2+

О том какой именно реактивный самолет одержал первую победу сказать довольно сложно — историки до сих пор спорят, кому принадлежит пальма первенства — немецкому Me.262 или британскому Gloster Meteor.

История зафиксировала воздушные схватки германского и английского самолетов в двух разных боях, но точной информации о воздушных победах нет.

В оставшиеся 13 месяцев Второй мировой войны реактивная авиация, ставшая основой послевоенных ВВС во всем мире, не произвела сенсации — воздушные командиры противников еще не знали, как использовать доставшийся им мощный инструмент.

Ни «Метеоры», ни «Ласточки» (Schwalbe — так по-немецки назывался Ме.262) не сыграли решающей роли в воздухе, как и другие самолеты с реактивными двигателями. Однако и тот и другой внесли важный вклад в послевоенное развитие авиации других стран. Немецкий истребитель, после войны, попал в руки союзников, его подробно изучали в США, Британии и СССР.

Однако гораздо большее влияние на развитие советской авиации оказали британские реактивные двигатели — Лондон продал их Советскому Союзу по политическим соображениям, и эти установки были скопированы советскими инженерами.

Первые бои

О них приходится говорить именно так — во множественном числе, ибо было их два.

25 июля 1944 года немецкий реактивный истребитель Ме.262 атаковал в районе Мюнхена разведчик DH.98 Mosquito из 544-й эскадрильи Королевских ВВС.

Существует версия, согласно которой британский самолет был сбит — главным оружием двухмоторного разведывательного «Москито» была скорость, однако именно это не играло никакой роли в схватке с реактивным перехватчиком.

Между тем, на сайте КВВС(Королевских военно-воздушных сил) в разделе, посвященном истории авиабазы «Бенсон», с которой взлетал «Москито», говорится, что ему удалось скрыться в облаках после 20 минут погони.

Немецкий самолет принадлежал группе Erprobungskommando 262 (сокращенно — Ekdo 262), это была испытательная авиачасть, которая тестировала новые машины в боевых условиях.

27 июля первые боевые вылеты совершили британские F.Mk I Gloster Meteor, которыми была вооружена 616-я эскадрилья.

Эти скоростные самолеты казались командованию КВВС спасительным решением проблемы «Фау-1» — немецких крылатых ракет, которыми в то время активно обстреливали Лондон.

«Метеоры» к этому моменту уже были приняты на вооружение и сведены в эскадрилью №616.

Отсюда и неразбериха с первенством в боевом применении истребителей — «Мессершмитт» из испытательной группы, по мнению некоторых историков, не мог считаться самолетом на боевом задании(честно говоря, довольно спорная отговорка. прим. редакции).

Однако, на сайте тех же КВВС именно этот бой признан первой воздушной схваткой реактивного самолета в истории.

«Сырые» машины

Первая миссия британского реактивного самолета закончилась провалом — патрулировавший побережье британский летчик заметил крылатую ракету, зашел на нее, но у самолета заклинило пушки.

Через несколько дней, 4 августа, «Метеор» под управлением флаинг офицера (старшего лейтенанта) Дикси Дина открыл счет в истории побед реактивных самолетов.

 

Он также не смог сбить летящую бомбу из заклинившей пушки и использовал прием, который довольно часто применяли пилоты КВВС.

Он аккуратно поравнялся с летящей «Фау-1», поддел ее своим крылом и перевернул — бомба, которая могла лететь строго по прямой и при опрокидывании на спину падала на землю и взрывалась.

Правда, стоит сказать, что постоянные отказы оружия, и недостаток опыта в управлении новыми реактивными самолетами все же не позволил «Метеорам» снискать славу «охотников за Фау»

Немецкий же «Мессершмитт» не испытывал проблем с пушками, но у него была своя ахиллесова пята — двигатель.

Jumo 004B фирмы Junkers страдал от серьезных «детских болезней». Прежде всего, конструкторам не удалось довести до ума систему подачи топлива, и любая попытка резко увеличить тягу приводила к тому, что двигатель заливало топливом после чего начинался пожар. Помимо этого, ресурс двигателя составлял все лишь 10 часов, после чего его следовало отправлять на капитальный ремонт либо списывать.

