3+

67 лет назад, 7 мая 1954 года, капитулировала крепость Дьен Бьен Фу — главный опорный пункт французских колонизаторов на северо-западе Вьетнама. Название крепости в переводе с вьетнамского означает Долина Глиняных Кувшинов. В этой долине состоялось последнее крупное сражение французской армии и одновременно последняя битва такого масштаба эпохи колониальных войн. Через два месяца в Женеве было подписано соглашение, в соответствии с которым Франция навсегда потеряла Индокитай.

И хотя после этого французы еще шесть лет уныло, жестоко и безнадежно отбивались от партизан в Алжире, а потом многократно проводили «полицейские» акции в своих бывших колониях, можно сказать, что именно в Долине Глиняных Кувшинов окончательно рухнуло в грязь былое колониальное величие Франции. В этом сражении, продолжавшемся около двух месяцев, была разгромлена элита французской армии — парашютно-десантные части, тиральеры (бывшие зуавы) и Иностранный легион. Причем разгромлена не европейцами, а «вьетнамскими аборигенами», которых заносчивые галлы ранее не принимали всерьез.

Это высокомерное пренебрежение к противнику стало главной причиной катастрофы, постигшей французскую армию. Командующий войсками в Индокитае генерал Анри Наварр решил создать мощную укрепленную базу во вражеском тылу, чтобы оттуда воздействовать на коммуникации противника, а впоследствии использовать ее в качестве плацдарма для широкомасштабного наступления. Он был уверен, что вьетнамцы никогда не смогут захватить эту базу, которую будут защищать лучшие французские войска. Однако он ошибся, а эта ошибка стоила жизни почти тринадцати тысячам французов и их союзников.

Сперва все шло как по маслу. 20 ноября 1953 года началась операция «Кастор». Парашютисты беспрепятственно высадили десант в намеченнном пункте, легко захватив находившийся там аэродром, построенный еще японцами во времена Второй мировой войны и охранявшийся небольшим вьетнамским гарнизоном. Потом на захваченную ВПП стали приземляться тяжелые транспортники с подкреплениями, оружием, снаряжением, и военной техникой.

На плацдарм размером 3х6 километров перебросили 10 танков, 35 артиллерийских орудий калибром от 105 до 155 мм, несколько 120-миллиметровых минометов, а также — эскадрилью истребителей-бомбардировщиков «Биркэт». Французы были уверены, что этого вполне достаточно, поскольку долина Дьен Бьен Фу со всех сторон окружена многокилометровыми густыми джунглями, которые считались непроходимыми для артиллерии и для любой военной техники.

Командир десанта, бравый кавалерийский полковник Кристиан Мари Фердинанд де ла Круа де Кастри приказал возвести на холмах, окружавших взлетную полосу, 11 земляных фортов, которым он дал имена своих любовниц: Анна-Мари, Габриэль, Беатрис, Клодин, Франсуаза, Хюгетт, Наташа, Доминик, Юнон, Элиан и Изабель. За фортом Изабель построили запасную взлетную полосу. Ниже помещена условная схема укреплений Дьен Бьен Фу, на которой можно увидеть их взаимное расположение. Но в реале они, конечно, выглядели гораздо более внушительно и состояли не только из мешочных баррикад.

Форты и центральное укрепление, где полковник устроил свою резиденцию, были опоясаны несколькими рядами колючей проволоки и минными полями. Через пару недель де Кастри настолько уверовал в незыблемость и безопасность своего положения, что приказал доставить ему очередным рейсом фамильное столовое серебро, подушки, перины, шелковое постельное белье, а также — несколько ящиков дорогих вин и трубочного табака.

Гарнизон Дьен Бьен Фу поначалу состоял из примерно 11 тысяч солдат и офицеров. О том, что это были за люди, можно прочесть в воспоминаниях ветерана Иностранного легиона, сержанта Клода-Ива Соланжа. «Быть может, нескромно так говорить, но в наших рядах сражались идеальные солдаты, настоящие боги войны. И это были не только французы, но и немцы, скандинавы, русские, поляки, южноафриканцы и даже японцы. Немцы все до единого прошли Вторую мировую, русские — тоже. Помню, во второй роте моего батальона служили два казака, воевавшие под Сталинградом: один — в военной жандармерии, а другой — цугфюрером в кавалерийской дивизии СС. Оба они погибли при обороне форта «Изабель».

Три месяца французы дурели от безделья, а тем временем командующий вьетнамской армией старший генерал Во Нгуен Зяп не сидел сложа руки. Он распорядился прорубить сквозь джунгли в направлении Дьен Бьен Фу несколько дорог, тщательно маскируя их от воздушного наблюдения, для чего рабочие связывали высокие ветви деревьев, так что они образовывали «зеленые тоннели». Инфракрасных датчиков тогда еще не было, поэтому французы, несмотря на периодические облеты территории, ничего не обнаружили. По дорогам к крепости шли войска и артиллерия, для которой так же скрытно оборудовали огневые позиции.

«Курортная идиллия» закончилась 13 марта 1954 года, когда по Дьен Бьен Фу совершенно неожиданно для французов открыли ураганный огонь 40 122-миллиметровых и 76-миллиметровых пушек, а также 60 минометов и 12 «катюш». Под прикрытием огненного шквала в атаку устремилась 38-я «стальная» пехотная дивизия Вьетнамской народной армии, разделенная на 33 ударные штурмовые группы. За несколько минут вьетнамцы захватили передовой форт Беатрис, перебив всех его защитников, не успевших сбежать.

