Тёмный властелин

0
В годы Второй мировой войны из-за весьма специфичных взглядов английских военных на то, какими должны быть танки, британское танкостроение несколько раз заходило в тупик. В результате самым массовым английским лёгким танком стал американский Stuart, а самым массовым средним — Sherman. Только в производстве тяжёлых танков англичане полагались на собственные силы: у Churchill не оказалось подходящей альтернативы из-за рубежа. Впрочем, и его англичане пытались неоднократно заменить. Одним из таких сменщиков стал танк Black Prince I – прямое развитие Churchill, оказавшееся менее удачным, чем прародитель.
Формально у англичан тяжёлых танков не было вообще. В 1930-е годы в Великобритании была создана новая, специфичная система бронетанкового вооружения, согласно которой танки разделились на лёгкие, крейсерские и пехотные. Churchill, запущенный в серийное производство с 1941 года, относился к тяжёлому подтипу пехотного танка. Впрочем, фактически это был типичный тяжёлый танк, причём, даже несмотря на все «болячки», не самый плохой. Как показало боевое применение, в том числе на советско-германском фронте, Churchill вполне успешно справлялся с задачей тяжёлого танка прорыва, хотя ему не хватало подвижности и вооружения. Впервые о замене Churchill англичане задумались в 1942 году. Правда, потенциальные альтернативы оказались ещё хуже. Неудача со сменщиками позволила Churchill прожить на конвейере больше, чем предполагалось, и в итоге он стал самым массовым тяжёлым танком в истории.
Одна из проблем, с которой английская промышленность боролась практически всю войну, — танковое вооружение. 2-фунтовая (40-мм) пушка, появившаяся незадолго до начала Второй мировой, была современным орудием вплоть до начала 1941 года. После появления в Северной Африке войск Роммеля быстро стало ясно, что мощи огня этого орудия не хватает для эффективной борьбы с немецкими танками, получившими экраны в лобовой части либо 50-мм броню. Работы над 6-фунтовой (57-мм) танковой пушкой начались ещё до того, как Африканский корпус высадился в Ливии, но так сложилось, что машины, вооружённые этой системой, появились на фронте только к середине 1942 года. Среди них оказались и Churchill, для которых переход на новое орудие прошёл относительно легко. Между тем ещё в конце 1941 года начались работы по гораздо более мощному орудию калибра 76,2 мм. По английской традиции калибр также измерялся в массе снаряда, на сей раз 17-фунтового. Это орудие было не только мощнее, но и тяжелее, а главное, больше. В результате ни один из имевшихся на вооружении английских танков не подходил для его установки.
Проблему отчасти решили благодаря тому, что имевшиеся на вооружении американские Sherman и Achilles имели башни, вполне подходившие для установки 17-фунтовых пушек. Работы по ним, конечно, затянулись, зато появились Sherman VC и Achilles IIC, ставшие грозным оружием и по-настоящему массовым явлением с лета 1944 года. Что же касается английских танков, то они получили 75-мм пушки с баллистикой американского танкового орудия M3. Это же касается и Churchill: такое орудие появилось на Churchill VII, также на него перевооружили бо́льшую часть танков более ранних модификаций. Это стало финалом роста вооружения для текущего шасси. Слишком большое по габаритам орудие, а главное, слишком маленькая по габаритам башня уже не позволяли развиваться с точки зрения вооружения. Это касалось не только Churchill, но и всех остальных английских танков того периода. Новостью для английских военных это не стало: ещё в 1942 году запустили программу разработки крейсерского танка A30, первый опытный образец которого построили к осени 1942 года. Изобретать велосипед не стали и попросту удлинили шасси крейсерского танка Cromwell, поставив новую башню с 17-фунтовым орудием.
В случае с Churchill подобных фокусов делать не стали. Конечно, имелся неудачный опыт в виде самоходной артиллерийской установки Churchill Gun Carrier, но это всё же не танк. Причиной этого было то, что шасси пехотных танков для 17-фунтовой пушки считались не приоритетными. Исключением был лишь Valentine, причём история появления истребителя танков Archer I стала скорее демонстрацией того, как машина получилась вопреки первоначальной концепции. Что же касается Churchill, то этот танк и не рассматривался как носитель 17-фунтового орудия. Как истребитель танков он был слишком тяжёлым и медленным, а для установки 17-фунтовой системы как танковой требовалось слишком много переделок. В результате обсуждение будущего сменщика Churchill началось только во второй половине 1943 года. Отчасти это стало возможно благодаря тому, что в сентябре 1943 года появились первые наработки по тяжёлому крейсерскому танку A41, позже получившему обозначение Centurion. Для него разработали новую башню, которая, в отличие от A34 Comet, рассчитывалась под полноценную 17-фунтовую пушку. Помимо того, что башня A41 была ниже A30, на сей раз английские конструкторы решили пойти по американскому пути и сделать башню, что называется, на вырост. В результате диаметр погона в свету составил 1880 мм — позже это позволило ставить в Centurion более мощные системы. В чистом виде башню A41 на новый танк ставить не собирались, но в декабре 1943 года фирма Vauxhall получила комплект технической документации на башню крейсерского танка.
