2+

Многое из того, что мы знаем о самураях навязано нам кинематографом. Однако, то, что нам было показано в фильмах далеко не всегда соответствует действительности. Представления о чести, обычаи и даже оружие самураев были совсем не такими, как многие привыкли считать.  

1. Главное оружие самурая — катана

Чаще всего самураев изображают с двумя мечами за поясом — длинной катаной и коротким вакидзаси. Поэтому большинство людей считают их воинами ближнего боя, сражающимися на мечах. Но это не так.

Катану и вакидзаси самураи, конечно, использовали, но только в случаях крайней необходимости. В основном же это оружие служило подтверждением их статуса, потому что простолюдинам — купцам и ремесленникам — можно было носить только один, короткий меч (а потом и его запретили).

На поле боя же самураи были в первую очередь конными лучниками. Это привилегия дворян, потому что в маленькой Японии с нехваткой пастбищ и лошадь стоила целое состояние. Буси(самураи) почти всегда носили длинный лук вакю, дайкю или юми и бамбуковые стрелы к нему, а умение стрельбы из этого оружия для самурая, зачастую, было даже важнее, чем фехтование.

Вполне логично, потому что противника обычно легче застрелить, чем тыкать в него мечом.

Щитов самураи, в отличие от европейских рыцарей, не носили. За них это делали их оруженосцы — они таскали большие деревянные щиты татэ, чтобы господин мог за ними укрыться во время стрельбы.

Если доходило до рукопашной, самураи брали копья яри, нагинаты (нечто вроде японской алебарды, эдакий гибрид сабли и копья) ,железные дубинки и палицы канабо для борьбы с противником в доспехах.

Ещё буси использовали кусаригаму и кусари‑фундо — клинки и серпы на цепи, которыми в кино обычно вооружают только ниндзя.

Наконец, иногда они пользовались нодати — очень длинным, слегка изогнутым мечом (нечто вроде японской версии цвайхандера). Катану же порой и вовсе не брали на поле боя, предпочитая хранить как предмет статуса.

2. Самураи до последнего верны своему даймё

В современной культуре слово «самурай» — синоним чести и преданности. Древние японские воины‑аристократы представляются буквально помешанными на этом. Они готовы не только убить, но и умереть за своего господина. И даймё достаточно пошевелить бровью, чтобы его самурай отправился на самоубийственную миссию или совершил сэппуку, лишь бы сберечь достоинство.

Но на самом деле самураи, как и европейские рыцари, вовсе не были такими уж безукоризненно верными. Они служили своему даймё, пока тот платил им — в основном рисом. Если же господин переставал устраивать самурая, тот запросто мог переметнутьсяк хозяину получше вместе со всеми своими воинами.

В Европе, среди рыцарей, предательства тоже случались, но к совершившему такой низкий поступок рыцарю окружающие начинали относиться, мягко говоря, предосудительно. В Японии же уход от господина не считался среди самураев чем‑то совершенно неприемлемым.

Алессандро Валиньяно, иезуитский миссионер, проповедовавший в Японии в 1573 году, так писал о самураях:

Они восстают всякий раз, когда у них есть шанс узурпировать власть своих правителей либо присоединиться к врагам. Затем они снова меняют сторону и объявляют себя союзниками. Но восстают ещё раз, когда появляется возможность. Такого рода поведение не дискредитирует их вообще.

Алессандро Валиньяно

У японцев до сих пор существует поговорка «семь падений, восемь подъёмов». Именно столько раз даймё, по идее, мог простить предавшего его доверие вассала. Или временно освободить подданного от службы, чтобы тот не возмущался.

3. Катаной можно легко разрубить другой меч

Существует поверие, что самурайские клинки невероятно прочны и остры. Ими можно рассечь несколько человек пополам одним ударом, разрубить вражеский меч или ствол огнестрельного оружия, разделить на две части брошенный шёлковый платок или конский волос и так далее.

Однако катана не особенно сильно отличалась от сабли или шашки. Дело в том, что у японцев было очень мало хорошей стали, а потому никакими особыми качествами, которых не было бы у западного длинноклинкового оружия, катаны похвастаться не могли. Остроту их сверхъестественной назвать тоже нельзя: бумагу, ткань и другие вещи европейские клинки режут ничуть не хуже. Хотя, надо признать, что катана действительно могла разрубить всадника до седла, но на это были способны и европейские клинки.