Артобстрел Дьен Бьен Фу, начавшийся 13 марта 1954 года, продолжался непрерывно вплоть до капитуляции крепости. Ежедневно на ее территорию падало с среднем около 1000 снарядов и более полутора тысяч минометных мин. Поначалу французы пытались вести контрбатарейную борьбу и подавлять вражескую артиллерию действиями авиации, однако вьетнамцы создали над своими позициями надежный «колпак» из 80 скорострельных 37-миллиметровых зениток советского производства. Атаки штурмовиков и бомбардировщиков успешно отражались, французы ежедневно теряли по несколько машин, пока не исчерпали боевые возможности своей авигруппировки.

 

Одновременно вьетнамские орудия и «катюши» раз за разом разрушали взлетные полосы. Французы под огнем, рискуя жизнью, закапывали воронки, но они тотчас же появлялись снова. Через пару недель осажденные поняли, что их усилия — бесплодны. 26 марта из Дьен Бьен Фу вылетел последний самолет. После этого эвакуация раненых стала невозможной, а снабжение начало осуществляться методом сброса грузов на парашютах. Но и это занятие оказалось рискованным, так как зенитки насквозь простреливали воздушное пространство над плацдармом. Более полутора десятков транспортников было сбито.

Чтобы обезопасить себя, летчикам пришлось перейти к ночным действиям и увеличить высоту сброса до трех километров, однако при этом из-за ветра и промахов более половины парашютных контейнеров с продовольствием, боеприпасами и медикаментами попадало к вьетнамцам. Таким образом, французская авиация начала снабжать не столько собственных солдат, сколько их противников.

По воздуху доставлялись и подкрепления. Во второй половине марта в Дьен Бьен Фу в дополнение к уже имевшемуся там 11-тысячному контингенту десантировалось еще несколько парашютных батальонов. Это довело численность гарнизона до 15 тысяч человек, однако в распоряжении генерала Во Нгуен Зяпа к тому времени уже имелось более 40 тысяч строевых бойцов и еще 10 тысяч в частях обеспечения. Такое соотношение сил делало положение крепости безнадежным, а попытка деблокировать ее ударом извне была отражена.

Несмотря на то что французы, спасаясь от обстрелов, зарывались все глубже в землю, постоянный артогонь наносил им большие потери. Однако обстрелами дело не ограничивалось. Вьетнамцы то и дело атаковали, умело используя тактику штурмовых групп. К концу марта они захватили форты Беатрис и Хьюгетт, а в апреле пали укрепления Анна-Мари, Габриэль, и Изабель. Форт Элиан отразивший несколько атак, вьетнамцы взорвали вместе с защитниками, подведя под него минную галерею. Территория плацдарма сократилась до двух квадратных километров. Сбрасывать на этот «пятачок» грузы по ночам и с больших высот стало невозможно, почти все контейнеры попадали к противнику.

К началу мая в крепости пришлось урезать пайки и ввести жесткое нормрование расхода боеприпасов. Французы к тому времени были крайне истощены, измотаны и деморализованы. Они уже не хоронили убитых и даже не вытаскивали из-под огня тяжелораненых в светлое время суток, оставляя их лежать до темноты, так как каждый квадратный метр простреливался. Многие изувеченные солдаты напрасно кричали, безответно взывая о помощи, и умирали, так и не дождавшись санитаров.

Командование уже ничем не могло помочь гарнизону, кроме воодушевляюших радиограмм с обещаниями щедрых наград и призывами держаться до последнего. В ответ полковник де Кастри слал панические депеши о критичности своего положения и огромных потерях. Чтобы поднять его боевой дух, полковнику экстренно присвоили звание бригадного генерала. В этом прослеживается аналогия с Паулюсом, которого Гитлер произвел в фельдмаршалы за два дня до капитуляции окруженной сталинградской группировки. Паулюс, как известно, не внял пожеланию фюрера и не предпочел смерть позору капитуляции.

Де Кастри поступил аналогично, 7 мая он приказал вывесить над еще державшимися укреплениями белые флаги. В плен сдались 11720 солдат и офицеров, из них 4436 раненых. 2293 человека были убиты за время осады и 1729 пропали без вести, то есть, они тоже погибли, но их тела не были найдены. Таким образом, безвозвратные потери французской армии в двухмесячном сражении за Дьен Бьен Фу составляли 15742 человека.

Это больше, чем потеряла советская армия за 10 лет войны в Афганистане, да и вообще, ни одна европейская армия после окончания Второй мировой войны не несла таких потерь в одной боевой операции. Отношение вьетнамцев к пленным французам было весьма суровым, если не сказать — жестоким, а местных «власовцев» и «хиви» они просто сразу расстреляли. Живыми из плена вернулись лишь 3430 человек, то есть менее 30% сдавшихся.

Вся французская техника, находившаяся в Дьен Бьен Фу, была либо уничтожена, либо захвачена. Кроме того, вьетнамские зенитчики сбили 62 боевых и транспортных самолета и повредили еще 167. Потери Вьетнамской народной армии составляли 4020 человек убитыми, 9118 — ранеными и 792 — пропавшими без вести.

Автор: Вячеслав Кондратьев

Источник:https://vikond65.livejournal.com

3+

от admin