9+

Советско-финляндская, или “Зимняя” война 1939–40 гг. до сих пор во многом остаётся загадкой — тайной, завёрнутой в покров неизвестности. Историю этой, так называемой, «непопулярной войны» в советские времена всегда старались замалчивать, да и сейчас, в современной России, в которой сплошь и рядом стали переписывать историю в угоду режиму о «Зимней войне» стараются особо не распространяться.

Речь в данной статье пойдет о нескольких советских дивизиях, наступавших на огромном пространстве от побережья Ладоги до Лапландии, которые угодили в окружение и варились в “котлах Маннергейма”. О “Линии Маннергейма” слышали все, а вот о “котлах” имени того же маршала — нет. Даже термин такой ещё не употреблялся.

Бои при Суомусалми и Кухмо

9-я армия РККА должна была выйти на побережье Ботнического залива в районе Оулу, “разрезав” Финляндию в её самой узкой части и лишив эту страну железнодорожного сообщения со Швецией, поставлявшей финнам оружие, боеприпасы, снаряжение и волонтёров из стран Запада.

В рамках данного плана 163-я дивизия взяла посёлок Суомусалми, но затем многотысячные финские подкрепления во главе с полковником Сииласвуо её окружили. Однако командир 163-й комбриг Зеленцов сумел грамотно организовать оборону.

Дворянин по происхождению, он был поручиком Русской императорской армии, ветераном 1-й Мировой, имел ордена св. Анны и Станислава за боевые отличия. Благодаря начальнику Генштаба РККА Шапошникову Зеленцов в 1937 году избежал репрессий.

На помощь Зеленцову была направлена 44-я стрелковая дивизия под командованием практически не имевшего боевого опыта комбрига Виноградова. Лишь в 1936 году он получил звание майора, а уже в начале 1939-го руководил дивизией.

С 20 декабря 44-я, усиленная бронетанковой бригадой — более 15 тысяч человек, 40 танков, 120 орудий, сотни грузовиков и 4 500 лошадей — без организованной разведки и охранения растянулась по Раатской дороге на десятки километров.

Финны отрезали её от советской границы и ударами с флангов стали рассекать дивизию на ряд котлов, применив тем самым специфическую для “Зимней войны” тактику motti (на финском — “кубометр дров”).

До Зеленцова части 44-й так и не дошли. Комбриг организовал арьергард и под его прикрытием пошёл на прорыв. По льду озера Киантаярви 163-я дивизия двинулась на северо-восток и вышла к границе СССР. В целом с начала боевых действий её потери составили порядка 2 605 человек убитыми, ранеными и обмороженными. По финским данным, потери 163-й дивизии были гораздо бо́льшими.

Командира разгромленного 662-го стрелкового полка этого подразделения Шарова и его комиссара Подхомутова арестовали и отдали под суд. Они “чистосердечно” признались во вредительстве и были расстреляны перед строем. Зеленцов же после войны получил орден Красного Знамени и звание генерал-майора.

Он остался комдивом — правда, уже 88-й стрелковой дивизии — и погиб в Карелии 15 августа 1941-го.

По окончании эпопеи 163-й дивизии  финны бросились добивать 44-ю, которая осталась один на один с врагом. Существенное численное и материально-техническое превосходство советским солдатам не помогло, да и как — морозы достигали −40 °С, а многие красноармейцы не имели зимнего обмундирования; боевые машины выходили из строя.

Кроме того, снежные заносы и характер местности мешали их применять. Возникло угрожающее положение с продовольствием. Окружённых постоянно обстреливали мобильные отряды лыжников, снайперы и артиллерия неприятеля.

Руководство подразделения потеряло управление войсками, и 7 января начался их беспорядочный отход, быстро переросший в бегство.

По данным штаба дивизии, только с 1 января потери соединения составили 4 674 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Оно лишилось почти всего тяжёлого вооружения и боевой техники. 40% вышедших из окружения бойцов были даже без винтовок.

Виноградова, получившего запоздалый приказ отступить, сохранив матчасть, что в сложившихся условиях было нереально, начальников политотдела и штаба 44-й, Пахоменко и Волкова, судил военный трибунал. 11 января 1940 года их расстреляли перед строем.

В 1990 году трибунал Ленинградского военного округа Виноградова реабилитировал.

Сынам Суоми досталось множество танков, орудий и миномётов, автомобилей, станковых и ручных пулемётов, а также лошадей. Полковник Сииласвуо был повышен в звании.

Потери финской стороны в этой операции составили до 2 670 убитых и раненых.

Одним из секретов двойного успеха финнов было то, что они, можно сказать, родились вместе с лыжами и могли свободно маневрировать своими силами, быстро перебрасывать их на десятки километров, тогда как советские войска являлись пленниками дорог: не могли оторваться от них из-за отсутствия у пехоты лыж и наличия массы различной техники, обозов и лошадей.

После боёв в районе Суомусалми группа новоиспечённого генерал-майора Сииласвуо двинулась под Кухмо против 54-й горнострелковой дивизии комбрига Гусевского. К февралю финнам удалось её окружить, затем они рассекли район обороны подразделения на 8 частей.

И хотя благодаря трофеям они были хорошо обеспечены артиллерией, 54-я продержалась до заключения перемирия. Но её потери составили 6 423 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести — 60% штатной численности горнострелковой дивизии.

Однако и финская сторона понесла значительно бо́льшие, чем при Суомусалми, потери. Тем не менее Гусевский по результатам командования дивизией во время “Зимней войны” аттестацию на генеральское звание не прошёл и с должности комдива в том же 1940 году был снят. Он пропал без вести после 18 августа 1941 года под Гомелем, командуя остатками стрелкового корпуса.

Уничтоженная дивизия

Вдоль побережья Ладожского озера наступала 168-я, а севернее — 18-я стрелковая дивизия 8-й армии. Последней была придана 34-я танковая бригада. Брошенные в бой части этих подразделений на рубеже 1939–40 года также попали в “котлы Маннергейма”.

18-я в конце февраля пошла на прорыв, но была почти что вся уничтожена. Она потеряла 12 тысяч солдат и офицеров из 15. Это было единственное соединение РККА, в ходе “Зимней войны” подвергшееся полному разгрому. Знамя дивизии захватили финны, сняв его с тела убитого комиссара Разумова. Поэтому подразделение поздней расформировали. Командир части, комбриг Кондрашев, 29 августа 1940 года был расстрелян. Реабилитировали его в 1968 году.

Судьба 168-й стрелковой дивизии была намного завидней. Она сражалась в окружении вплоть до заключения мира и доставила финнам массу хлопот.

75-я дивизия той же 8-й армии полного окружения избежала и отошла на рубеж реки Айтоёки. Но значительная часть её вооружения досталась противнику.

В целом на этом — Питкярантском — направлении потери РККА убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести в период “Зимней войны” составили не менее 35 тысяч человек.

Эти потери были наибольшими из понесённых Вооруженными силами СССР за всю Вторую мировую на участке фронта от реки Свирь до Баренцева моря.

Тем не менее, ценой чудовищных потерь в живой силе и технике, Советскому Союзу все таки удалось в 1940 году вынудить Финляндию к подписанию мира. По Московскому мирному договору ему досталось 11% прежней территории Финляндской республики с городом Выборг, вторым по величине после столицы — Хельсинки. Однако цена этой победы, выраженная в человеческих жизнях, оказалась непомерно высокой, за каждый захваченный километр финской земли Советский союз заплатил по 2000 жизней своих солдат.

Автор : Станислав Хатунцев

Источник:https://fitzroymag.com/

9+

от admin