4+

85 лет назад, 13 ноября 1936 года в Испании состоялся боевой дебют истребителя И-16, ставшего символом и «иконой стиля» советской довоенной авиации. За высокую маневренность и относительно небольшие размеры испанцы дали этой машине прозвище «Моска» (Mosca), то есть, «муха». Первая эскадрилья И-16 в составе 16 машин прибыла на Мадридский фронт 10 ноября, а уже через два дня — приняла бой.

Утром франкисты совершили очередную попытку бомбить Мадрид. На задание вылетели пять трехмоторных «Юнкерсов» Ju-52 и три легких бомбардировщика «Ромео» в сопровождении 14 истребителей «Фиат» CR-32. На подлете к городу их перехватили 16 советских истребителей И-15 во главе со старшим лейтенантом Павлом Рычаговым.

В ожесточенном бою были сбиты три «Фиата», упавшие на республиканской территории. Еще три итальянца получили повреждения, но смогли перетянуть через линию фронта. Два из них разиблись при вынужденных посадках, третий приземлился благополучно.

Уцелевшие фашистские пилоты доложили о шести воздушных победах, но реально были сбиты только два советских истребителя. Командир звена Петр Пуртов, очевидно, погиб еще в воздухе и не смог воспользоваться парашютом. Его неуправляемая машина, беспорядочно кувыркаясь, рухнула на землю.

Другой командир звена Карп Ковтун сумел выпрыгнуть из горящего истребителя, но почему-то выскользнул из парашютных ремней и разбился насмерть. Возможно, он перед вылетом забыл застегнуть карабин подвесной системы парашюта или не затянул лямки.

Примерно в три часа дня состоялся новый налет, в котором, помимо итальянцев, приняли участие немецкие истребители «Хейнкель» Не-51 из легиона «Кондор». Ту же пятерку «Юнкерсов» и тройку «Ромео» прикрывали 12 «Хейнкелей» и шесть «Фиатов». Кроме того, советские летчики заметили новый тип самолета путчистов  — «сигарообразный моноплан с небольшим горбиком, высокой скоростью, но слабой маневренностью». Это был прототип новейшего истребителя «Хейнкель-112», отправленный немцами в Испанию для испытаний на боевое применение.

На перехват стартовали 12 И-15 во главе с Рычаговым и 12 И-16 под командованием капитана Сергея Тархова (испанский псевдоним «капитан Антонио»). В лобовой атаке его «Моска» столкнулась с «Хейнкелем» обер-лейтенанта Крафта Эберхарта. Немец погиб, а Тархов сумел выпрыгнуть с парашютом прямо над центром Мадрида. Однако это его не спасло.

Горожане, не знавшие о присутствии в Испании советских пилотов, сразу схватили Тархова, приняв его за немца, избили, а кто-то несколько раз выстрелил в него. Вскоре на место происшествия приехал советский журналист Михаил Кольцов и через переводчика объяснил мадридцам о том кто на самом дели попал в их руки, но было уже поздно. Поученные Тарховым ранения и травмы оказались несовместимы с жизнью и 23 ноября он умер в госпитале. Позже ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Еще одной жертвой этого боя стал летчик Владимир Бочаров. Его И-16 был подбит и совершил вынужденную посадку на вражеской территории. А на следующий день один из «Юнкерсов» во время очередного налета на Мадрид сбросил над городом на парашюте деревянный ящик, к котором лежало обезглавленное и разрубленное на куски тело летчика. К нему прилагалась записка с угрозой, что так будет с каждым попавшим в плен «красным» авиатором. 

Помимо Эберхарда немцы в тот день потеряли командира звена Оскара Хейнрици. Его «Хейнкель» попал под огонь «Моски», которую пилотировал лейтенант Сергей Черных. Германский пилот получил смертельное ранение, но сумел посадить машину и истек кровью, не дождавшись помощи. Еще семь «Хейнкелей» получили повреждения, причем — достаточно серьезные, поскольку через два дня после воздушного сражения все они, согласно немецким документам, находились в небоеспособном состоянии.

Пока «Моски» дрались с истребителями, «Чатас» атаковали бомбардировщики, однако, больших успехов не добились. Только два «Юнкерса» были повреждены, но оба они сумели вернуться на свой аэродром и успешно приземлиться. Летчик Евгений Ерлыкин доложил о том, что он совместно с ведомым — французским волонтером капитаном Дари сбил «старый двухместный Фоккер» (очевидно — «Ромео»), но франкисты эту победу не подтвердили.

Общий итог воздушных боев: фашисты потеряли безвозвратно семь самолетов — пять «Фиатов» и два «Хейнкеля», а Советы — четыре: два И-15 и два И-16. В общем, боевое крещение «Моски» прошло далеко не столь триумфально, как у «Чатас», которым в первых боях удалось сбить семь вражеских самолетов без потерь со своей стороны.

Думаю, немалую роль в этом сыграла слабость вооружения ранней модификации И-16 тип 5, отправленной осенью 1936 года в Испанию. На ней стояли всего два крыльевых пулемета ШКАС, которые при стрельбе быстро перегревались и не отличались высокой надежностью. Нередко их «клинило» и тогда самолет оставался всего с одним работающим пулеметом, а то и вовсе безоружным. Это подтверждается отчетами о боевом применении И-16 в Испании и на Халхин-Голе.

Автор: Вячеслав Кондратьев

Источник:https://vikond65.livejournal.com
4+

от admin