Так что разрубить катаной другую катану, а уж тем более европейский полуторный меч, невозможно. Если не верите — посмотрите, как экспериментатор в немецкой передаче Welt der Wunder пытается это проделать. Самураю с такой катаной, схлестнувшемуся с рыцарем или хотя бы наёмником‑ландскнехтом, пришлось бы нелегко.

4. Самурайские мечи ковали из тысяч слоёв стали

Многие считают, что настоящие катаны куются мастером‑оружейником в течение нескольких лет. За это время кузнец множество раз складывает стальную заготовку, сообщая мечу невероятную прочность и остроту.

Это, конечно же, заблуждение. Заготовки из тамахаганэ, японской стали, называемой также «алмазной», и правда изготавливаются путём многократного сложения и последующего расплющивания металла.

Но слоистую сталь, которую записывают в преимущества катаны, японцы делали не из‑за её уникальных свойств, а потому что у них не было более эффективного способа очистить железистый песок от примесей и лучше распределить в металле углерод. Такой метод обработки железа — не великая тайна японских мастеров, а вполне обыденная техника, которой пользовались по всему миру.

Тысячи раз сталь не складывали. Сгибать заготовку больше 20 раз — бессмысленно терять время, поскольку это приводит к чрезмерной диффузии углерода в материале и прочность клинка снижается. Процесс сгибания стали, называемый сита‑китаэ, повторяли всего 8–16 раз.

А когда японцы начали завозить металл из Европы, то вообще бросили тратить силы на сита‑китаэ, ведь европейская сталь была дешевле и гораздо лучше по качеству.

И катаны не ковали годами. В среднем на один меч уходило от трёх недель до нескольких месяцев.

5. Огнестрельное оружие для самурая неприемлемо

Как известно, огнестрел придумали трусливые гайдзины, которым неведом путь чести. Настоящему самураю противны такие штуки. Он сражается с врагом лицом к лицу и только на мечах. А если враг стреляет в него, самурай примет смерть с мужеством. Ну или отобьёт пулю в полёте катаной. По крайней мере, в кино.

В реальности самураи не только не презирали огнестрельное оружие, но и приняли его на вооружение почти сразу, как его завезли в Японию европейцы. Португальский колесцовый замок, названный японцами танегасима, в 1543 году, изменил войны в Японии.

Воинские отряды стали формировать из аркебузиров и пикинёров. Японцы настолько увлеклись огнестрелом, что к концу XVI века обзавелись корпусом аркебузиров численностью больше, чем у любой европейской страны.

В основном огнестрельное оружие — и ручные пистолеты, и винтовки, и пушки — закупались в Нидерландах. И владеть каким‑нибудь крутым импортным стволом у самураев считалось не позорным, а, напротив, почётным и статусным.

6. Самураи были элитными воинами

Обычно самураев считают бесстрашными воинами, которые всю свою жизнь посвящают войне. Но это неверно. Слово самурай, если поискать ему альтернативу в других языках, будет значить скорее не «воин», а «дворянин» или «аристократ», а напрямую переводится как «тот, кто служит».

Соответственно, среди самураев хватало и тех, кто вовсе никогда не сражался. Они исполняли обязанности сборщиков налогов, счетоводов, чиновников и так далее.

Над такими самураями иногда даже смеялись настоящие воины, говоря, что те носят мечи неправильно — в более горизонтальном положении, которое не позволяет мгновенно выхватить оружие.

И самураев вряд ли можно назвать настоящей малочисленной элитой. Например, в 1600 году в Японии проживало примерно 18 миллионов человек, и самураи составляли 5–6% от общей численности. Так что вряд ли можно назвать их малочисленным сословием.

7. Умелый самурай остановит катану хлопком ладоней

Порой воинские умения самураев в фильмах и аниме показывают совсем уж неправдоподобно. Так, иногда опытные буси умудряются остановить удар катаны противника, зажав её между двух ладоней. Выглядит это очень круто, но абсолютно нереалистично.

Вообще, в разных школах фехтования — и японских, и европейских — существовали приёмы, позволявшие отобрать у противника меч. Но перед тем как хватать оружие за клинок, крайне желательно надевать наручи и плотные перчатки. Голыми руками же лезвие не трогают — хватать можно только рукоять или руки оппонента. Остановить же удар клинка хлопком ладоней попросту невозможно — вам просто изувечат или вовсе отрубят конечности.

8. Самураи следовали кодексу Бусидо

Считается, что «Буси‑до», путь воина, — некий свод правил, регламентирующий жизнь самурая. И каждый буси должен знать этот кодекс. Если он нарушит его, то будет вынужден совершить ритуальное самоубийство сэппуку, ведь воин должен строго блюсти свою честь.

