы, дезертировать было гораздо легче.

Множество солдат отправились домой: кто на попутках, кто на подводах, кто в специальных эшелонах, а кто-то своим ходом. Сразу после войны большую часть военных контрразведчиков уволили, поскольку работа «органов» реформировалась с учётом изменившейся ситуации. Группа советских войск в Германии была сформирована 10 июня 1945 года.

Вскоре во всех воинских подразделениях, дислоцированных в зоне влияния СССР, были созданы так называемые особые отделы, которые занимались контрразведывательной деятельностью. Об этом подробно рассказал в своей книге «Смерть диверсантам и шпионам! Правда о Смерше» (Москва, 2010) ветеран органов НКВД Леонид Иванов. Вот и получилось, что в течение месяца – с 9 мая по 10 июня 1945 года – возникла уникальная ситуация, когда многие люди могли запросто затеряться.

Нацисты больше не вели никакого учёта граждан, новой немецкой администрации ещё не было, в советских войсках происходила реорганизация, а союзников по антигитлеровской коалиции дезертиры не особо интересовали. Точной информации, сколько красноармейцев осталось в Европе после окончания войны, нет ни у кого. И всё же по косвенным данным можно оценить масштабы явления.

Тысячи перебежчиков 

Работу коллектива учёных, занимавшихся статистическими подсчётами в архивах Минобороны РФ, возглавлял военный историк Григорий Кривошеев. Под его редакцией вышла книга «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил» (Москва, 2001). Согласно данным группы Г. Ф. Кривошеева, по состоянию на 1 июля 1945 года в отчётах сотрудников НКВД числилось 212 400 военнослужащих, проходивших под определением «не разыскано отставших от эшелонов, дезертиров».

Стоит отметить, что представители военной контрразведки регулярно проводили облавы в разных регионах СССР и стран Европы, выявляя сотни беглецов. Реальные случаи, когда человеку удавалось скрыться от «органов», были достаточно редки. И если к 1 июля 1945 года в розыске находилось более 200 тысяч возможных дезертиров, то можно сделать вывод, что многие из них сбежали из воинских частей в праздничной неразберихе. Хотя некоторые из этих людей могли дезертировать ещё до окончания войны.

Если учесть, что на территории Европы в мае 1945 года находилось порядка 6-7 миллионов советских солдат и офицеров, которые уже обратили внимание на благосостояние немцев, румын, австрийцев и венгров, то желание и возможность дезертировать вполне могли оказаться у 1-2% от общего количества красноармейцев, а это порядка 100-150 тысяч человек. Впрочем, вряд ли все из них сумели сбежать.

Что было потом

Большинство дезертиров оказались в фильтрационных лагерях НКВД, ведь по решению Ялтинской конференции 1945 года союзники по антигитлеровской коалиции передали советских граждан, оказавшихся в зоне их влияния, властям СССР. Географ и историк Павел Полян рассказал о добровольно-принудительной репатриации в статье «Советские граждане в рейхе: сколько их было?». Эта научная работа опубликована в бюллетене «Население и общество» ИНП РАН (№ 53 за 2001 год).

По сведениям учёного, репатриации подлежали около 8 700 000 человек. Львиную долю из них составляли остарбайтеры и бывшие узники концлагерей. Лишь около 700 тысяч советских граждан, находившихся в Европе после войны, остались на Западе. Сколько среди таких «невозвращенцев» было дезертиров? Никто не знает. Некоторые могли затеряться, купив поддельные документы и заведя романы с местными жительницами, если говорили по-немецки. Как написал в своих мемуарах ветеран контрразведки Л. Г. Иванов, отдельные военнослужащие группы советских войск в Германии тоже стремились сбежать на Запад, женившись на немках. В первые годы после войны граница между будущими ГДР и ФРГ ещё не так надёжно охранялась. Но особисты пресекали почти все подобные попытки.

Автор: Орынганым Танатарова

Отредактировано и дополнено ЕНОТОМ

Источники:

https://russian7.ru/

https://mirovich.media/

https://julia-lj.livejournal.com/

https://picturehistory.livejournal.com/

5+

от admin