6+

80 лет назад, 20 сентября 1941 года, была предпринята первая неудачная попытка прорыва блокады Ленинграда, которая привела лишь к образованию маленького плацдарма на южном берегу Невы шириной около двух километров и глубиной до 800 метров — печально знаменитого «Невского пятачка». Красноармейцы удерживали его более полугода, непрерывно атакуя и пытаясь расширить плацдарм.

Но вместо того, что бы сосредоточить достаточное количество войск для прорыва немецкой обороны на столь небольшом участке, советские горе-полководцы вводили войска в бой небольшими подразделениями, наподобие какого-то жуткого конвейера. Немцы, занимавшие позиции по периметру плацдарма, скрупулезно зафиксировали, что только с 15 ноября по 27 декабря 1941 года русские атаковали 106 раз силами от двух рот до нескольких батальонов, из них 16 раз — с применением танков.

Но все атаки были отбиты, при этом гитлеровцы уничтожили 51 танк, а потери атакующих в живой силе они не смогли оценить. Но на «пятачок» непрерывно шли подкрепления, хотя, добирались далеко не все, так как простреливался не только сам плацдарм но и участок Невы за ним, а также — участок противоположного берега у поселка Невская Дуброовка, где готовились войска для переправы. Ежедневно(заметьте, ежедневно, а не еженочно, согласитесь, под покровом ночи переправлять войска через простреливаемый участок было бы гораздо разумнее прим.редакции) немецкие снаряды топили в ледяной воде десятки лодок и плотов с солдатами, танками, пушками, боеприпасами и продовольствием.

А те, гому удавалось ступить на южный берег, в среднем жили на плацдарме не более трех суток, после чего их либо эвакуировали обратно через реку в медсанбат, либо — они навсегда оставались на плацдарме. И этот жуткий конвейер работал день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, пока немцы в конце апреля 1942 года не нанесли контрудар и не ликвидировали плацдарм.

Среди солдат Ленинградского фронта «пятачок» считался адским местом. Среди них ходили поговорки: «Кто на «пятачке» не бывал, тот горя не видал» и «Кто с «пятачка» живым возвратился, тот дважды родился». Пожалуй, ни на одном участке советско-германского фронта РККА за всю войну не несла столь больших потерь на столь малом клочке земли.

Однако, что характерно, потери эти не подсчитаны до сих пор, есть лишь очень приблизитеньные оценки, причем их разброс колоссален. Первая оценка — 200 тысяч погибших — была опубликована в газете «Правда» в 1975 году и растиражирована во многих советских изданиях. Исходя из этой цифры, получалось что на каждый квадратный километр территории плацдарма приходилось 100 тысяч убитых — цифра невиданная в мировой истории войн.

Тогда в советской пропаганде величие победы определялось количеством жертв, понесенных ради нее. Однако потом спохватились, что столь дикие потери с ничтожным результатом, мягко говоря, не очень лестно характеризуют полководческие таланты советских военачальников, а заодно свидетельствует об их фатальном пренебрежении солдатскими жизнями.

И потери стали уменьшать. Начали появляться различные числа. Мне в разных источниках встречались 50 тысяч, 68 тысяч, 120 тысяч и 150 тысяч, причем в одних случаях указано, что последние две цифры включют раненых, а в других — не указано. В общем, данные различаются в разы, а это как-то не способствует доверию к ним и говорит о том, насколько «замечательно» был организован учет потерь РККА во время войны.

Несомненно одно: «пятачок» с полным основанием можно назвать филиалом Ада на Земле. Вот отрывок из воспоминаний Ю.Р. Пореша — участника боев на Невском плацдарме в ноябре 1941 года, которому посчастливилось выжить:

К моменту высадки нашей роты все окопы, ходы сообщений были забиты замерзшими трупами. Они лежали на всей площади пятачка, там, где их настигла пуля или осколок. Трудно об этом вспоминать, но так было: укрытие, в котором мне и моим двум товарищам довелось разместиться, было вместо наката перекрыто окоченевшими трупами, трупами были выложены стены, амбразуры для ведения огня были оборудованы между трупами, уложенными вдоль окопов вместо бруствера. Вся площадь пятачка представляла собой сплошное кладбище незахороненных солдат и офицеров.

К этому сложно что-либо добавить, кроме того, что в патриотическом кино про войну такого точно не покажут. Однако можем повторить.
Далее — карта Невского плацдарма в начале и в конце его существования, а также — снимки советских военкоров, побывавших не нем и вернувшихся. Разумеется, самые жуткие вещи они не снимали, да и из того, что снимали, публиковалось далеко не всё, но эти фото, всё же, передают атмосферу. 

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник:https://vikond65.livejournal.com
6+

от admin