От A41 планировалось позаимствовать не только общую схему башни. На пехотном танке, получившем кодовое обозначение A43, предполагалось и существенно улучшить броневую защиту носовой части корпуса. Даже наличие на Churchill VII брони толщиной 152 мм не полностью решало проблему защиты. После изучения немецкого среднего танка Pz.Kpfw.Panther Ausf.D, который любезно предоставила советская сторона, английские военные внезапно осознали, что одним из способов повышения броневой защиты может стать установка листов лобовой части корпуса под рациональными углами наклона. Это должно было существенно поднять уровень броневой защиты, но натолкнулось на одну проблему. При установке листов под рациональными углами наклона приходилось убирать установку курсового пулемёта BESA. Кроме того, механик-водитель лишался смотрового лючка. Как ни странно, именно эти факторы стали решающими, в результате лоб A43 сохранили в конфигурации, очень близкой к Churchill VII. На фоне роста огневой мощи орудий такое консервативное решение выглядит диковато, но у английских военных имелись свои резоны. Потенциально A43 наверняка рассматривался как база для огнемётного танка, а при новой конструкции носовой части это становилось если не невозможным, то очень сложным. Одним словом, новая тяжёлая платформа для 17-фунтового орудия, получившая обозначение Black Prince, революцией не стала. Назвали танк в честь Эдуарда, Герцога Корнуольского, знаменитого военачальника времён Столетней войны. Это имя было почётным, его носил ряд английских военных кораблей. Правда, не все они имели счастливую судьбу, но в 1944 году это никого не смутило.
Великан со слабым сердцем
Облик A43 стал окончательно формироваться ближе к лету 1944 года. К тому моменту окончательно сформировались и требования Генерального штаба к машине. Сводились они к простой формуле: увеличенный в размерах Churchill с новой башней и 17-фунтовой пушкой. Это хорошо видно в требованиях по броневой защите машины. Они практически полностью повторяли требования по броневой защите Churchill VII, то есть, по мнению Генштаба, толщины лба 152 мм и бортов 95 мм было вполне достаточно для пехотного танка нового поколения.
Помимо того, что на танке отказались от рационального наклона броневых листов, массу вопросов вызывает выбор моторно-трансмиссионной группы. Создаётся впечатление, что английские военные пошли по пути известной поговорки «старый конь борозды не испортит», забыв про вторую её часть: «но и глубоко не вспашет». Изобретать велосипед в случае с силовой установкой не стали, взяв тот же самый оппозитный Bedford Twin-Six, который в версии для Churchill VII форсировали до 350 л.с. На сей раз ничего форсировать не стали — в результате удельная мощность машины снизилась до чуть больше 7 лошадиных сил на тонну. Конечно, это не Infantry Tank Mk.I, у которого удельная мощность чуть превысила 6 лошадиных сил на тонну, но не так уж и далеко. Ввиду возросшей массы коробку передач поменяли на усиленную — Merritt Brown H 52. Впрочем, она не особо отличалась от КПП, стоявшей на Churchill VII.
Никаких революций не наблюдалось и с точки зрения ходовой части. Подвеска и опорные катки брались с Churchill, при этом пружины усилили, а число опорных катков на борт довели до 12. Это оказалось связано с небольшим увеличением длины корпуса. Конструкция ведущих колёс и ленивцев изменилась, но в целом они мало отличались от тех, что ставили на Churchill VII. Что изменилось сильнее, так это траки. Помимо того, что их ширина выросла до 609 мм, изменилась их конструкция. Базой для траков послужила конструкция для Churchill VII, но при этом имелась масса различий. Позже этот трак послужил базой для конструкции, которую реализовали на штурмовом танке A39 Tortoise. Эволюционировали и развитые крылья. Базой для них послужила конструкция Churchill, но имелись и различия. Было решено отказаться от развитых передних брызговиков, к которым имелась масса претензий. Конечно, они защищали механика-водителя от летевшей с гусениц грязи, но первые же выстрелы из пушки приводили к повреждению и отрыву брызговиков. Поскольку теперь ленивцы не так сильно выдавались вперёд, брызговики стали значительно меньше в размерах, а передняя секция крыльев получила небольшой наклон. Это позволило хотя бы немного улучшить ситуацию с обзором с места механика-водителя — по крайней мере, он стал хоть что-то видеть по сторонам из перископических приборов MK-IV.