В реальности же правила поведения у самураев, конечно, были, но неписаные. Наиболее полный их список составил в своей книге «Хагакурэ» самурай Ямамото Цунэтомо. Вот только есть одно маленькое но: он не был настоящим буси, не видел никогда войны и работал управляющим в поместье даймё Сага.

И записывал Ямамото не какие‑то незыблемые правила, а воспоминания старых самураев и свои собственные представления об идеальном воине. Так что судить о буси по «Хагакурэ» — всё равно что составлять представление о рыцарях по куртуазным романам.

У настоящих самураев представления о чести сильно отличались от современных. И, если уж на то пошло, каждый сам составлял для себя правила.

Многие буси не видели ничего предосудительного в том, чтобы зарубить врага со спины без объявления о начале поединка.

Братоубийство, предательство, служба нескольким хозяевам одновременно среди самураев тоже имели место. Да что уж там говорить, целое искусство баттодзюцу посвящено тому, чтобы быстро выхватить меч и убить человека, пока он ничего не подозревает — например, во время чайной церемонии. Это не очень‑то напоминает честный поступок.

9. Сэппуку — лучший конец для самурая

Самурай, уронивший своё достоинство, по идее, непременно должен был совершить ритуальное самоубийство сэппуку. Заключалось оно в следующем: буси облачался в белое, писал прощальные стихи, затем становился на колени и коротким клинком кусунгобу вспарывал себе живот. Сделать это следовало без колебаний и с непроницаемым лицом.

А товарищ самурая, называемый кайсяку, должен отрубить ему голову, но не до конца, а так, чтобы та повисла на куске кожи. Если кайсяку по небрежности снесёт голову начисто, самурай будет покрыт позором. Если же самурай держался стойко, живот его был вспорот правильно и голова была отрублена безукоризненно, то его честь была спасена.

Звучит жутко, но на самом деле харакири в большинстве случаев делали не ради спасения чести, а чтобы избежать ещё больших неприятностей. Например, если самурай терпел поражение в бою и ему угрожали плен и пытки, он выбирал более быстрый конец, который к тому же помогал сохранить лицо.

Вполне разумно, учитывая, насколько жестоко самураи обходились с пленными — сожжение, распятие и варение в кипятке были обычным делом. Особенно невезучего могли распилить пополам… деревянной пилой.

А для самураев, опозоривших своего даймё, сэппуку иногда было единственным средством сохранить имущество.

Ведь если буси вспорет свой живот, его состояние будет передано наследникам. А если его будут судить и приговорят к смерти, то имущество конфискуют.

Наконец, мучительное харакири по правилам делали не так уж часто. Если самурай понимал, что гибель неизбежна, он мог ритуально коснуться живота веером, обойдясь без страданий, вывалившихся внутренностей и крови, а кайсяку быстро обезглавливал его.

И вдобавок, если даймё самурая погиб или совершил харакири сам, буси не обязательно было следовать его примеру. Он мог уйти в монастырь и жить там — это считалось допустимой альтернативой сэппуку. Либо можно было немного поступиться правилами и найти себе нового господина.

10. Ронины — честные и порядочные ребята

В современной культуре ронины, бродячие воины без хозяина, дома и средств к существованию, изображаются благородными одинокими рыцарями. Они без колебаний встают на защиту простых людей, ставят на место зарывающихся самураев и стараются восстановить свою честь и доброе имя благими поступками и смелыми подвигами.

На самом же деле многие ронины становились членами банд, грабителями, насильниками и головорезами.

Самураи в Японии пользовались правом «убить и уйти», то есть зарубить любого простолюдина за косой взгляд. Или чтобы проверить остроту меча.

Лишившись даймё, ронины не отказывались от своих самурайских замашек. Они убивали, отбирали чужое имущество и занимались рэкетом. Многие из них стали предводителями банд якудза. Как видите, в реальности ронины были вовсе не такими приятными личностями, как Затойчи в фильме Такеши Китано.

АВТОР: ДМИТРИЙ САЖКО

Источники:

The Japanese Sword, The Connoisseur’s Book of Japanese Swords

The Connoisseur’s Book of Japanese Swords, What Was the Sword Hunt in Japan?

Samurai: The Code of the Warrior

Understanding Samurai Disloyalty

Ideals of the Samurai: Writings of Japanese Warriors

Tanegashima: The Arrival of Europe in Japan 

https://lifehacker.ru/

2+

от admin