Эта особенность могла испортить «карьеру» любому поршневому самолету, но высочайшая скорость — более 850 километров в час — была решающим фактором. Ме.262 зарекомендовал себя как высокоэффективный перехватчик, и тем самым частично определил судьбу своего противника «Метеора».

И без того не горевшее желанием отправлять новейшие самолеты в бой над чужой территорией, где противник мог их сбить и заполучить двигатели или другие секреты, командование КВВС отправило часть самолетов для тренировок экипажей бомбардировщиков. Они имитировали нападения немцев и помогали отрабатывать приемы борьбы с перехватчиками.

Запрет для «Метеоров» на полеты над территорией противника сохранялся почти до конца войны в Европе. Они сражались, но ограничивались перехватом германских самолетов, залетавших через линию фронта. Таковых в 1945 году было уже совсем немного.

«Мессершмитты» же наоборот — самым активным образом участвовали в боях, отражая налеты на Германию, и потому их боевой счет гораздо выше(в общей сложности Ме.262 удалось уничтожить около 150 самолетов противника прим. редакции)

Вокруг мотора

Двигатель был в то время главной частью истребителя. Образно говоря, самолет строился «вокруг мотора». Он был его сердцем и главной частью.

Уже после войны британские, советские, американские специалисты изучали все доставшиеся им германские реактивные самолеты (помимо Schwalbe Люфтваффе использовали одномоторный легкий Heinkel He.162, а также двухдвигательные Arado Ar.234).

В СССР, как и в Британии, США, Германии и других странах, велись работы по созданию собственного реактивного двигателя, этим занимался конструктор Архип Люлька.

Однако, эти работы были свернуты еще до войны и к 1945 году стало понятно, что Советский Союз, в области реактивной авиации, безнадежно отстал. Поэтому, после войны, в СССР наладили выпуск трофейных моторов Jumo-004 и BMW-003 под обозначением РД-10 и РД-20 соответственно. Однако, и тот, и другой были слишком «сырыми» и к тому же уже не отвечали требованиям времени, уступая по своим характеристикам английским двигателям.

Двигатель для советских ВВС

В результате двигатели удалось купить в Британии — премьер-министр Клемент Эттли дал добро на продажу в Советский Союз нескольких моторов фирмы Rolls-Royce — Derwent (которым были оснащены «Метеоры») и Nene. Турбореактивный двигатель Nene был на то время самым мощным авиамотором в мире.

Британские моторы были не только самыми мощными, но и самыми надежными, и с наибольшим ресурсом.

В своей книге «Цель жизни» советский авиаконструктор Александр Яковлев описал свой разговор со Сталиным.

«Мы внесли также предложение о необходимости закупки реактивных двигателей «Дервент» и «Нин». В отличие от двигателей с многоступенчатыми осевыми компрессорами, эти — с центробежными компрессорами — были конструктивно проще и проявили себя с самой лучшей стороны в эксплуатации. Сталин очень удивился такому, как он считал, наивному предложению: «Какой же дурак станет продавать свои секреты!». Но я разъяснил, что «Нин» и «Дервент» уже несекретны, широко рекламируются в печати, и лицензии на их производство проданы ряду стран англичанами».

Но на самом деле эта продажа в Британии была воспринята со скандалом. В договоре продажи, конечно же, было четко оговорено, что «Советский Союз не имеет права использовать британские двигатели для создания боевых машин«, но как известно, договора с Советским Союзом «не стоят и бумаги на которых они написаны» и этот случай тоже не был исключением.

Nene и Derwent в СССР разобрали, скопировали и построили свои моторы — получившие обозначение, соответственно, РД-45 и РД-500.

Советский Derwent — РД-500 — ставился на двух ранних реактивных истребителях Ла-15 и Як-23. РД-45, который в серийном производстве назывался ВК-1, позволил СССР построить один из самых известных и массовых самолетов — МиГ-15.

Автор:Павел Аксенов

Источники:

https://www.bbc.com/

https://airpages.ru/

https://ru.wikipedia.org/

http://airwar.ru/

Отредактировано и дополнено ЕНОТОМ

2+

от admin