При разработке корпуса A43 также бралась за основу конструкция Churchill VII. К тому времени сварка окончательно пришла на смену соединению листов при помощи заклёпок, болтов и уголков. Помимо того, что корпус A43 стал немного длиннее и шире, продолжилась эволюция по улучшению защиты, особенно с боковой проекции. Эвакуационные люки в бортах остались, но при этом их конструкцию усилили. От воздухозаборников двигателя в бортах корпуса отказались, их перенесли на кормовую плиту. Это не только улучшило ситуацию с защитой, но и компенсировало рост корпуса по ширине. Танк и так стал очень широким: полная ширина оставила 4442 мм, что было уже близко к пределу по железнодорожному габариту. Одновременно с переносом воздухозаборников более защищённой стала крыша моторно-трансмиссионного отделения. В связи с ростом массы машины толщину кормового листа снизили до 51 мм, но при этом его разместили под наклоном. Конструкция лобовой части корпуса изменилась минимально, поскольку считалось, что с защитой лба корпуса у Churchill VII и так дела обстоят неплохо. Вместе с тем способ сборки листов несколько отличался. В частности, стык между центральным и верхним кормовыми листами корпуса прикрывался выступом, что снижало риск поражения сварных швов.
Наиболее заметным изменением стала башня. Как уже говорилось выше, в декабре 1943 года Vauxhall получила документацию на башню A41. Вместе с тем можно легко заметить, что простого копирования башни Centurion не произошло. Башни двух танков роднил диаметр погона и общая конструкция носовой детали, представлявшая собой единую отливку, сделанную с оглядкой на башню Comet. Также были позаимствованы некоторые детали с крыши башни, например установка 2-дюймового миномёта. Очень похожими оказались и командирские башенки. Различия начинались уже на стадии орудийной установки. В то время как на A41 экспериментировали со спаренным вооружением, в случае с A43 альтернатив пулемёту BESA не было (его традиционно поставили слева от орудия). Аналогично A41 произошла рокировка мест командира и заряжающего. Теперь командир размещался справа (вместе с командирской башенкой), а заряжающий — слева. Наводчик также переместился в правую сторону. Основная часть башни, аналогично A41, имела сварную конструкцию, но без ярко выраженной кормовой ниши. Кроме того, сама по себе башня больше напоминала Churchill. С Churchill в изменённом виде перекочевал и люк заряжающего, а также забашенный ящик для личных вещей. Одним словом, получилась вполне самобытная конструкция.
Одной из характеристик, которые на A43 удалось довести до приемлемого уровня, стал боезапас. У танков с 17-фунтовым орудием дела по этому показателю обстояли не лучшим образом. Например, у Challenger боекомплект составлял 48 выстрелов, а у A41 его удалось довести до 75 выстрелов. A43 стал рекордсменом: его боекомплект составил 89 выстрелов (по ТЗ — 90), плюс 8125 патронов к пулемётам BESA и 20 мин к казнозарядному миномёту. Таким образом, машина заслуженно носила звание пехотного танка. Благодаря столь внушительному боезапасу она была способна вести продолжительный бой, поддерживая пехоту. Другое дело, что удачная боевая машина — это совокупность ряда характеристик, а к некоторым из них, как показало будущее, была масса вопросов.
Танк не для той войны
Решение о постройке опытных образцов A43 было принято в мае 1944 года, то есть ещё до высадки союзных войск в Нормандии. Согласно первому контракту с Vauxhall, строилась партия из шести опытных машин. Танки получали регистрационные номера T.353280–T.353285. Из этого числа два танка оставались на Vauxhall для испытаний, один — на испытания стрельбой, один — на испытания брони на расстрел, один — на длительные испытания, а последний — для испытаний на преодоление водных преград. Следует отметить, что в проект продолжали вносить изменения, значительную часть которых реализовали. Среди них было размещение 90 выстрелов к орудию (влезло 89) и установка казнозарядного миномёта с круговым вращением. Имелись и предложения, которые так и не стали реализовывать. Во-первых, возникла идея установить 32-фунтовую (94-мм) танковую пушку, которую разработали на базе 3,7-дюймовой зенитки. От этой идеи решили отказаться, поскольку выяснилось, что в башню A43 она не влезет. Во-вторых, появилось предложение не испытывать судьбу и поставить в танк мотор помощнее. Таковой имелся в распоряжении — 12-цилиндровый Rolls Royce Meteor, развивавший мощность 600 л.с. Этот мотор не был дефицитным: его устанавливали в Cromwell, Comet и Challenger, его же ставили и в A41. По неизвестным причинам заменить силовую установку так и не решились. Решение как минимум удивительное, особенно с учётом того, что тот же самый мотор позже «возил» серийные Centurion, которые быстро достигли боевой массы в 50 т.
Следует отметить, что Военное министерство даже до изготовления первых A43 (или Black Prince I, как он указывался в инструкциях) всерьёз думало быстро запустить машину в серийное производство. 30 июня 1944 года был подготовлен второй контракт, который подразумевал выпуск ещё 300 машин. Другой вопрос, что для запуска крупной серии требовалось сначала построить первую партию, а с этим возникли проблемы. Полноразмерный макет Black Prince I показали в сентябре 1944 года, при этом Vauxhall предполагала как можно быстрее запустить производство машины. Увы, желания не совпали с возможностями. Ввиду различных накладок (включая и то, что поставщик орудий перепутал стволы, вместо Mk.VI прислав 17-фунтовые орудия Mk.III) первый опытный образец построили только к январю 1945 года.
Первые испытания показали, что машина развивает среднюю скорость 17,5 км/ч по шоссе и 12 км/ч на бездорожье. В этом смысле ситуация с перегрузом выглядела не так страшно. Танк хорошо вёл себя на тяжёлом бездорожье. Кроме того, машина легко управлялась, её похвалили с точки зрения стабильности как орудийной платформы. Сложность состояла в том, что вновь вернулись проблемы с коробкой передач (эта же неприятность едва не погубила Churchill в начале его карьеры). Чудес не бывает: рост боевой массы более чем на 10 т (а полная масса Black Prince I достигла 50 т) рано или поздно должен был сказаться на работе трансмиссии.
Танки установочной партии стали покидать Vauxhall в начале 1945 года. На войсковых испытаниях машина вызвала смешанные чувства. С одной стороны, она хорошо показала себя как орудийная платформа, отмечалась эффективная работа системы вентиляции и хорошая обзорность. С другой стороны, конструкция корпуса подверглась критике. Желание сохранить курсовой пулемёт BESA привело к тому, что машина имела примитивную конструкцию носовой части корпуса, которая вызвала разочарование.
Нередко можно слышать, что эти танки якобы срочно направили на фронт, куда они не успели. На самом деле это не так. В отличие от A41, которые весной 1945 года действительно отправили на фронтовые испытания (куда они опоздали), с Black Prince I такого не произошло. Сама по себе транспортировка этой машины составляла массу проблем, поскольку 40-тонные полуприцепы, на которых перевозили английские танки, были слабоваты для 50-тонного гиганта. Кроме того, периодически возникавшие проблемы с коробкой передач не оставляли шансов на войсковую командировку. Не осталось шансов и на крупную серию.
Окончание боевых действий в Европе стало сигналом к прекращению крупномасштабного выпуска танков и САУ. 30 мая 1945 года наступил черёд Black Prince I, и контракт на выпуск 300 танков отменили.
На этом работы по тяжёлым танкам в Англии не закончились. К моменту, когда отменили программу A43, вовсю шло проектирование пехотного танка A45, который базировался на наработках по Centurion. A45 оказался неудачной машиной, но развитие его концепции в конце концов привело к созданию FV214 Conqueror — первого и последнего английского серийного тяжёлого танка. Из шести выпущенных Black Prince I повезло танку с серийным номером 4. Ныне эта машина находится в Бовингтонском танковом музее. Она условно ходовая: судя по фотографиям, коробка передач периодически даёт о себе знать.
Автор:Юрий Пашолок
Источники:
  1. https://warspot.ru
  2. US NARA
  3. Архив автора
  4. Mr. Churchill’s Tank: The British Infantry Tank Mark IV, David Fletcher, Schiffer Publishing, Ltd, 1998, ISBN 978-0764306792.
0

Помощь проекту

Уважаемые читатели! Мы работаем для вас — стараемся подбирать и публиковать самые интересные и познавательные статьи. Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете помочь развитию нашего журнала.
Заранее благодарим вас за вашу поддержку!
https://www.privat24.ua
Карта Приватбанк 5168745300344147